Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Диктатура толерантности

Алла Боголепова о том, как современное общество жаждет одобрения и принятия

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Однажды я решила быть честной.

Нет, не в том смысле, чтобы цепляться к незнакомым людям со своими оценочными суждениями, а в том, что, если спросят, отвечать честно. Вернуть, так сказать, забытую традицию говорить что думаешь, а не то, что от тебя хотят услышать. Потому что, давайте будем откровенны, не те нынче времена, чтобы безнаказанно называть некрасивое некрасивым, глупое глупым, а бездарное – бездарным. Это теперь вроде как неприлично, неэмпатично и говорит о плохом воспитании, а еще за это можно выхватить вплоть до масштабной травли и лишения права слова в каком-нибудь фейсбуке или твиттере.

Хотя, если подумать, все эти определения превосходно укладываются в слово «самоцензура», причем извращенность ситуации заключается в том, что в нормальном мире вопрос задается для того, чтобы получить информацию, а в новой, будь она неладна, реальности информация никого не интересует: ответ должен содержать поддержку. Девиз этой новой реальности звучит так: соври, но поддержи.

Ну и я решила не врать и посмотреть, что из этого выйдет.

Случай подвернулся почти сразу: бодипозитивная девушка в коротком и весьма облегающем платье спросила, что я думаю о таком наряде для первого свидания. Красиво ли, впечатлится ли молодой человек. Что ж, подумала я, пришло мое время выступать в роли дуэньи. В соответствии с текущим моментом следовало ответить, что да, красиво, а если юноша не впечатлится, то и черт с ним, не очень-то он тогда и нужен. Но я же решила быть честной. Поэтому набрала в грудь побольше смелости и сказала: мне это красивым не кажется.

«Цвет платья не гармонирует с глазами, – встревожилась девушка, – а если поменять макияж?» – «Да не в цвете дело, – ответила я, – просто платья такого покроя хорошо смотрятся только на женщинах размера XS».

Реакцию вы, конечно, угадали: «Знаешь что. Я много лет работала над тем, чтобы принять себя такой, какая я есть, и тебе не удастся разрушить мою уверенность в себе…».

Дальше было много слов про диктат конвенциональных стандартов, и как трудно быть бодипозитивной, когда вокруг одни лукисты, и что любой дурак может измениться внешне, тогда как внутренняя работа над принятием себя гораздо важнее, потому что в перспективе именно любящий себя человек способен построить гармоничные отношения.

«Человек имеет право быть таким, каким хочет!» – добила меня девушка. «И никто не может его за это осуждать! А бодишейминг – это стыдно, и тебе бы следовало извиниться».

Извиняться мне не хотелось. Мне хотелось задать вопросы.

Ну, к примеру, если ты такая уверенная в себе, то для чего ищешь подтверждения своей привлекательности? Если ты «приняла себя такой, какая есть», то почему вообще тебя волнует, как ты выглядишь? И, наконец, откуда ты взяла, что весь мир должен разделять твою «любовь к себе»?

Кому-то ты нравишься, кому-то нет, и у людей есть тысяча причин любить тебя или не любить – от твоей внешности до твоих суждений, хобби и образа жизни.

Я знаю правила: не можешь сказать что-то хорошее – промолчи, не оценивай и не советуй без запроса, чужое тело – чужое дело, и так далее. На самом деле это хорошие правила, но соблюдать их не так просто, как может показаться. Потому что запрос вообще-то есть.

Декларативное «любите меня таким (такой), какой я есть» – это, в сущности, запрос, даже требование. Мы социальные существа, нам свойственно искать одобрения окружающих и подтверждения своей ценности для сообщества, будь то внешность, профессиональные или личные качества. Так мы устроены, и это совершенно нормально. Ненормально требовать явно выраженного одобрения по умолчанию. Потому что «я такая, какая есть». Ненормально отрицать важность этого одобрения и одновременно возмущаться его отсутствием.

– Я не собираюсь истязать себя диетами, тренажерами и горячим воском ради того, чтобы кому-то понравиться, – гордо говорят женщины, претендующие на какую-то особенную степень внутренней свободы. – Я нравлюсь себе такой, какая я есть. И мне нет дела до того, что вы думаете по этому поводу.

После чего мужчина, которому не нравится растительность на ногах, размер XXL или нежелание напрягаться ради того, чтобы ему понравиться, объявляется сексистом, эйджистом и дремучей скотиной. Почему? Потому что предпочитает женщин с другим типом внешности и другими убеждениями? Ну и ладно, ведь его мнение неважно, главное же любить себя.

Или все-таки нет?

