Спасибо не скажут, доброту не оценят

Георгий Бовт о плюсах и минусах дипломатии в стиле «чем хуже — тем лучше»

Лозунг «чем хуже – тем лучше» часто приписывают Ленину, хотя в приписываемом ему значении он его не употреблял. Скорее Пушкин – в одном из писем Вяземскому, описывая тогдашнюю «оппозицию». Употреблял – как раз в политическом смысле – это выражение Достоевский. А из политиков, прежде всего, Мао Цзедун. Великий кормчий говорил, что чем хуже будет ситуация, тем скорее произойдет революция. Потом этот урок усвоит польская оппозиция времен «Солидарности». И Мао, и Солидарность» в достижении своих целей преуспели. То есть принцип работает?

А что если применить эту «маоистскую достоевщину» и нам? Во внешней политике? Может, иной раз лучше побыстрее «дойти до дна», довести все до полного катарсиса, нежели встревоженно гадать, где это дно нас поджидает и топтаться в неведении и нерешительности?

Кто, в конце концов, распевал более 70 лет кряду: «…до основания разрушим – а затем мы наш, мы новый мир построим»? Может, иногда в международной политике, чем все прогибаться под не нами (ну, не только нами) создаваемые обстоятельства, взять да и резануть дорогим нашим «партнерам»: мол, не пошли бы вы все…

Рассмотрим «кейс» под названием «Наломать дров — как путь к решительному оздоровлению внешнеполитической повестки».

Начнем с «самого дорогого», что у нас под боком — некогда братской Украины. Там смелые хлопцы-бандеровцы бросили в Раду призыв: пора порвать с москалями дипотношения, а также прекратить с ней транспортное сообщение (это предложил «представитель президента Украины» в Крыму). Дескать, они и агрессоры, и оккупанты, а мы, славные наследники древних укров, с ними миндальничаем. Порошенко решительно отмалчивается, но косвенно дает понять, что он от этой идеи не в восторге. Зря! Лозунг «назло москалям отморожу уши» (далее по списку жизненно важных органов) мог бы стать краеугольным принципом внешнеполитической доктрины молодой европейской демократии. Которая постоянно креативит, как еще треклятых москалей прищучить.

Недавно решили, что списки выступающих в Незалежной российских артистов будет утверждать СБУ. Верной дорогой идут. Другое непонятно: а что, собственно, эти наши артисты туда без конца мотаются? Получается, и рыбку хотят съесть («крымнаш»), и на паровозе покататься (заработать на пока еще русскоязычных). Хотя одно другое, по идее, должно исключать.

Ведь получается, на «рекомендации» не давать рекламу оппозиционному журналу или денег на «Яндекс-кошелек» общественному активисту у власть предержащих духу хватает, а довести до творческих людей мысль о нежелательности «чеса» по недружественной стране – никак?

Не надо только про «дружбу народов вопреки политике». Давайте тогда и с американцами дружить будем, безвизовый режим введем в одностороннем порядке, в ответ на практически заморозку выдачи американских виз россиянам. Так ведь нет же. Тут мы вовсю «зеркалим».

Если кто-то хочет «отморозить себе» что-то, не надо им мешать. Даже лучше помочь.

Вообще в современной истории, кажется, не было прецедента, чтобы между двумя странами в отсутствие дипотношений сохранялся бы безвизовый режим при больших масштабах перемещения людей. В основном украинских гастарбайтеров в Россию – числом от 2,5 млн до 5 млн въездов в год из Украины. Грузия не считается, там для россиян сохранялся фактически свободный въезд, но в одностороннем порядке.

Самое смешное, что разговоры про возможный разрыв дипотношений идут на фоне... растущего товарооборота между Россией и Украиной.

На Украине в этом году рост ВВП составит 2,4%. Больше, чем у нас. И рост этот отчасти происходит именно за счет торговли с Россией. Основной объем импорта из России (42%) — нефть и нефтепродукты. Рост по этой позиции в первой половине года – аж 80%.

Украинский экспорт в Россию увеличился в среднем на 26%, а продукции животноводства – на 50%. В среднем по всем позициям импорт из России вырос на 40,7%. Украина нарастила экспорт в Россию по многим группам товаров. Продуктов питания - на 15%, минеральных продуктов — на 47,7%, продукции химпрома — на 26,4%, металлов и изделий из них — 16,2%, машин и оборудования — на 33,9%. Притом, что прекратилась торговля по наиболее важным для нас направлениям – в области военно-промышленной. Где мы вынуждены ускоренно «украинозамещаться». Для сравнения: украинский экспорт в ЕС вырос на примерно те же 26,1%, но импорт из ЕС — всего на 24,3%. То есть динамика импорта –выше из «страны-агрессора».

