Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Георгий Бовт

40 лет в пустыне. Без Моисея

Георгий Бовт о «запасных» элитах

Когда правишь 26 лет, то хочется, чтобы эта музыка никогда не кончалась. Чтоб елей холуев лился в уши полным потоком. Чтоб принимать парады и устраивать разносы. Чтоб почетные караулы все ходили и ходили вокруг, а кортежи подавали все ближе к двери. Чтобы подданные лобзали глазами, чтобы падали ниц, а ты бы их, убогих, снисходительно поднимал – мол, полноте, я же не господь бог, я только учусь.

Можно и выборы иногда проводить. Но лишь для того, чтобы народную любовь отразить очередной «юбилейной цифрой»: вот тебя любят на 60%, потом на 75, 80, потом на все 90.

Все ближе манящая цифра 100, и лишь законы математики диктуют выдать максимум 99,9%. Да как они вообще смеют диктовать! Надо переписать эти законы. И тут вдруг – раз: верный визирь с тоненькой красной папочкой, словно крадучись, и кося при этом взглядом, подбирается к трону. «Ваше величество, осмелюсь доложить. По закрытым опросам, вас больше не любят. Ну, есть еще, конечно, в народе те, кто боготворят, но все больше — ненавидят и говорят, что надоел. Говорят, мол, сколько можно».

Визиря, конечно, хочется расстрелять и четвертовать, но ты же сам завел эти закрытые опросы и доклады правды в одном экземпляре в красной папочке. И ведь до поры до времени все сходилось — самоощущение величия и безмерная народная любовь. И вот на тебе. Где была ошибка? Не сам же. Холуи подставили. Враги руку приложили, тут к бабке не ходи. Происки. Всюду происки. Закулиса рулит и совращает добрых людей. А они так доверчивы, так наивны. И поскольку страна небольшая, то все как бы свои. Были.

И уже кажется, что не так подобострастно кривятся рожи придворных. Все больше бегающих глаз. Все более нервический смех при твоих солдафонских шутках. А раньше ржали, как кони. А ведь всех вскормил и из дерьма вынул. Вознес и обласкал. «Они ж никто без меня, не стань меня – сами передерутся, да и их всех пересажают». Но спиной уже лучше не поворачиваться — нож всадят. И неизвестно, кто первым побежит «на ту сторону», кто дрогнет и не станет выполнять ТОТ САМЫЙ приказ, когда остается от прежнего величия лишь команда «Пли!» — по толпе, что несется грабить твой дворец и сокрушать твое наследие. Неблагодарные люди. Они всегда таковы.

Александр Григорьевич Лукашенко за 26 лет правления маленькой страной зачистил политическую поляну так, как делали далекие предки нынешних славян, практиковавших подсечно-огневой метод земледелия. Когда сначала вырубается и выжигается лес, а потом на этом месте высаживают культурные растения. Но урожайность на таких полях со временем падает. Для ее поддержания нужны более прогрессивные методы ведения земледелия. Это потом про английский газон скажут, что его нужно триста лет подстригать. Хотя на самом деле — просто запустить овец, которые в свое время «съели людей», согнав их с земли на фабрики. Лукавят англосаксы, как всегда. Приукрашивают звериный оскал учения Адама Смита.

Как и для многих авторитарных правителей, для белорусского «последнего диктатора Европы», как некогда его звали, всегда интересна проблема преемника – но всегда как некая абстракция, неизменно отодвигаемая на достаточно отдаленное будущее.

Потому что «ну, я еще немножко порулю, и еще, и еще». И так почти до бесконечности. Наверное, вот сына сделаю преемником, но пусть пока еще подрастет.

И пока «батька» растил сына, строил дом, сажал деревья и политических оппонентов, почва совсем обеднела. Так бывает часто в авторитарных государствах, особенно мелких. Кажется, что вот элита есть, а ее на самом деле нет. А есть только придворные холуи. Те, что во власти и отбираются не по принципу профпригодности, а по принципу способности «лизнуть» до гланд, предугадывать эманации, смеяться шуткам в тон и даже заранее, рапортовать бодро и позитивно. Ну и чтоб не умнее начальника были. Ну ладно, не были – казались глупее. В этом часть послушания. А то мало ли. А все остальные – политические и управленческие маргиналы с синдромом выученного бессилия.

