Игра в богиню

Алла Боголепова о главной мужской ошибке со времен Адама

Мальчик и девочка лет четырех-пяти спорят на детской площадке. Предмет спора — пластмассовый грузовичок, принадлежащий мальчику, который зачем-то позарез нужен девочке. Поначалу диалог состоит из заунывного обмена репликами «Дай!» и «Мое!». Но потом что-то происходит, и вот уже сцепившихся детей разнимают бабушка и папа.

— Даааай! — рыдает девочка. — Машинку хочууу!!!

— Не даааам! — рыдает мальчик. — Моя машинкаааа!!

Растащив противников по углам, рефери приступают к решению проблемы.

— Зачем тебе машинка? — доставая влажные салфетки, говорит одна бабушка. — Ты же девочка. Девочки не играют в машинки. Девочки играют в формочки, да?

Внучка пинает коробку, формочки живописно разлетаются по песочнице. Ну, это, в общем, ответ. Бабушка с надеждой смотрит на мальчикова отца.

— Послушай, — внушительно вступает он, — ты должен дать Арише машинку.

Сын поднимает на него заплаканные глаза и с искренним интересом спрашивает:

— Почему?

— Потому что она девочка.

— Почему?

— Потому что ты мальчик. Ты должен уступать девочкам.

— Почему?

— Потому что ты будущий мужчина, — терпеливо отвечает отец под одобрительным взглядом другой стороны.

— Почему?

У меня нет детей. Нет терпения. Нет самообладания, достаточного, чтобы не рявкнуть: «Потому что я так сказала!» Поэтому я просто стою, раскрыв рот, и вместе с пятилетним пацаном жду ответа.

— Потому что Ариша — будущая женщина, и женщины — особенные, — все тем же ровным голосом говорит отец. — Девочки не такие, как мы, мальчики. Они более слабые. Более хрупкие. Их очень легко обидеть. Будь мужчиной. Отдай Арише машинку и извинись.

— Да почему? — в отчаянии восклицает пацан. — Если я не хочу!

На лице хрупкой Ариши появляется победная улыбка.

— Ей очень нравится твоя машинка, и ей будет приятно с ней поиграть. Она будет улыбаться. Ты ведь хочешь, чтобы Ариша улыбалась?

Мальчика, кажется, совсем не волнует мимика Ариши, однако он берет игрушку раздора и протягивает ее девочке. Та, повертев машинку в руках, небрежно швыряет ее в кучу песка. Мальчик в полном изумлении, бабушка девочки — в восторге.

— Вы знаете, редко кто сейчас растит настоящих мужчин, — говорит она. — Никто больше не внушает мальчикам, что к женщине нужно относиться как к богине. А ведь это с пеленок закладывается…

И пока гордый отец принимает комплименты, пацан, будущий настоящий мужчина, довольно громко сообщает в пространство:

— Ненавижу девочек. Дуры какие-то.

И я вдруг представила себе этого мальчика лет через тридцать. Как он женится — да вот хоть на Арише, например, и станет жить с женой в уверенности, что женщины — это какие-то совершенно особые создания, которых не надо понимать, поскольку дело это бесполезное. Другой биологический вид. Если условной Арише повезет, то богиня. Если нет — то существо, с которым надо просто смириться, как смиряются с неизбежным.

Возможно, Арише будут завидовать — ведь теперь осталось так мало настоящих мужчин, которым с пеленок внушили, что женщина это богиня. Возможно.

А возможно, и нет.

Я видела много таких богинь: их возносили на пьедестал, и судьба их казалась безоблачной на всю оставшуюся жизнь. Кто-то на этом пьедестале оставался, покрываясь патиной брачного стажа. Кого-то оттуда сбрасывали. А кто-то слезал сам, не в силах больше терпеть мужскую снисходительность и ломоту в спине. Общим во всех этих историях было одно: глубоко разочарованный мужчина. Богиня оказалась недостаточно богической. Особенное, хрупкое, ранимое существо не так уж сильно отличается от банального мужика. Ненавижу девочек, дуры какие-то.

Самая главная мужская ошибка, совершенная, очевидно, еще во времена Адама и повторяемая на протяжении тысячелетий — это обожествление женщины. Приписывание ей каких-то качеств, которые делают ее существом если не высшим, то по крайней мере особенным.

Принципиально отличающимся от мужчины. С какими-то своими алгоритмами, понять которые невозможно, поэтому, дети, это надо просто выучить.

И вот это «мужчины с Марса, женщины с Венеры» продолжает существовать несмотря на то, что мир изменился, и ни один, ни другой пол не обязаны больше играть старые гендерные роли. Женщина может содержать семью, мужчина — сидеть с детьми, но это ровным счетом ничего не меняет. В мужских головах плотно засело: другие, они — другие, эти странные существа, которые живут рядом с нами, но функционируют по каким-то своим загадочным правилам.

Неуважение, презрение, ненависть к женщинам — плоды все той же ошибки. Ибо нет богов более ненавидимых, чем боги низвергнутые.

Рискуя разбить хрустальные иллюзии мужчин, я все же скажу: мы такие же, как вы. Физиологические различия некритичны, не надо про то, что женщине самой природой дано… бла-бла-бла. Еще ни одной женщине не было «дано» без участия мужчины. Вы не с Марса, мы не в Венеры. Мы все с планеты Земля, мы все высшие приматы, и в условиях современного мира наш modus operandi, а также мотивации, цели и способы их достижения практически не отличаются. Свободные отношения, рабочая конкуренция, холостяцкая жизнь, желание поразвлечься — вам больше не надо ломать голову, почему женщина это делает. Как и мужчина — потому что хочет и имеет возможность.

Глобальная тысячелетняя игра в «мужское» и «женское» подходит к концу. Game over близок, но никакой трагедии в этом нет. Никуда не денутся флирт, секс, любовь. Просто не придется больше ломать голову над тем, «что она имела в виду» — говори прямо, слушай внимательно, и все у нас с тобой будет хорошо. Исполнится, наконец, главная мужская мечта — та, что едва ли не старше главной мужской ошибки! — «Чтобы она не выносила мне мозг».

В женщинах нет никакой тайны кроме той, что придумывают мужчины. Но поскольку жить без загадок как-то совсем скучно, вот вам загадка: почему из всех женщин вы выбрали именно эту? Почему вы любите ее, а не другую? И почему она, такая загадочная и непонятная, тоже любит это простое как дверь существо под названием мужчина? Ну то есть вас.