Логика нам без надобности

О непоследовательности убежденных людей

Журналист

Говорят, ты молод, пока в мире есть вещи, которые тебя удивляют.

Мне сорок три, и я, если принять это утверждение за аксиому, все еще сущее дитя. Но, поскольку дитя это как минимум окончило общеобразовательную школу, то удивляется оно не закатам, грозам и прочим атмосферным явлениям. Не огромным самолетам, бороздящим, так сказать, просторы, не тому, что на крошечный кусок пластика можно запихнуть всю великую русскую литературу разом, то есть не техническому прогрессу. Также меня не удивляют всемогущество котов как вида, причудливые извивы всех без исключения государственных политик и собственная тайная страсть к песням Игоря Николаева. Всему этому есть объяснения — научные, псевдонаучные или вовсе идиотские. Но есть.

А вот как объяснить, например, вегана, который ест имитацию мяса? Нет, серьезно, среднестатистический веган (вы понимаете, что я сейчас сказала, да? Мы теперь живем в мире, где есть среднестатистические веганы!) обычно начинает свое веганское жизнеописание со слов: «Ты когда-нибудь видела, как убивают животное?» — и совета съездить на скотобойню. Чтобы, значит, своими глазами увидеть, какой я зверь, если на моей тарелке лежит бургер. Как ты можешь это есть, взывает он, это же труп невинной коровы. После чего заказывает себе бургер, который внешне совершенно не отличим от моего и даже, говорят, на вкус такой же. Только из сои. Ну я-то ладно, я, допустим, безжалостное хищное отродье. Но как ТЫ можешь есть имитацию того же трупа, пусть и сделанного из растительного сырья? Это что же, получается, ты в принципе не против трупов, а волнует тебя только способ, какими они получены?

Или вот взять бодипозитивизм. Дело хорошее, я не против. Была бы. Если бы не тот факт, что знаменитые бодипозитивные модели все сплошь с худыми лицами, ни у одной щеки на плечах не лежат, птозик, неизбежный при их весе, заботливо прибран, скулы обозначены. Талия опять же присутствует, и злые языки поговаривают, что некоторые пышные дамы и абдоминальной пластикой не брезгуют – это когда жир с живота убирают и кожу подтягивают. А как же «мы достойны любви при любой внешности»?

А феминистки? Не все, конечно, но многие, многие. Забредешь иной раз в открытую дискуссию и сидишь ржешь, потому что комментаторки все сплошь образованные, остроумные, изящно саркастичные — сидят и искрометно поливают мужиков из тиндера. Какие, значит, эти мужики тупые, страшные, брюхо до колен висит, а туда же, Анджелине Джоли бы не вдули. Старая она для них, видите ли. А самим по сорок, и работают в «Пятерочке», Анджелина будет плакать. Отсмеешься и подумаешь: значит, гнобить женщину за то, что она, допустим, толстая, некрасивая, «на реснички» не ходит, но согласна не меньше чем на молодого Брэда Питта, — объективация и скотство. А мужику в двадцать глоток объяснить, что он тупой нищий урод – ничего, нормально.

С прививками этими, будь они неладны: вакцина неизвестно из чего сделана, неизвестно, какие у нее побочные эффекты, неизвестно, что с нами будет через два года, если вколоть. А какашки, предположительно, козла, собранные предположительно в горном Китае, то есть, простите, БАДы, расфасованные неизвестно где и купленные на сайте, который зарегистрирован на Каймановых островах, два раза в день — нормально. Похудеть чтобы. Или стимулировать выработку коллагена. А ботокс в лоб, филлеры в скулы, нити в щеки? Весь этот ласковый мир инвазивной косметологии, когда тебе под кожу закачивают неизвестно что — и не медики даже, а девушки, окончившие двухмесячные курсы косметологов. А виагра, прозак и сводный брат его флуоксетин, что делают нашу жизнь краше и веселее? Не, нормально, это «для здоровья».

А вот мое любимое: известного «рукопожатного» ловят на преступлении. И немедленно вступает греческий хор с песнью «Понять и простить». Да с фига ли, изумляется менее рукопожатная общественность, за такое, согласно УК РФ, срок вообще-то полагается, и не вы ли вчера выли, что перед законом все должны быть равны, а иначе это не страна, а бардак какой-то. Да, но нет, отвечают тебе и клеймят Кремля наймитом.

Пола, еще, говорят, не существует. Ну или он не имеет значения, он весь в голове и ощущении себя, а физические его признаки атавизм. Менструирующие, значит, люди, которые необязательно от рождения женщины, потому что чтобы быть женщиной, ею необязательно родиться — достаточно чувствовать, что ты женщина. Эй, какая женщина, какой мужчина, слушай. Полов же не существует. Ах, все-таки существуют, особенно когда речь заходит о доступе в женские раздевалки и туалеты! И я, получается, менструирующий человек, а тот, кто родился… как же его называть… ну пусть будет человеком эякулирующим, а потом осознал, что пол, которого не существует, вообще неважен — он, получается, женщина. Ох, все это сложно, так сложно, что голову можно сломать.

Это далеко не весь список того, что меня удивляет — так, процентов пять. Впрочем, думаю, закономерность вы поняли. Но вот от чего мои брови улетают на макушку — так это от фразы, которая непременно, со стопроцентной гарантией звучит в ответ на это изумление. От фразы: «Это другое дело».

Послушайте, я ведь не против веганства, бодипозитива, феминизма и прав трансгендеров – в том смысле, что практикуйте на здоровье, кому какое дело, как вы живете. Но будьте же последовательны! Придерживайтесь собственных же принципов не по партитуре Винокура: «Тут играем, тут не играем, тут рыбу заворачивали», — а хотя бы так, чтобы у меня, скудоумного пожирателя мяса с низкой социальной культурой, не возникало очевидных вопросов. И чтобы вам не пришлось произносить в ответ эти позорные слова: «Вы не понимаете, это другое».

Я понимаю, никому дела нет до моего изумления. Никто не обязан делать мне хорошо — ни веганы, ни феминистки, ни трансгендеры. Но отчего-то каждый раз, когда мне начинают многословно объяснять, почему именно это – оно «другое», меня охватывает испанский стыд. Я, в принципе, понимаю, почему. Потому что легко и приятно извергать потоки правильных слов, взобравшись на броневичок. Гораздо труднее доказывать их правильность собственной жизнью. Принимать себя такой, какая есть, не ретушируя лицо, — трудно. Уважать вон того, лысого, с пузом и маленькой зарплатой — трудно. Признавать, что политический соратник может оказаться плохим человеком, — трудно. Гораздо легче заставить других и себя самого поверить в то, что «это другое дело».

А поверить-то легче легкого, ведь если ты за все хорошее против всего плохого — то ради твоего хорошего не грех иной раз и приврать. «Глаза приподзакрыть», — как говорил незабвенный Камиль Ренатович. И бог с ней, с последовательностью, с верностью собственным убеждениям и элементарной логикой. Не до этого сейчас, когда мы боремся за лучший новый (или старый, кому что нравится) мир.

Убивший дракона сам становится драконом — узнаете цитату? Путь к тому, чтобы стать драконом, начинается с убеждения, что цель оправдывает средства. И что не будет большой беды, если немного слукавить – ради хорошего же дела.

И да, я помню, что в прошлой колонке злобно гнобила мужчин, которые почем зря цитируют Шварца, Пастернака и фильм «Осенний марафон». Но сейчас… вы не понимаете, это другое дело.

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться