Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Реплика

Стримное зрелище: как остановить бизнес, основанный на страданиях

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Почему нужен закон о запрете треш-стримов

Популярная блогерша опубликовала сторис в Instagram и предупредила подписчиков, что это ее последний пост. После чего случилось самое страшное.

Ситуация, когда социальная сеть выполняет подобную функцию не единична.

В декабре модерацию интернет-площадок прошло видеообращение убийцы, которое он сделал на фоне окровавленной жертвы, рассказывая о том, как придет за ее братом. Ко всеобщему ужасу, злоумышленник действительно привел свои слова в исполнение. Да и сама его судьба оказалась незавидной.

Позже стало известно, что у администраторов Telegram-канала было видео расправы над мальчиком, младшим братом погибшей, на котором убийца, заметив, что ребенок еще жив, пошел его «добивать». Этот материал не допустили к публикации.

Несмотря на то, что площадки регулярно анонсируют новые алгоритмы борьбы с запрещенными материалами, в ходе мониторинга мы сталкиваемся с новыми видами деструктивного и опасного контента.

Хуже всего, что сцены насилия и жестокости находятся в открытом доступе и миллионы детей их видят.

Ошибочно полагать, что это исключительно проблема Рунета.

Это «зараза» глобальной Сети и под ее воздействием пользователи всех возрастов из разных уголков планеты.

В соцсетях постоянно проходят своего рода соревнования («челленджи»), которым для распространения присваивают определенные хэштеги.

В ходе такого флешмоба пользователи получают задание, которое нужно повторить и выложить в Сеть.

Некоторые такие призывы являются потенциально опасными для жизни и здоровья, но площадки не препятствуют их продвижению.

Три года назад активно распространялся челлендж, при котором человек должен был включить плиту, прижать предплечье к нагретым конфоркам и продержаться как можно дольше. Тогда участник, получивший ожоги 3-й степени, ужасно гордился собой и демонстрировал травмы на видео.

В прошлом году подростки в Индии «помогли» упасть приятелю, действуя строго по алгоритму «проломи-череп-челлендж» («skull-breaker challenge»).

Известно, что от выполнения такого «задания» пострадала девочка в США. Там участников привлекли к дисциплинарной ответственности, а сама пострадавшая перевелась в другую школу и проходит курс лечения из-за полученных травм.

В штате Мичиган был случай, когда после просмотра на YouTube очередного флешмоба девочка решила его повторить. В итоге, ребенка с ожогом 49% тела доставили в реанимацию и подключили к системе искусственной вентиляции легких.

Кажется, что именно так жестокость стала нормой в интернете.

Дети начали издеваться друг над другом и транслировать это в соцсети. В 2019 году в городе Надыме Ямало-Ненецкого автономного округа двое подростков «выбивали признание» в изнасиловании у ребенка-инвалида.

В 2020 году во Владимирской области школьники за гаражами избили, оплевали и попрыгали на спине у 16-летней знакомой.

Месяц назад в США четырем несовершеннолетним американкам (возраст от 12 до 14 лет) предъявили обвинение в убийстве подростка в торговом центре. По данным правоохранителей, одна из нападавших нанесла 15-летней девочке удар ножом, остальные участницы происшествия транслировали инцидент в Facebook и Instagram.

Социальные сети не только пропускают такие ролики, но еще и позволяют вести целые прямые эфиры, треш-стримы, где над людьми издеваются за зрительские денежные пожертвования.

В России всерьез об этой проблеме заговорили после того, как трансляция блогера Станислава Решетникова, известного под псевдонимом Reeflay, привела к летальному исходу. В ходе стрима обнаженную девушку выгнали на мороз, она скончалась от переохлаждения. Этот случай не стал последним. В конце января стало известно о смерти россиянина Юрия Душечкина в прямом эфире треш-стрима от передозировки алкоголем.

Происходящее сегодня в Сети напоминает клоунские антрепризы в цирках конца XIX века, когда сценки с унижениями разыгрывались на потеху публике.

Вот только цирк – это искусство, и то, что совершается на арене, – игра. В случае же с треш-стримами не очень понятно, что мы в действительности видим на экране: имитацию или ничем не прикрытую жестокость.

Долгое время блогеры уверяли, что все не взаправду, понарошку, но, если перед камерой гибнут люди – разве это игра?

Правоохранительные органы уже предпринимали попытки в этом разобраться.

В Брянске проводилась проверка по факту издевательств над одним известным «героем» русских треш-стримов Валентином Ганичевым. В ходе трансляций его даже хоронили заживо. Следствию мужчина не дал показаний, утверждая, что участвует в съемках добровольно.

Как бы там ни было, подобный контент не должен попадать на интернет-платформы. Недопустимо, чтобы кадры насилия получали не то, что донаты, но и просмотры вообще. Тем более, что возможности цифровых площадок вполне позволяют им пресечь использование их сервисов для подобных целей.

Однако сейчас нет проверенной и хорошей практики правового регулирования проблемы треш-стриминга. Роскомнадзор, руководствуясь законом, настаивает на том, что выявлять и блокировать такие материалы должны сами сервисы. Государство призывает интернет-платформы к ответственности за тот контент, который доступен их пользователям.

Тем не менее, для искоренения проблемы треш-стриминга этого может быть мало.

В отличие от опасных челленджей и иных роликов, здесь важно, чтобы не только участник трансляции, но и зритель начал понимать, что он, как спонсор пыток и унижений другого человека, выступает соучастником преступления и может понести за это наказание.

Для борьбы с этим явлением Члены Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека видят обоснованную необходимость в расширении полномочий Роскомнадзора и создании киберполиции. В Совете Федерации предлагают ввести крупные штрафы и уголовную ответственность за прямые эфиры, унижающие человека. Ожидается, что уже к лету закон о запрете треш-стримов будет принят.

Автор — директор Центра изучения и сетевого мониторинга молодежной среды, член Общественной палаты РФ