Получается, мы «выручаем» Украину, принимая ее экспорт, который не находит сбыта в таком объеме в ЕС. Косвенно «поощряя» и блокаду Донбасса, заменяя его продукцию, нужную Украине, в частности, антрацитный уголь. Даже если это теневой реэкспорт, то в чем политический смысл этой тонкой комбинации? И главное — что мы имеем с этого «гуся»?

Снижение градуса антироссийской риторики и прекращение призывов к «старшим партнерам» еще сильнее ударить по «москалям» санкциями? Прогресс с выполнением минских соглашений? Может, речь о гуманитарных уступках взамен, и Украина в «знак признательности» откажется от закона, запрещающего преподавание на русском в ближайшей перспективе?

Ответ очевиден: мы ничего взамен не получаем и не получим. Спасибо не скажут. «Доброту» не оценят.

Едем дальше. Во Вьетнам, на саммит АТЭС. Чуть ли не основной интригой стал вопрос, встретятся ли там Путин с Трампом. Вроде встреча планировалась. Потом, видимо, Трампу доходчиво объяснили, что любая встреча с Путиным на фоне скандала о вмешательстве русских в выборы (а он уже достиг стадии паранойи) будет для него «токсичной». Накануне саммита масс-медиа сыпали «устрашающими» фактами, свидетельствующими о том, что если бы не «фейковые аккаунты», вирусная реклама от RT и русские боты и тролли из Ольгино во главе с некоей «Дженой Абрамс» (70 тыс. подписчиков), чья «аватарка» отдаленно напоминает лик Анны Чапмен, то Трампу не видать Белого дома, как своих ушей.

В результате встреча то ли была, то ли нет. Фотографы запечатлели разговор президентов по пути (это уже новый формат саммита – «на ходу») на коллективную фотосессию. В ходе беглого обмена фразами, теоретически, можно было согласовать резолюцию по Сирии, где выражена решимость победить ИГИЛ (деятельность организации запрещена в России). Разумеется, текст был где-то до этого согласован Лавровым с Тиллерсоном. Тайно, чтоб ни одна CNN их вместе, не дай бог, не застукала.

Притом, что почти все нынешние результаты побед над исламистами-противниками Асада в Сирии достигнуты, мягко говоря, лишь при косвенном участии США. Зато при непосредственном военном участии России, а также Ирана и поддерживаемой им «Хезболлы» (о том, чей вклад больше, еще можно поспорить). А договоренности о будущем сирийском урегулировании в большой мере будут зависеть не от согласованной на бегу российско-американской декларации, а от переговоров с Эрдоганом (едет в Москву) и с саудовскими правителями (уже приезжали). Притом, что Сирия вообще не главная проблема отношений России и США. И данная декларация ни на йоту не повысит уважение к Москве в Конгрессе, ни на градус не снизит санкционную риторику. Все прописанные в законе об антироссийских санкциях меры «прибудут» по всем предусмотренным пунктам,как бронепоезд по расписанию.

Какой смысл продолжать сотрудничество? Вернее, делать вид, что оно есть.

Притом, что 13 ноября RT зарегистрируется «иностранным агентом», а в ответ Москва, поскольку шум вокруг этого дела уже был поднят большой и, возможно, неоправданно большой (ТАСС был «иностранным агентом» в США до 1992 года – и ничего), примет «зеркальные меры» в отношении американских СМИ.

Звучали в Думе даже голоса приравнять к «иноагентам» и соцсети, но потом, видимо, горячие головы остудили откуда надо. Может, зря. Чего тянуть, мелочиться и резать интернет, как тот хвост собаке, по частям. Заблокировать фэйсбук и твиттер к чертовой матери. Про гугл не забыть. Все равно эти же вопросы встанут, скорее всего, уже после ЧМ по футболу, когда иностранцы уедут. И после вполне вероятного запрета нашей сборной ехать на зимние Олимпийские игры в Южную Корею – и ответного их бойкота со стороны всех наших спортсменов. Последнее тоже логично: ни к чему эти полумеры и выступление под белым флагом и без гимна.

