Новости

Белоруссия перед выбором: заразителен ли пример Украины

Чем обернется для Белоруссии политический и экономический крен в сторону Запада

Слушать
Остановить
Не будет преувеличением сказать, что последние события в Белоруссии обратили на себя внимание всего мира. Разумеется, пристально следят за происходящим соседи Минска: страны Прибалтики, Польша. Высказывается и Вашингтон: во вторник американский президент Дональд Трамп поставил протестующих в бывшей республике Советского Союза в пример американцам (мол, в Белоруссии протестуют мирно, а на митингах в США так и норовят кого-нибудь побить или что-нибудь поджечь).

Ну, и, конечно же, за происходящем следят в России.

И в виду исторической близости двух народов, и в контексте устоявшихся производственно-экономических связей.

Взять хотя бы Минский завод колесных тягачей, об истории которого «Газета.Ru» писала в понедельник. В своем нынешнем виде МЗКТ был создан на базе производства колесной техники специального назначения Минского автозавода после образования независимой Белоруссии в конце 1991 года.

Россия не пропадет в любом случае

Завод поставлял широкую линейку шасси для ракетных комплексов «Искандер», реактивных систем залпового огня «Ураган», «Смерч», «Град», «Торнадо» всех модификаций, для зенитно-ракетных комплексов противовоздушной обороны. На шасси МЗКТ базируются и мобильные ракетные комплексы «Тополь» и «Ярс».

Если экономика Белоруссии переориентируется с огромным ущербом для Минска на Запад, то, конечно же, Россия не пропадет.

Москва не так давно вела переговоры с Белоруссией о возможности покупки завода, где сложился опытный конструкторский коллектив. Лукашенко, однако, в свое время сорвал сделку, после чего Россия активизировала разработку аналогов большегрузных шасси для мобильных ракетных комплексов «Платформа-О».

О том, что КамАЗ может заняться производством шасси для российской военной техники в связи со срывом сделки по приобретению МЗКТ, еще в марте 2016 года заявил тогдашний премьер-министр Дмитрий Медведев. Программа щедро финансировалась из бюджета и дала результат в 2019 году, когда построенный по формуле 16х16 КАмАз-7850 грузоподъемностью 85 т был отправлен на опытную эксплуатацию в войска. В рамках первой партии в вооруженные силы поступили пять образцов из семейства «Платформы-О». В этой линейке машин тестируются еще несколько образцов.

Тем не менее МЗКТ остается одним из ведущих мировых автопроизводителей, специализирующихся на разработке и производстве многоосных тяжелых грузовых автомобилей и прицепного состава. Автомобили МЗКТ применяются в ракетных войсках стратегического назначения, сухопутных армейских подразделениях и войсках противовоздушной обороны.

Печальный пример Украины

Только вот, если произойдет переориентация белорусской экономики на Запад, вряд ли промышленные гиганты бывшей республики СССР будут приоритетом для новых прозападных властей. На Украине, например, такого рода производства быстро разваливались (взять хотя бы «мирный» Львовский автозавод). Да и России покажется рискованным, если составляющие к ее оборонной программе изготавливались бы в дрейфующей прочь от России прозападной Белоруссии.

Если вообще МВФ не поставит Минску ультиматум с требованием закрыть «морально устаревшие» крупные производства.

Ну, например, под предлогом улучшения экологической обстановки в столице. На этом же основании будет поставлен крест и на проекте атомной электростанции, против которого вот уже не один год протестуют соседи Белоруссии. Никто же не скрывает своих намерений. Потенциальным прозападным властям Белоруссии придется выполнить все эти условия: нужны же будут кредиты, чтобы хоть как-то поддержать экономику страны: льготные цены на газ и так далее — все этого уже может и не быть. А обогреваться зимой как-то надо. Все ведь знают, что на Украине приближение зимы и само это время года — катастрофа. И это при том, что там еще действует несколько АЭС, то есть все не так плохо в плане энергетики.

Как бы события не развивались дальше, очевидно, что главной задачей любой власти в Белоруссии является спасение экономики страны. Плохо это получалось уже при Александре Лукашенко — вспомнить хотя бы его зимние истерики касательно нефти, цены на нее и условий прохождения российского топлива через трубопроводы по территории республики.

Таким образом, никакого другого выхода, кроме конструктивного выстраивания отношений с Россией, у ЛЮБЫХ властей Белоруссии, по большому счету, нет.

Уж слишком нагляден пример Украины. Промышленность развалилась. Надежды на ее восстановление крайне иллюзорны. Украинская аграрная продукция в Евросоюзе в общем не так уж и нужна — им бы поддержать своих фермеров. Долгов на десятки миллиардов долларов. Значительная часть жителей страны на заработках. Унизительные требования МВФ в отношении реализации реформ, которые на фоне растущей коррупции выливаются в повышение коммунальных платежей для основной массы населения. Как следствие политическая нестабильность, перманентное ожидание социального взрыва, вечная перспектива новой революции. Рост преступности и экстремизма, в том числе национального. Пришедшее, наконец, осознание собственной ненужности для Запада, особенно после ущерба, который нанесла экономике США и Евросоюза пандемия коронавируса. Кажется, окончательно испорченные отношения с Россией, где в принципе могла бы быть востребована хотя бы какая-то украинская продукция.

Хотят ли такого будущего белорусы всего этого на самом деле?

Устойчивость к майданам

Вообще, Белоруссия, хоть и глядя со стороны, пережила в своей новейшей истории уже два украинских майдана: в середине 2000-х, ну и, конечно, «революцию достоинства» 2014 года. Оба эти исторических события в общем никак не поколебали устои белорусского общества: отношение к России, согласно опросам общественного мнения, оставалось все это время крайне позитивным. Таким же оно является и сейчас — в момент кризиса, выразившегося в виде протестов против Александра Лукашенко.

Это, в общем, свидетельствует о зрелости белорусского общества.

В отличие от того же самого украинского, где в 2004 году люди вроде бы отвергли победу Виктора Януковича, проголосовав в третьем (!) туре за Виктора Ющенко, а через пять лет в ходе честных и справедливых выборов (во всяком случае, не сопровождавшихся майданом) все-таки сделали именно Януковича главой государства. Как оказалось, только для того, чтобы через четыре года свергнуть уже его в ходе фактически государственного переворота, не дождавшись считанных месяцев до окончания полномочий.

Такая волатильность оказалась не свойственна белорусам, хотя внешних попыток разжигать ненависть по отношению к России на протяжении последних двух десятилетий было хоть отбавляй. Во всяком случае, уж точно не меньше, чем в ситуации с Украиной. Минск географически все-таки ближе к Москве, чем Киев.

Но белорусское общество в этом смысле оказалось крайне стойким. И многие в Москве надеются, что так будет и в дальнейшем.