Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Монетарный саботаж

Никита Кричевский о том, не переигрывают ли центробанковские недотроги с независимостью

Формирование нового правительства возродило надежды на принятие эффективных мер по развитию экономики и качественному использованию институционального инструментария, предоставленного нацпроектами. Речь в первую очередь о деньгах, но не только. Тут и цифровизация, и инфраструктура, и рамочные новации, направленные на ускорение инвестиционной активности.

Но даже если в систему государственного управления войдут суперпрофессионалы, понимающие, что распределение ограниченных ресурсов (здесь – не рабочего времени или труда, а исключительно средств бюджета) – это путь в бухгалтерское никуда, все благие намерения пойдут прахом по вине всего одного ведомства под названием «Банк России».

«Ведомство»? Поясню.

В последние дни общественность принялась обсуждать анонсированные в Послании поправки в Конституцию. Мол, изменения будут точечные и референдума не потребуют. Так кто или что может помешать креативщикам заглянуть в ст. 75 Конституции, по которой «защита и обеспечение устойчивости рубля – основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти»?

С одной стороны, Центробанк – одна из государевых дланей, а с другой, от прочих конечностей эта длань как бы независима, что, согласитесь, нонсенс. Проще говоря, когда ЦБ пачками отбирает банковские лицензии или без решения суда поражает в правах горе-финансистов, внося их в «черные списки», он выполняет функции государства.

Но когда Центробанк призывают координировать действия с макроэкономическими ориентирами общества, ЦБ тут же напоминает, что он – независимая длань рынка. Американский Федрезерв тоже, кстати, независим, однако он таргетирует не только инфляцию, но и создание новых рабочих мест.

Наш же ЦБ живет как будто в продолжение четверостишья Маяковского:

Я в восторге от Нью-Йорка города.
Но кепчонку не сдеру с виска.
У советских собственная гордость:
На буржуев смотрим свысока.

Кстати, сам процесс отзыва лицензий с криминальным душком. Одни «неудачники» продолжают писать стихи, качать нефть, получать кредиты от ЦБ под 0,51% годовых, а другие ставятся перед необходимостью в течение 30 дней возместить десятки миллиардов рублей убытков и даже «посидеть на дорожку». Кто-то с кем-то не договорился?

Ок, с конституционной функцией Центробанка разобрались, вернее, не стали углубляться в темный лес, делегировав эту почетную обязанность конституционным правщикам. А что с целями работы ЦБ?

Статья 3 Закона о Банке России декларирует, что его целями являются защита и обеспечение устойчивости рубля, развитие и укрепление банковской системы, обеспечение стабильности и развитие национальной платежной системы, а также финансового рынка.

Про экономику или уровень жизни людей опять даже косвенно ни слова.

Другими словами, снижение ставок по кредитам, стимулирование взаимодействия банковского сообщества с МСБ, монетарный протекционизм по примеру Китая – это добрая воля ЦБ и только. Никаких законодательных мотивов у Центробанка нет.

Хотя стоп. Обеспечение устойчивости рубля через «плавающий» курс или контролируемую инфляцию, по мысли ЦБ, положительно сказывается как на развитии экономики, так и на уровне жизни людей.

Про инфляцию бесспорно: рост цен – это неформальный налог на всех. Но что удивительно, инфляция год от года снижается, а доходы людей не растут. Выходит, либо экономика у нас неправильная, либо что-то в центробанковской консерватории не так.

Про «плавающий» курс приведу всего один контраргумент. В прошлом году рубль укрепился с 67,08 руб. до 61,91 руб. за $1 или на 7,7%. Способствовало это развитию экономики? Нет.

Экспорт начал увядать, зато импорт расцвел, а внутреннее производство оказалось в стагнации. Но годовая инфляция установила рекорд – всего 3%. Кто от этого выиграл? Экономика точно нет.

Но, может, растущие международные резервы – повод для гордости? Едва ли. На 1 января этого года международные резервы Банка России достигли $554,4 млрд, прибавив за год $85,9 млрд. Но ЦБ тут опять-таки ни причем, таково бюджетное правило.

