Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Как раздельный сбор мусора сделал город единым целым

Эксперт-эколог о переходе Москвы на раздельный сбор отходов

С начала этого года, вот буквально с 1 января, Москва решила досрочно перейти на программу раздельного сбора отходов. Да, досрочно, так как согласно федеральному законодательству должна она была это сделать только с 2022 года. Однако Правительство Москвы хорошенько подумало и решилось на этот невероятный шаг, и, если честно, то в тот момент мне казалось, что от этого решения попахивает если не безумием, то уж точно излишней самонадеянностью. И, кстати, не по технологическим причинам – тут-то как раз всё было нормально: после запуска комплекса по переработке в Калужской области и подготовке ещё нескольких подобных уже рядом с Москвой, я понял, что с технологиями, даже на фоне общего бухтения «либеральной общественности» о том, насколько мы всюду отстаём, у нас как раз наоборот - всё более-менее в норме.

Однако мне искренне казалось, что люди совершенно к этому не готовы. А как иначе, уж я-то видел сколько лет потребовалось на внедрение практики сортировки ТБО в том же Стокгольме и при этом я, на протяжении долгих лет, каждый день наблюдал людей в родном дворе, которые спокойно закидывали мешки с мусором в любые контейнеры, и у которых словосочетание «раздельный сбор мусора» вызывало неподдельное веселье. Ведь всё-таки, как ни крути, большинство из тех, кто прошел через девяностые и нулевые внутренне были совершенно не готовы что-то там сортировать ещё на выходе из собственной квартиры. Они ведь все всё равно были свято уверены, что это всё никому не нужно, а выделенные на переработку мусора деньги полностью украдут и вообще «непонятно зачем корячиться».

Но потом, когда во дворах жилых домов установили специальные контейнеры: синие — для бумаги, пластика, стекла и металла, а серые — для всех остальных отходов – начали происходить чудеса. Ну, может быть не моментально, и не все, но люди действительно стали сортировать мусор, выкидывать его по разным контейнерам и обсуждать с соседями эту животрепещущую тему.

Да, сперва были те, кто уверял, что «всё равно машина все контейнеры свалит в одно и увезёт», но очень быстро нашлись те, кто совершенно добровольно и искренне стали им показывать, что это не так.

Были те, кто закидывал в синие контейнеры (которые, понятное дело, заполнялись меньше) мешки со сборным мусором – начались скандалы и к нам во двор доставили еще три свеженьких серых контейнеров. А потом, неожиданно, появились контейнеры только для стекла и только для бумаги и все стали обсуждать, на какие фракции можно было бы еще делить мусор. А летом почему-то оказалось, что мы прожили в одном доме десятки лет и не знали, как друг друга зовут, а тут вдруг знаем. И кто где работает знаем. И у кого какие компетенции и умения тоже знаем. И ко мне подходили уже изо всех подъездов спрашивать про вывоз - как до вот этих серых и синих контейнеров 88 процентов отходов Москвы уходило на полигоны, а теперь не уходят, про схемы переработки, о том, что еще мы можем сделать.

Мы очень много обсуждали с соседями зачем всё это нужно, если всё равно, потом, после первичной сортировки наш неприятно пахнущий мусор попадает на вторичную сортировку и только уж потом – на переработку. И я очень хорошо помню, как часто мы проговаривали, что для вторичной переработки невероятно важно, чтобы бумага, пластик, стекло и металл оставались сухими и чистыми, а этого можно добиться только благодаря первичной сортировке и никак иначе. Ну да, а после вывоза мусор попадет на вторичную сортировку, пройдёт дополнительную очистку и подготовку к промышленному применению – то есть, если проще, отпрессуются, а после — отправятся на предприятия вторичной переработки.

Понятно объяснил? Ну то есть, чтобы всё нормально прошло на втором этапе, на первом мы должны всё сделать правильно. Вот. А дальше уж большие умные машины всё хорошо сделают.

Ах да, я же хотел подвести некий предварительный итог программе по первичной сортировке ТБО в Москве. Уф… Да что я могу вам сказать. Понятное дело, что теперь изменится даже общая картина по переработке отходов моего города, что, даже по моим прикидкам, мы сможем перерабатывать около 55% всего столичного мусора. Но чертить графики и старательно набивать технологическими терминами текст мне ужасно не хочется. Конечно, из макулатуры мы теперь сможем сделать гораздо больше туалетной бумаги и картона, а из пластика - изоленты и ПЭТ-тары, но дело не только в этом.

На самом деле, я вижу, как буквально на глазах мой город становится единым целым. Вот когда батюшка со второго этажа старательно объясняет студентам, снимающим хату на девятом, куда надо пройтись, чтобы выкинуть батарейки, а те предлагают поставить трехлитровую бутылку для этого тут и повесить объявление по всем подъездам, а потом и по другим домам пробежаться – я понимаю, что всё очень сильно изменилось. Город снова становится городом, городом, которым он когда-то был. Городом, где дружат уже домами и дворами. И уж точно знают зачем им раскладывать мусор по разным пакетикам.

Автор — эксперт-эколог.