Не обсуждать чужую внешность – правильно. Не говорить о ком-либо в уничижительных выражениях – правильно. Но всего этого теперь недостаточно, чтобы считаться «приличным человеком». Вежливое отсутствие реакции воспринимается как оскорбительное и травмирующее игнорирование: вы не замечаете нас, полных, худых, лысых, волосатых, белых, черных, слишком умных, зависимых и излечившихся от зависимости, так или иначе сексуально ориентированных – нужное подчеркнуть – а ведь мы не невидимки, мы существуем, мы люди!

Так что да, это запрос: обратите на нас внимание, дайте нам ответную реакцию. Но только такую, как мы хотим, потому что все прочее есть травля и дискриминация. И в личных отношениях, и в профессиональных, и в социальных.

Знакомый фотограф время от времени рассказывает леденящие душу истории о том, как некоторые модели грозятся сровнять его с землей за то, что он не дает им работу. Полная женщина, которую не взяли рекламировать бикини. Женщина с кривыми зубами, которой отказали в съемках для рекламы стоматологической клиники. Трансгендерный мужчина, чья внешность показалась заказчику неподходящей для рекламы школы верховой езды. Все они были в ярости и совершенно искренне считали, что их дискриминировали. Потому что они красивы неконвенциональной красотой, они за разнообразие форм, и вообще некрасивых людей не бывает, так почему бы стоматологу не принять кривозубую модель «такой, какая она есть», потому что она гордится своим прикусом и не видит причины его исправлять!

Во времена моей, кхе-кхе, молодости предложение подтянуть иностранный язык, похудеть, избавиться от провинциального говора и вообще сделать что-либо, чтобы получить желаемую работу, не считались оскорбительными. Смешные попытки сбросить пять килограммов за два дня, оставшихся до свидания, не говорили о плохой самооценке. Потому что вообще-то это совершенно нормально: приложить усилия для того, чтобы получить желаемое. Не орать «я такой, почему вы меня не любите», а подобрать сопли и сделать что-нибудь, чтобы любили.

За этим «принимайте таким, какой я есть» – целая идеология, которая сводит к нулю любой прогресс, и личный, и общественный. Зачем совершенствоваться, напрягаться, трудиться, если можно просто объявить существующую систему ценностей неправильной, а тех, кто ее поддерживает дурацкими просьбами соответствовать своим притязаниям, – косными выползнями из Средневековья. Зачем честно конкурировать, если можно заявить об изначальном неравенстве и тем самым отменить любой конкурс. Зачем вообще что-то делать в мире, где прав тот, кто громче обижается.

Не знаю, как вас, а меня от всего этого начало немного укачивать. Меня всегда укачивает от когнитивного диссонанса. Если ты самодостаточен, гармоничен и монолитен в безусловном принятии, если ты не готов меняться и не отдашь ни пяди себя, любимого, ради моего одобрения – не требуй его. Не ожидай, что я стану врать, будто тебе идет это платье на пять размеров меньше твоего или ты прекрасно справляешься со своей работой, хотя тебя еще не уволили только потому что ты, к примеру, отец-одиночка. Что тот мужик бросил тебя не из-за того, что ты явилась знакомиться с его друзьями, напившись и побрившись налысо, а потому что он бездуховный шовинистический козел.

Принять себя штука-то нехитрая: я хороший, все говно – и точка. Можно сидеть, вопить голодным кукушонком, глядишь, что-нибудь в рот и упадет. Или кто-нибудь большой и сильный принесет, лишь бы ты только заткнулся. Что, собственно, и происходит сейчас, в пору расцвета оскорбленных чувств, угнетенных прав и дискриминируемого всего на свете.

Принять реальность, в которой некрасивое называют некрасивым, глупое глупым, бездарное – бездарным, в которой чтобы что-то получить, надо что-то отдать, и никто не обязан одобрять тебя просто за сам факт, что ты существуешь, – гораздо сложнее.

В этой реальности работает правило: таким, какой ты есть, тебя примет только земля. Ради всех остальных придется постараться. В этой реальности не все люди красивы, там даже – вот ужас-то! – и некрасивые дети бывают. И на работе там надо работать, а не списывать свои косяки на «психологические травмы» и «когнитивные проблемы». И в отношениях надо трудиться и не считать, что просьба партнера сделать макияж (сбрить бороду, перестать хлестать пиво на ночь, продолжите сами) – это попытка порабощения и унизительно.

Да, это суровая реальность. Однако все лучше того сиропного беспредела, в котором мы, как мухи в меду, вяло барахтаемся сейчас. Все такие красивые и гармоничные. Такие, какие есть.