Кстати, о Корее. На этот раз Северной. До сих пор вопрос о противодействии ее ядерному статусу считался чуть ли не последним, по которому позиции России и США близки. Но ведь проблема молодого горячего маршала Кима – это сначала проблемы Вашингтона, а уже потом Москвы. Наше так называемое сотрудничество в этом вопросе не приносит нам никаких политических дивидендов. К чему продолжать помогать Дяде Сэму? Хотят начать войну на Корейском полуострове — welcome to the hell, как говорится.

Чем держаться за последние лохмотья сотрудничества, может, все разнести уже в прах? И возвыситься над миром и его дипломатическими условностями как полные мальчиши-плохиши с ядерными ракетами. Пока они еще у нас летают. А? Вот такой «кейс». Ладно, скажем, что все это шутка, фантасмагория. Ну, пока шутка. А вы подумали, что это настоящая наша «дорожная карта» на ближайшие годы? Ну, как знаете…

А теперь – серьезно.

Сейчас решение всех внешнеполитических проблем России — внутри ее.

Это не зависит от результатов расследования прокурора Мюллера о хакерских атаках в ходе предвыборной кампании в США. Эти результаты предрешены: нас объявят виновными и «накажут» новыми санкциями. Они будут введены почти неминуемо в январе- феврале следующего года на основании докладов Минфина США, финансовой разведки и «отраслевых» списков (железнодорожный транспорт, финансовая сфера, металлургия, нефтегазовый сектор, списки физических лиц и организаций – «опор режима» и т.д.) госдепартамента. И нас подвесят на «крючке», когда судьбу каждой конкретной сделки будет решать госдеп США. И так –уныло на долгие годы.

Нам не скажут спасибо ни за один пример «конструктивного взаимодействия» ни по каким частным международным вопросам. Ни по КНДР. Ни по терроризму. Ни по химоружию Асада. Ни даже по ядерному разоружению. Бесполезно искать мимолетных встреч с Трампом, прихватив его за локоток в кулуарах очередного саммита. С Трампом – тем более бесполезно.

Как только без нашего газа Европа сможет обходиться в большей мере, чем сейчас, она сократит поставки на соответствующий объем и перекроет лишние «северные потоки» от исторически всегда «токсичного» для нее соседа.

И так будет до тех пор, пока мы не станем достаточно сильными экономически и технологически, чтобы с нами имело смысл торговаться.

«Россия сосредотачивается», — таков был главный, по сути, лозунг развития страны и ее внешней политики после унизительного поражения, вот же совпадение, в Крымской войне. Как только она «сосредоточилась» в достаточной мере, проведя масштабные реформы Александра Второго, в том числе избавившись от крепостничества, – как говорится, «сами пришли и сами все дали».

В том состоянии, в каком нас сейчас пытаются выставить в мире – а именно «загнанными в угол» недоразвитыми изгоями, виноватыми во всем, от Brexit и победы Трампа до выкрутасов каталонских сепаратистов, мы можем отвечать лишь примерно так, как описано выше: повышая ставки в конфронтации до того уровня, когда наша «загнанность в угол» уже будет грозить неприемлемым ущербом самим загонщикам. Вплоть до войны. Ядерной. Это будет наш единственный формат «договороспособности». Именно это хотят получить на выходе «загонщики Кремля»? Они уверены? Они просчитали все ходы до конца?

Пока до этого еще все же остается несколько непройденных шагов. Пока мы преимущественно в качестве «зеркальных мер» — «бомбим Воронеж».

Однако если стране удастся перейти к экономическому росту, вся парадигма отношений с внешним миром поменяется.

Перейти – прежде всего, за счет раскрепощения всех потенциальных драйверов развития, начиная от предпринимательской свободы для отечественных бизнесменов (аналог отмены крепостничества) и кончая приглашением на выгодных условиях всех желающих тут работать иностранцев. И не в обстановке «осажденной крепости» с заблокированным интернетом и силовиками как «самостоятельными хозяйствующими вовсю субъектами», а в условиях правового государства, где правду можно найти, не апеллируя к Страсбургу. И в условиях социальной справедливости, сплачивающей общество, ныне расколотое на зажравшихся, которым все можно, и задавленных бюрократией, которым ничего толком нельзя.

Тогда на саммитах очередной Трамп сам будет искать встреч с человеком из Кремля.