Поражает, что совокупный доход от размещения средств ФНБ, части международных резервов, в 2019 году уменьшился ровно на 6 млрд руб., до 52,7 млрд. Такой вот бизнес по-центробанковски: денег в ФНБ больше, доходов от их использования меньше.

Ах, да, прошлом году чистый отток капитала уменьшился в 2,4 раза. Ура? Вновь расстрою: Россия уже шестой год под санкциями, деньги из нашей страны проверяются под лупой, но капитал упорно продолжает бежать из страны. Хотя если сравнивать с реалиями пресловутых 90-х (а лучше с 1913-м), то прогресс налицо.

В 2019 года с инвестициями случился форменный провал. Если в 2017 году прирост инвестиций зафиксирован в 4,8%, а в 2018 году – 4,3%, то по итогам 3-х кварталов 2019 года прибавление составило всего 0,7% год к году (в 4-м квартале ЦБ прогнозировал рост инвестиций аж до 1,0%). И это в первый год реализации национальных проектов!

Не погрешу против истины если скажу, что ЦБ фиолетово на частные инвестиции, посмотрите «Основные направления денежно-кредитной политики до 2022 года». Там, кстати, записано, что расширение частного кредитования к инфляции приведет обязательно, а бюджетное финансирование (нацпроектов) – нет. Ну не шизофрения?

Вернемся к фиаско по инвестициям: казалось бы, при чем здесь ЦБ? А вот при чем. Инфляция по итогам 2019 году составила, напомню, 3%, а ключевая ставка – 6,25%, то есть нейтральная ставка более чем в два раза превышает реальную (сравните с Китаем, где все с точностью до наоборот).

Бизнес брать кредиты под высокий процент не хочет: за ноябрь 2019 г. корпоративное кредитование показало нулевую динамику, а год к году выросло всего на 3,0%. Что до его собственных средств, то по большей части они сгорели в банках с отозванными лицензиями.

В кредитовании физлиц тоже все плохо, в частности, усугубляется заморозка ипотечного рынка, еще одного президентского приоритета. В ноябре 2019 году количество выданных ипотечных кредитов снизилось на 17,1% год к году, а объем кредитов в рублях по сравнению с тем же месяцем 2018 году упал на 10,4%. И это притом, что средняя ставка по рублевой ипотеке в ноябре опустилась до 9,19% против 9,4% в октябре.

Люди отказываются от приобретения жилья, а с ним – от рождения детей. Народ не уверен в будущих доходах, его пугают высокие цены, он в оторопи от лицемерия, к которому причастен и Центробанк. К примеру, программа льготной ипотеки для семей с двумя и более детьми под 6% распространяется только на первичное жилье. На вторичку – извини. Мог ли ЦБ не вводить в заблуждение президента? Или чем хуже – тем лучше?

Про бедность. По итогам трех кварталов 2019 года количество бедных в стране увеличилось до 19,2 млн человек, а их доля выросла до 13,1% населения. Как ЦБ будет участвовать в выполнении майского указа президента о снижении бедности вдвое к 2024 году?

Как, как – новыми кредитами. Не имеете возможности заработать – берите ссуду. За 2,5 года, с 1 января 2017 года по 1 июля 2019 года совокупный долг домохозяйств вырос почти в полтора раза, с 12,3 трлн до 18,4 трлн рублей. Население закредитовано? Так это его проблемы, у банкиров и Центробанка все отлично.

Зато все в ажуре на фондовом рынке. Правда, в ЦБ, видимо, подзабыли, что предназначение фондового рынка – не поощрение финансовых барыг, а трансформация сбережений в инвестиции, но это детали. Регулятор уверен, что создан для обеспечения безмятежного сна фондовых спекулянтов и только.

Скажите, мне одному кажется, что центробанковские недотроги слегка переигрывают с независимостью?

Автор — доктор экономических наук, профессор