Весь мир на той границе

О миграционном кризисе в Белоруссии

журналист, литературный критик

Казалось бы – чего только мы не видели за последние годы? И Трампа в Белом доме, и пандемию смертельного вируса, и пустые улицы во время карантина, и антипрививочников, и криптовалюту, и взлет престижа профессии курьера, и закрытые границы, и стоянки самолетов, где те скопились тысячами, потому что летать некуда. Но реальность продолжает держать нас в напряжении, выдавая все новые апокалиптические картинки. Теперь это беженцы на границе Белоруссии и Польши.

Причем это не белорусы, бегущие в Польшу, – это выходцы из Ирака, Сирии, Афганистана, Конго. Тысячи людей, которые нашли единственный способ попасть в Евросоюз – прилететь сначала в Белоруссию, а уж потом как-нибудь добраться и до хорошей жизни. Недавно ночью две группы беженцев прорвали ограждения, перешли границу, оказались в Польше. Их поймали и вернули. Есть данные, что 15 человек замерзли насмерть, еще человек пять жестоко избили пограничники, кто-то отравился слезоточивым газом. Кадры жуткие: полоса перед лесом заставлена палатками и горящими кострами. Не привыкшие к морозу люди спят на снегу в ожидании своей судьбы. И никто не может сказать, какой она будет.

Польские и немецкие власти сообщают, что за октябрь на территорию Польши через Белоруссию попали 4900 нелегальных мигрантов из стран Ближнего Востока, в паспорте каждого из них стоит отметка белорусской пограничной службы.

Ситуация не то что страшная, она катастрофическая – это буквально рукотворный кризис, который некоторым государствам потреплет нервы, но сотням, если не тысячам людей будет стоить жизней.

И как же так получилось и кто же в этом виноват?

Начнем с малого круга, с конечного звена, с тех, кому за все и отвечать. То есть с самих беженцев. Нам показывают кадры – взрослые бородатые мужчины в пуховиках кричат в камеру: «Мы не хотим оставаться в Белоруссии, мы не хотим оставаться в Польше, мы хотим перейти в Германию! Германия – это жизнь». Естественно, такие заявления должны перемежаться кадрами, изображающими замотанных в тряпье женщин, держащих на руках спящих смуглых детей в ярких комбинезончиках. Сердце разрывается.

Но, минуточку. Если вы не хотите быть в Белоруссии, зачем вы туда прилетели? Если вы не хотите оставаться в Польше, зачем вы пытаетесь туда попасть? По какой вообще причине вас должны пускать в ту или иную страну и не кажется ли вам унизительным ломиться в те двери, куда вас не звали? Вам плохо на родине? Так возьмите на себя ответственность за свою жизнь, устройте ее иначе. Это звучит цинично? Отчасти. Но не цинично ли перекладывать вину за мизерабельное положение этих несчастных на тех, кто к ней не имеет отношения?

Расширим фокус до следующего круга: а действительно, как эти люди вообще попали в Белоруссию? Оказывается, существует целая программа иммиграции в ЕС через эту страну. Видимо, она имеет государственный масштаб, потому что для нее используется государственная авиакомпания и в ней участвует пограничная служба.

Белорусские авиалинии наращивают количество рейсов из Иракского Курдистана до сорока в неделю. Откуда бы в трех городах этого самого Курдистана – Эрбиле, Шиладзе и Сулеймани – столько желающих осмотреть национальную библиотеку в Минске или посетить Мирский замок в Кореличском районе? Почему мы видим, как эти беженцы режут колючую проволоку огромными ножницами по металлу? Даже не садовыми секаторами. Как они рубят деревья, чтобы жечь костры и перекрывать этими деревьями ограждения? Как они провезли в самолете ножницы по металлу и топоры? Откуда знали, что им понадобится именно этот инвентарь?

А может быть – я только предполагаю, хотя для многих это совершенно очевидно – может быть, эти беженцы покупают у специальных агентств путевку в эту непростую поездку? И агентства везут их в Белоруссию, где их инструктируют, снабжают въездным штампом, палатками и сельхоз инструментом, провожают до границы? Может ли такое быть, учитывая, до какой степени это все веселит Александра Лукашенко? Это же весьма изощренная месть за санкции и, давайте признаем, попытку западных стран вмешиваться в дела Белоруссии. Теперь-то всем понятно, что он серьезный политик, способный не только на жестокий разгон демонстраций, но и на международное влияние.

Теперь посмотрим на эту ситуацию глобально. А как вообще так получилось, что сотни тысяч людей категорически не хотят жить в своих странах и платят огромные деньги, чтобы с риском для жизни предпринять весьма сомнительную попытку, перебраться туда, где им в лучшем случае присвоят самый низкий социальный статус и отправят жить в лагерь. Даже не в коммунальную квартиру, а в лагерь!

Как же так вышло, что жизнь в Ираке и Афганистане стала невыносимой? Может быть, некоторые страны, назовем их странами, входящими в Североатлантический альянс, вторглись в этот самый Ирак и этот самый Афганистан, попытались навести там свои порядки, но в итоге разрушили даже порядки существующие, а потом оставили эти страны в горах пепла, трупов, гнили и отчаяния?

Вполне объяснимо, что теперь за этими странами – а для Ближнего Востока Запад это все одно – бегут плачущие, но агрессивные оборванцы с недоуменными криками: «А нас куда?» Да, вы, конечно, утвердили свое присутствие и обеспечили свои геополитические интересы, но, кажется, вы что-то забыли. Оказалось, что из страны нельзя уйти просто так, выключив за собой свет и повесив на двери табличку «Не получилось». Оказывается, это имеет последствия. И последствия эти заключаются в непредсказуемых передвижениях огромных людских масс – нищих, чуждых и даже враждебных.

Положим, польские пограничники откроют огонь по этим мигрантам, белорусские пограничники воспримут это как агрессию, откроют ответный огонь. Это уже вооруженный конфликт. Белоруссия – часть Союзного государства, значит, и Россия должна в таком конфликте участвовать. А Польша – член НАТО. Вот и все. И кто бы мог подумать, что в этот раз все начнется с каких-то курдов на белорусской границе.

В конце концов, у этой ситуации есть и философский аспект. Существует Женевская конвенция о статусе беженцев, существует дублинский регламент. Человек заявил о своем желании быть беженцем в Германии? Значит, там ему и предоставят этот статус. И с этим статусом его уже никуда не отправишь. Будет он жить себе в Германии, получать пособие и прочую социальную помощь.

То есть в период, когда мир разобщен и даже раздроблен, когда поездка в ближайшее зарубежье стала приключением уровня кругосветного путешествия, когда получить обычную шенгенскую визу – даже не квест, а подвиг, об американской и говорить нечего – так вот, в это время самой мобильной группой оказываются полностью маргинализованные люди, не имеющие ничего и не нужные буквально никому. Я, скажем, хочу в Германию, чтобы тратить там деньги. Но я туда не попаду. А эти ребята из иракского Курдистана хотят в Германию, чтобы эту Германию обглодать до костей. И они туда попадут, вот увидите.

Потому что мир движется в ту сторону, где выживает тот, кто привык к трудностям — спать на снегу, грызть зубами колючую проволоку и копать землю ногтями. И улучшится ли этот мир когда-нибудь, неизвестно.

Загрузка