Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Агрессивные пациенты

Алла Боголепова о том, что всемирный карантин не изменит людей

Когда все это только начиналось — а в Португалии, где я сейчас живу, «началось» позже, чем в Италии, но раньше чем в России — я написала в Facebook про деньги. Ну про то, что не понимаю, на что мы все будем жить, если мы все, как тут говорят, fica em casa. Дома то есть засядем.

Отношение к этому fica em casa как к суровой борьбе за выживание человечества и одновременно незапланированным каникулам, которые важно провести весело и с пользой, вызывало у меня недоумение. Ну то есть на самом деле я думала: вы что ли дураки? Что это за розовые слюни про то, что человечеству выпал шанс осознать истинные ценности, остановиться и подумать, посмотреть на того, кто рядом, и вообще, вырасти над собой? На какие шиши весь этот ретрит, если уже завтра многие из вас — из нас! — не получат деньги, которыми, вот ведь как гнусно устроен современный мир, оплачивается буквально все наше существование?

Простой и законный вопрос: «Как оплачивать счета, если никто не будет работать?» вызвал удивительную реакцию. Если исключить оскорбления и совсем уж тупой троллинг, резюме выглядит следующим образом: я и мне подобные есть обезумевшие от жадности фашисты, которые готовы продать за горсть медяков родную бабушку.

Я и мне подобные безнадежно застряли в самом темном углу Средневековья, куда не дошли еще представления о гуманизме и ценности человеческой жизни. Все мировые проблемы из-за таких, как я, которые своим бездушием и утренними пробежками в парке — одинокими! разрешенными! с соблюдением дистанции! — убивают человечество.

И вот в течение примерно полутора недель я наблюдала за тем, как новый гуманный мир смотрит кино, поет песни, заказывает в интернет-магазинах спортивное снаряжение и гордится тем, что запасает не вульгарную гречку, но красное вино и акварельную бумагу.

Это было похоже на пикник — по атмосфере, настроению и тратам. И по ярости, с какой участники пикника набрасывались на любого, кто поднимал голову в небо и говорил: народ, кажется, дождь собирается, давайте, может, сворачиваться, смоет же на фиг.

В какой-то момент я почти поверила в то, что все действительно станет хорошо уже вот-вот — надо только еще немного посидеть дома, посмотреть хорошее кино и виртуально пообниматься. Мне даже стало немного стыдно перед хорошими, социально ответственными, образованными и крайне гуманными людьми за свои мысли про работу, деньги и вот это все. Человечество ведь изменилось, мы теперь все вместе, мы поддержим друг друга. Честное слово, все это выглядело очень вдохновляюще и круто.

А потом случилось то, что лично меня заставило уронить розовые очки и наступить на них ногой — для верности. Владелица сети детских кафе честно объяснила положение вещей: вот так и вот так, нам конец. Собственно, она произнесла вслух то, о чем думали многие, но до определенного момента совершенно по-детски эти мысли гнали. То, что обрушилось на эту женщину в социальных сетях, невозможно описать в терминах нового гуманного мира.

Как будто открылся в этом мире какой-то портал, сквозь который к нам хлынула первобытная утробная ненависть, та, что заставляла убивать гонца, принесшего плохие вести. Сжечь ведьму, и кафе ее тоже, сжечь, пока она не принесла в наш город чуму. И горящие палки на вчера еще благостной поляне всеобщего гуманизма.

Ничего, дорогие товарищи, не изменилось. Нет никакого нового мира и никаких новых людей. Есть племена, готовые уничтожать друг друга даже на краю пропасти.

Ты думаешь об экономике и не поддерживаешь карантин? Надеюсь, когда ты заболеешь коронавирусом, именно тебя врачи не подключат к аппарату ИВЛ!

Ты хочешь сидеть дома? Надеюсь, ты станешь первым, кого уволит разоренный такими, как ты, работодатель!

Вот такая сейчас пошла риторика, и градус агрессии возрастает с каждым днем. И расти он будет, как сейчас модно говорить, по экспоненте. Потому что уже совершенно очевидно, что несколькими неделями дело не ограничится. Потому что придут в конце месяца счета, а зарплата придет, как говорится, «не только лишь всем». Потому что измученный курьер, который до сих пор таскал социально ответственному гуманитарию очередное необязательное, заказанное ради развлечения барахло из интернет-магазина, потеряет работу. И повар, который готовит полуночный заказ добровольным отшельникам, потеряет ее тоже. Потому что у отшельников — смотри пункт про счета и поступления.

Горы еды, приготовленной для развлечения, бесплатный нетфликс и бесконечный треп в социальных сетях — всему этому очень скоро придет конец.

Сидеть в режиме жесткой экономии вообще всего, от электричества до картошки, будет уже не так круто. Шпынять тех, кто выходит из дома, пользуется общественным транспортом и ведет себя «несознательно» — станет просто опасно. Я вот, к примеру, уже начала терять терпение: не тебе, гоняющему курьеров с книгами и приблудами для развлечений, осуждать мои поездки в трамвае. Тем более, что формулировка «оставьте на пороге, там для вас деньги» — это вообще за гранью добра и зла.

Люди, обеспечивающие нашу комфортную борьбу за выживание человечества, словно вообще не существуют, они автоматически причисляются к тому самому «несознательному стаду», которое выходит из дома и усиливает эпидемию. Это, впрочем, тема для отдельного разговора.

Чем менее комфортной становится наша повседневная жизнь, чем страшнее будущее, тем с большим усердием мы предаемся древней человеческой забаве: поискам виноватого. Кто-то должен ответить за весь этот ад: нулевой пациент, правительство, корыстная скотина, отказывающаяся сидеть дома, или вон то белое пальто, что уже месяц ни черта не делает в своем карантине.

Какой там новый гуманный мир, о чем вы. Все идет своим чередом, как шло с начала времен: пока одни умирают, другие страстно обвиняют в этом друг друга. Если влезет в этот спор кто-то, кому придет в голову растащить дерущихся — он получит двойных люлей, и с той стороны, и с этой. После чего драка возобновится и затихнет только после того, как у всех вокруг закончатся силы. И тогда настанет время разгребать последствия, и мы снова на какое-то время будем «все вместе», и нам опять выпадет шанс осознать истинные ценности и посмотреть на тех, кто рядом. Вырасти над собой, пройти испытание - ну вот это все, что мы вроде как делаем сейчас. Опять, да, снова.

Что ж. Человечество ходит по этому кругу тысячи лет. Звучит довольно безрадостно, но в целом это скорее неплохая новость. Если учесть, что мы все еще существуем.