Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram

Безбашенный, безумный, радикальный. Какое шоу ждет Аргентину при Милее?

Новый президент Хавьер Милей вступил в должность

Журналист, специалист по международным отношениям.

После победы Хавьера Милея на выборах в Аргентине русскоязычный интернет наполнился изображениями, на которых он танцует в странных костюмах, орет, нецензурно выражаясь, и обещает закрыть все министерства.

Но давайте попробуем разобраться, кто он такой на самом деле и что его избрание значит для Аргентины и мира.

«В нужном месте, в нужное время» — во многом именно так я бы объяснила его победу. Милей начал свою предвыборную кампанию в очень странный для Аргентины политический момент: яркое время семьи Киршнеров прошло, оставив после себя пустоту размером с большую личность.

Нестор Киршнер правил в Аргентине с 2003 по 2007 год, а его супруга Кристина Киршнер — с 2007 по 2015-й.

В 2001 году, через два месяца после трагедии с башнями-близнецами в Нью-Йорке, катастрофа случилась с аргентинской экономикой, затронув каждую семью в стране. С этого момента миф о благополучной Аргентине навсегда остался в ХХ веке. Трудно было представить, как выбраться из этого состояния. Социальное недовольство вылилось на улицы, выплеснулось в схватки с полицией. Тогдашний президент де ла Руа бежал из президентского дворца на вертолете. А у людей был только один лозунг: «Пусть все уйдут!». Далее Аргентину ждал период, когда за неделю сменилось четыре президента. Бедность, жестокость и непонимание, что дальше.

И в 2003 году картавый и косоглазый юрист в расцвете сил смог подарить людям надежду. Его звали Нестор Киршнер. За несколько лет ему удалось разобраться с разрухой и выстроить систему, в которой делался упор на социальную справедливость. В 2007 году на президентском посту его сменила жена Кристина Киршнер. Главной идеей их правления было избавить страну от бедности, обеспечив всем категориям граждан доступные блага, составляющие основу жизни среднего класса: продукты, университеты, концерты, театры, транспорт (включая не только городские перемещения, но даже авиабилеты). Этот период своей динамикой и оптимизмом сильно контрастировал с предшествовавшей ему безысходностью кризиса.

Не вдаваясь в детали аргентинской истории, можно просто оговориться, что и Нестор, и Кристина были очень яркими не только политиками, но и людьми. И политическая пресса подсвечивала параллели с историческими персонажами национальной истории, прежде всего с Хуаном Доминго Пероном и его женой Эвитой.

Но в 2015 году на выборах одержала победу команда крупных экспортеров, которым было интересно играть в либерализм и открытую экономику, потому что именно их интересы были ущемлены при правлении Киршнеров.

Почему за них проголосовали? Пресса подсказала нужному числу людей, что в нормальных странах нет таможенных барьеров и можно покупать товары из США без всяких простоев на таможне и лишних сборов. Да и вообще, хватит кормить бедных, ведь если бы они хотели нормально жить, то давно бы уже пошли работать. А то живут на пособие с наших налогов.

Но что-то жить лучше не стало. Стало дороже, многое стало недоступным большинству, зато появилась гордость за миллионы тонн экспортированных в США лимонов с плантаций семьи президента. Только вот и пособия бедным никто не отменил.

Выборы 2019 года прошли в атмосфере смятения и поиска компромисса. Победил кандидат как бы от киршнеристов, но критиковавший их и с живой Кристиной Киршнер в качестве вице-президента. Идеальная многоходовочка для любителей политики, но не для реальной жизни. Устали все. Даже я устала говорить об этом.

Последний президент Альберто Фернандес совсем не похож на яркого человека. Бывают люди, которых портит власть, а вот Фернандеса власть сделала еще более никаким. Пандемия и международная ситуация в срок его полномочий еще более затмили его. Допэмиссия денег и инфляция стали политиком номер один в Аргентине последних трех лет.

И вот на этом фоне появляется безбашенный, но яркий, безумный и радикальный Милей. Это новый человек, он не принадлежит ни к одной политической группе, еще шесть лет назад, до его походов на ток-шоу, о нем никто не знал.

Он не мычит, не ищет компромисса, а режет правду-матку как она есть. Он готов переиграть и уничтожить всю эту киршнеристскую дешевку.

Отпустить цены. Вместо песо — доллар США. Распустить министерства. Закрыть Центробанк. Легализовать продажу органов. Да здравствует свобода! Анархия!

Одна часть общества в ужасе, другая просто устала от нестабильности: все что угодно, лишь бы не поборники социальной справедливости!

Сложно сказать, какие из своих обещаний выполнит новый президент. Элиты в Аргентине очень стабильны. Мы видим, что кардинально с 2001 года никакие люди у реальной власти не сменились. И напомним, что перед вторым туром выборов знакомый нам по 2015-2019 годам политический клан экспортеров создал альянс с импозантным кандидатом, обеспечив ему дополнительную поддержку, а себе — министерские портфели.

Поэтому узаконенная торговля органами и детьми, перенос посольства Аргентины из Тель-Авива в Иерусалим, расстрел толпы в случае протестов и приватизация всего и вся — могут еще не случиться.

А что, если нет?

У профсоюзов большая власть, и остановить всю деятельность страны за день для них не проблема. Это только усилит репрессии. Городская полиция в Буэнос-Айресе умеет очень жестко реагировать.

И кстати, людей за чертой бедности в пределах столицы тоже очень много. Сотни тысяч. И они в случае потери доступных продуктов, финансовой помощи и возможности учиться и ездить на общественном транспорте тоже могут заявить о себе. И воспринять лозунг Милея про свободу буквально.

В стране, в которой, как кому-то может показаться, свершилось торжество демократии, на самом деле просто нет диалога, и уровень агрессии и политической усталости слишком высок, чтобы даже сесть за стол переговоров.

Что можно сказать точно, так это что Аргентину ждут очень волнительные времена.

Политика — это всегда немного шоу. Но в данном случае интересна тенденция, когда шоу отдается на аутсорс профессионалам этого дела. Они же и так любимцы и слуги народа, а серьезные дела остаются в руках тех людей, кто знает, как ими заниматься. И им не обязательно ни быть на первых ролях, ни посвящать в них других.

В 1912 году в Аргентине сделали участие в президентских выборах обязательным для граждан, чтобы избежать манипуляций. Выборы этого года нам показывают, что в этой схеме может пойти не так.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка