Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Реплика

Монополии не оставляют шансов российской экономике в кризис

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Почему экономика РФ нуждается в снижении доли госмонополий и госсектора в целом

В теории, по-настоящему рыночная экономика должна быть устроена таким образом, чтобы в случаях проявления кризисных явлений запускались встроенные рыночные механизмы сглаживания негативных эффектов. Так, падение спроса на ресурсы должно приводить к снижению их цены и, соответственно, издержек со стороны потребителей, что не только позволяет им облегчить свое положение, но и создает основу для начала восстановления.

Однако, в российской экономике настолько прочно доминирует госсектор и монопольные структуры, плохо соответствующие принципам рынка, что единственным выходом становится постоянное «ручное» управление экономикой со стороны государства для подстройки под складывающиеся условия.

Но в какой-то момент достигается предел – справиться с управлением неповоротливой государственной «машиной», узлы и агрегаты которой начинают работать в соответствии с собственными стимулами и представлениями, становится крайне сложно. В результате механизмы, которые должны сглаживать кризисные явления, так и не запускаются, лишь увеличивая остроту и тяжесть проблем.

Яркий пример – текущая ситуация с ценами на природный газ в России и Европе.

Россия является важнейшим поставщиком газа для стран ЕС, однако, цены на наш газ для многих европейских компаний сегодня уже ниже, чем для российской промышленности. Цены на газ на британской площадке National Balancing Point опустились на этой неделе примерно до 39 евро за 1 тыс. куб. м. И если сравнивать их с ценами на газ для нашей промышленности, то во всех регионах России, кроме Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского автономных округов, оптовые цены на газ выше.

Во многих же регионах (например, в Белгородской, Брянской, Воронежской, Калужской и других областях Центрального федерального округа, в Москве, многих регионах Северо-Кавказского и Южного федеральных округов) оптовые цены на газ уже примерно в 1,5 раза выше уровня Великобритании и примерно равны ценам на торговых площадках стран, в которых нет таких запасов газа, как у нас (в Бельгии, Франции, Нидерландах).

Для европейских компаний, как видим, как раз и начинает работать этот встроенный механизм поддержки, который так необходим в кризис.

А у нас он не работает, поскольку рынок фактически монопольный, и цены на газ регулируются государством. И несмотря ни на какой кризис, речи о снижении цен на газ в России нет. Напротив, ФАС предложила с 1 июля оптовые цены на газ еще и повысить на 3%. В результате, страны-импортеры российских ресурсов получают сегодня конкурентное преимущество перед отечественными производителями, в то время как мы не можем хоть как-то использовать нашу сырьевую зависимость с пользой для себя.

Такая система, когда неэффективное госуправление препятствует эффективной работе рыночных механизмов, красной нитью проходит через всю экономическую политику в стране.

Банк России, например, проводя жесткую политику практически по всем фронтам, не может не замечать устойчивый рост уровня монополизации банковского сектора. Если еще в 2013 году на крупнейшие 5 банков приходилось около 50% активов банковской системы, что и тогда считалось крайне высоким уровнем, то сейчас – уже около 60%, при том, что 4 из 5 этих банков являются государственными.

Становится ли от этого лучше потребителям банковских услуг? Вряд ли.

К началу 2020 года в 17 субъектах РФ вообще не осталось своих кредитных организаций (только филиалы). И это вполне сочетается с данными о том, что в 2019 году на 3 региона пришлось 68,4% всех выданных в стране кредитов, в то время как на весь Сибирский федеральный округ пришлось всего 4,4%, а на Дальневосточный – и вовсе 2,4%. Однако сокращая количество кредитных организаций в стране, Банк России не показывает, что действительно озабочен тем, насколько здоровая среда остается на банковском рынке в результате этих действий.

Да и в рамках борьбы с инфляцией Банк России действует таким образом, что лишь усиливает негативные эффекты госрегулирования.

Вместо того, чтобы скорректировать свою цель по инфляции, исключив из нее инфляцию, вызываемую регулируемыми государством тарифами, Банк России годами пытается игнорировать нерыночные особенности нашей экономики и идти к цели, которую сам же для себя и поставил, путем сдерживания экономической активности в стране в целом.

В итоге получается бесконечный замкнутый круг, когда бизнес и население наблюдают за тем, как удерживание процентных ставок на завышенном уровне, по сути, оправдывается ростом тарифов, и так из года в год. Глядя на это, уже сложно поверить в то, что центральный банк действительно хочет помочь экономике создать условия для роста. Бизнес же в это время все больше сконцентрирован на поиске путей для выживания.

Для того чтобы выйти из этого замкнутого круга проблем, необходимо, собственно, принять два простых, но ключевых факта.

Во-первых, российской экономике критически необходимо снижение доли госмонополий и госсектора в целом. Однако эта задача достаточно долгосрочная. Во-вторых, что сегодня более важно, если уж сложилось так, что сгладить кризисные явления можно преимущественно за счет госрешений, то настал тот момент, когда эти решения надо принять.

Иначе высокие тарифы на газ, электроэнергию, высокие ставки по кредитам уже в недалеком будущем оплачивать будет практически некому.

Автор — аналитик Института комплексных стратегических исследований