Многоликий Мишустин

Премьер не стал выбирать между образами технократа, хозяйственника и монетариста

Отчет правительства в Государственной думе – сам по себе жанр формальный. Контроль исполнительной власти со стороны законодательной и подотчетность ей – это скорее правовая условность, нежели реальная политическая процедура. Как следствие, многое в этом действе зависит от того, какую задачу ставит перед собой выступающий и ставит ли ее вообще.

Если брать выступление Михаила Мишустина перед депутатами 12 мая, то таких задач было несколько.

Во-первых, провести первую за время премьерства полноценную презентацию результатов работы кабинета.

Формально это уже не первый отчет Мишустина, он уже выступал перед депутатами 22 июля 2020 года. Но тогда это был отчет за себя и за Дмитрия Медведева. К тому же на фоне пандемии и конституционного референдума всем было немного не до Белого дома. Поскольку о правительстве сегодня говорят не слишком часто, по сути пришлось мобилизовать кабинет на то, чтобы идти не по привычной аппаратной повестке, а по публичной и во многом политической.

Во-вторых, протестировать жизнеспособность «тефлонового» стиля.

Премьеру удается его демонстрировать: не избегая острых тем, уметь не произносить раздражающие и тем более раскалывающие общество и элиты фразы.

В-третьих, протестировать наличие подводных камней и собственных аппаратных проблем: если они есть, депутаты и руководители Думы стараются обычно дать это понять.

А по возможности обеспечить не только благожелательное отношение к собственно премьеру, но и избежать последующих попыток парламнетариев отыграться на отдельных министров. Тем более что такие намеки по итогам отчета прозвучали в оценке ситуации с внутренним туризмом и ряда других блоков.
Эти задачи в целом оказались решены.

Выбранный тон и подача выглядели содержательно, но не провоцировали негатив. Мишустин сочетал риторику «технократа», уверенность «крепкого хозяйственника» и способность использовать риторику про монетарную политику не хуже Гайдара и Кудрина.

Заодно соблюдая баланс сдержанности (стараться не бесить слушателей) и хайпогенности (в речь были добавлены несколько цитат, предсказуемо легко разлетевшихся по медиа).

По тексту отчета было разбросано много предложений вроде поддержки села и ограничения роста цен, за которые депутаты всегда радостно уцепятся и скажут: «Вот видите, это именно наша фракция добилась от премьера, теперь мы готовы поддержать отчет».

Более того, в выступлении Мишустина каждому предоставлена возможность найти то, что захочет. каждый, кто захочет найти, что-то для себя найдет.

Кто-то увидит образ классического функционера, кто-то тесттирование одной из возможных линий кампании по выборам в Думу. Эксперты скажут, что премьер хорошо умеет сдерживать или прятать амбиции.

Например, в речи было много моментов, где возьми Мишустин паузу и получит аплодисменты – но он подчеркнуто паузу не брал и переходил к следующему вопросу. А телеграм-каналы, наоборот, предположат, что не все амбиции спрятана до конца.

Не мог же просто так образоваться в тексте (пусть и не на самом видном месте) такой пассаж: «Прошлый год показал, как должна работать вся система государственного управления». Да и вообще акцентов на собственных достижениях в тексте немало – от более благоприятных в сравнении с ведущими мировыми экономиками (от 3,5% в США до 11% в Испании) цифрами спада ВВП до своевременности цифровых сервисов в период пандемии и пугающе высоких цифр выполнения поручений (сообщалось, что по итогам рабочих поездок премьера было дано больше 300 поручений, из них 204 уже выполнены).

Если Мишустин будет продолжать оставаться в таком формате, как с прошлого января, такой стиль вполне результативен и продуктивен.

Демонстрировать управляемость и способность к диалогу. Брать на себя ответственность за хорошее и намекать, что только осваивается и входит в курс дела по спорным вопросам – а поэтому готов прислушиваться и учитывать позиции всех. Не игнорировать общеполитический контекст, но не докучать идеологическими вставками. говоря про геополитику, Мишустин рассказывал про неведомые зрителями ток-шоу Дальний Восток и Арктику, да и за поруганную евроейскими критиканами честь Ивана Грозного вступать не торопится.

Сложнее будет, если политика правительства окажется в центре конфликтной повестке.

Такого опыта у Мишустина меньше – а вызовы здесь немало: от ставших очевидными проблем с вакцинацией и многолетних низких темпов роста до фиксируемого социологами рекордного роста пессимизма в оценках гражданами экономической ситуации и собственного материального положения.

Имеется интрига и вокруг думской кампании: что будет, если работа кабинета окажется под огнем критики на разогреве предвыборных дебатов? Наконец, слишком успешным и эффективным в публичной активности выглядеть тоже нельзя – аппаратные и политические реалии и интриги никто не отменял.

Можно сказать, что Мишустин может быть вполне доволен результатом.

Он показал, что способен по-прежнему не вызывать прилив антирейтинга власти. Умение (внутренне присущее или рукотворное) не провоцировать этот негатив – тоже серьезный капитал.

Автор — президент Фонда «Петербургская политика».