После того, как «батька» посадил двух главных своих на предстоящих 9 августа выборах (господи, ну вот зачем эти выборы таким «батькам»? — загадка неведома) противников-оппозиционеров, а третьего просто снес небрежным движением судебной системы, которая ему уже давно как королевская мантия, осталась против него, в сущности, помимо пары «мурзилок», простая белорусская женщина. Она в политическом плане – вообще никто. Жена блогера. Блогера посадили, потому как досаждать стал своей правдой-маткой, — от этого интернета вообще одна головная боль.

У Светланы Тихановской, по сути, нет никакой политической и тем более экономической программы. Кроме той, что после своей победы она обещает освободить всех политзаключенных и провести новые честные выборы. Все. Вокруг нее объединилась кое-какая прочая оппозиция. В самом деле, чем не лозунг – придите голосовать, чтобы свергнуть сатрапа, а потом провести новые выборы. Из кого потом будут выбирать, если все выжжено кругом подсечно-огневым методом? Это другой вопрос.

Однако он важный.

Вопрос о качестве элит, которых, когда их хватишься, а их и нет вовсе, оказывается. Нет управленцев, кроме как временно лояльных, но развращенных и ни на что самостоятельное не годных.

Нет грамотных людей, способных предложить не «хайп», а внятную альтернативу. Не набор приятных, но бессмысленных лозунгов, а план действий, по которому можно работать. В свое время по этому пути пошел весь Советский Союз.

СССР сгубило не ЦРУ и даже не коварные саудиты, уронившие цены на нефть. Его сгубила бездарная безграмотность людей, которые сначала руководили страной, а потом пытались ею руководить. У первых в головах не было ничего, кроме начетничества из учебников марксизма-ленинизма, у вторых – ничего, кроме адаптированных для обывательского понимания в «500 дней по пути к счастью» статей канонических западных рыночников. Так, как они эти статьи поняли. Трудности перевода, знаете ли.

Василий Ключевский так писал об окружении императора, которого считают основателем «проевропейской России»: «Петр служил своему русскому отечеству, но служить Петру еще не значило служить России. Идея отечества была для его слуг слишком высока, не по их гражданскому росту. Ближайшие к Петру люди были не деятели реформы, а его личные дворовые слуги. Он порой колотил их, порой готов был видеть в них своих сотрудников, чтобы тем ослабить в себе чувство скуки своим самодержавным одиночеством».

А после его смерти «влиятельные люди, в руках которых очутились судьбы России... начали дурачиться над Россией тотчас по смерти преобразователя... Это были истые дети воспитавшего их фискально-полицейского государства с его произволом, его презрением к законности и человеческой личности, с притуплением нравственного чувства».

Как страдала империя после Петра от отсутствия грамотных людей, способных подхватить (или, наоборот, подправить, починить) правое дело, так и продолжает страдать уже после того, как распалась. Белоруссия — маленькая. Это Россия большая. Лукашенко – не Петр Первый, разве что ростом вышел, как и тот.

Однако, когда берет оторопь порой от лицезрения тех, кто «во власти» на постсоветском пространстве (забившиеся под шерстяной плед старушки-Европы прибалты в этом плане ничем не лучше, уровень политики там порой не превышает свары на уровне отдела в советском НИИ), то перебить ее может еще большая оторопь от взгляда на тех, кто в нее как бы только стремится. Делает вид точнее.

Боже, о чем говорят и спорят эти люди! С какого дуба они все рухнули на эту грешную и нищую землю. Каков уровень их ментальности, за которым никак не угадать порядочность. Даже собственный «харассмент» придумать не смогли – все у америкосов собезьянничали. А их, с позволения сказать, «дебаты»! Убогость и местечковость, выдаваемые за серьезную оппозиционную политику.

Успокаивает, конечно, что «кризис элит», как обнаруживается, всеобщий. И сама по себе — и вот еще один повод для удивления – сменяемость власти, чему также все больше является примеров, не гарантирует качественного отбора в «лучшие люди страны».

Вот Америка «довыбиралась» до Трампа. Теперь шарахается в сторону и под давлением чернокожих гопников и примкнувших к ним либерал-маккартистов вот-вот готова в лидеры «державы номер один» выбрать престарелого полу-маразматика, по сравнению с которым Брежнев «средней поры» — вполне себе бодрячок-реформатор.

В Европе, кроме фрау Меркель (спасибо «советской школе» и гэдээровскому комсомолу), и глаз остановить не на ком. Были де Голли — стали Макроны. Полно фриков во власти, и еще куча таких же, туда рвущихся. В эпоху теле-интернет инфотейнмента электоральная демократия привела к тому, что политический класс замкнулся сам на себе, социальные лифты забились склеротическим бляшками безграмотного и безответственного плебса, а когда они срываются, то «инсульт» выливается в Трампов, больших и маленьких. И на этом фоне у нас иной Фургал начинает казаться «нормальным человеком». Потому как разговаривает по-человечески с людьми и делает то, что им нравится. При этом, кого еще, кроме таких фургалов, в «оппозицию» набирать: нормальных людей, желающих пойти в такую политику, мало и становится все меньше.

Что касается Белоруссии, то со стороны, конечно, многие (особенно среди «прогрессивного класса») смотрят на происходящее там с плохо скрываемой надеждой на «движуху».

Неужто сковырнут все более становящегося смешным «батьку», оно и нашим властям как бы «средний палец» будет, о чем можно пост на много «лайков» тиснуть. И если придут к власти благонамеренные идиоты – так это даже по приколу.

На самом деле правды тут нет. И Лукашенко засиделся, и перестал видеть «берега», утратил связь с реальностью, а вместе с ней и, прости господи, харизму. И ему действительно пора уходить. Его многие настолько ненавидят, что готовы голосовать за какую-то неизвестную тетю. Чтобы поставить подпись в ее поддержку, собирались огромные очереди. Над ним за спиной смеются его же чиновники. Его сдадут и военные, и бюрократы, едва почувствуют, что трон зашатался. Но пока не почувствуют, будут с ним соучастниками. А дальше что?

Все надо было делать заранее: институты строить, создавать «средний класс» (хотя вон в той же Америке создали – и где он в эти дни, затерялся пока на фоне распоясавшихся гопников). Хотя по поводу «среднего класса» тоже есть хорошая байка.

По спецзаказу канцлера Михаила Воронцова в ранние годы правления Екатерины Второй француз де Буляр составил записку, где доказывал пользу для страны «третьего сословия», которое бурно росло в Европе. Он видел в нем «душу общества», притом что «всякая держава, в коей не хватает третьего чина, есть несовершенна, сколько бы она ни сильна была».

Предлагалось, в частности, предоставить купечеству больше вольностей. Пытливая немка, оказавшаяся волею судеб во главе Российской Империи, пригласила к себе для обсуждения проекта видных купцов. Эдакий тогдашний аналог РСПП. Те, воспользовавшись аудиенцией, наперебой стали просить льгот для себя – по части пошлин, цен, всяких монополий на торговлю и производства. Политические свободы и права, судебная справедливость их совершенно не заботили. После той встречи Екатерина к идее «третьего сословия» совершенно охладела. И действительно: что немцу хорошо, то русскому… Ну вы поняли.

Касаемо отсутствия «альтернативной элиты», обычно следует сентенция оптимистов-либералов: мол, народ должен получить право на ошибку, в следующий раз, если выберет не того, он ее исправит. А если ошибка затянется на десятки лет и страна так и будет ходить по кругу? Лет 40, только без Моисея? Как ходит уже лет тридцать Украина. Может, и мы еще походим. Но не сейчас. Пока так поживем. Как веками жили, «починяя» свою великую и «не искажаемую» историю лишь тогда, когда совсем невмоготу и когда вместе с «жареным петухом», подкинутым через крепостную стену, как водится, с Запада, доносилась важная весть про очередную «догоняющую» модернизацию: «Передайте государю, что в Англии ружья кирпичом не чистят».