Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Георгий Бовт

Божественное незнание

Георгий Бовт о том, можно ли бороться со страхами ограничением информации

«Девочка, что ты хочешь, чтоб тебе оторвали голову или ехать на дачу?» — возможно, эту фразу героини Фаины Раневской из довоенной советской комедии «Подкидыш» скоро сочтут непотребной согласно нормам анти-экстремизма и новой толерантности и запретят. Это будет сочтено «пропагандой» того, что нельзя пропагандировать. Скажут, что нельзя писать про отрезание голов.

А то вон уже и Ксении Собчак, говорят, пригрозили этим самым за то, что поддержала Макрона в его крестовом походе, но одновременно неравной борьбе с теми, кого нельзя оскорблять. Вы же не хотите, чтобы Ксении Анатольевне отрезали голову? А если уж написали, то нельзя указывать, что именно кричал человек, размахивающий ножом в церкви, откуда он родом, какой религии и национальности. Да и про церковь – ни к чему. Отрезали голову — и отрезали. Где-то кто-то кому-то. Ну так получилось. Бывает.

Странная ассоциация родилась: на днях отечественный Минздрав запретил спец-письмом медиками комментировать что-либо касательно «ковида». Ни про нехватку кислорода, стало быть, ни про позорный коллапс системы маркировки лекарств и системы их поставки на пике пандемии (в сталинское время — однозначный расстрел, а сейчас — бодрое, хотя сиплое бормотание про «все под контролем» профильного министра-капиталиста), ни про переполненные больницы, ну и так далее. Не надо, мол, сеять панику, распространять фейки. Таковой, например, считалась новость о болезни и смерти от «ковида» мэра одного крупного города – ровно до того момента, как его похоронили. Но штрафы за распространение «недостоверной информации» успели выписать.

«Ковидобесие» и новые вспышки «карикатуро-бесия» на почте джихадизма, — кто кого оборет в информационном пространстве? Кто соберет больше «кликов», «лайков» и «дизлайков»?

Бороться с явлением лучше не на земле, а виртуальном пространстве, решили давно уже многие блюстители политической и информационной нравственности. Экая невидаль. Нам не привыкать.

При том что новая информационная реальность, согласимся с отвращением, действительно стала во многом причиной того, как мир реагирует что на «ковид», что на «исламский экстремизм». В определенном смысле и то, и другое именно что «раздуто», в том числе перевозбужденными блогерами, — укажут вам блюстители чистоты эфира. В определенном – это в каком? В том самом, что меньше знаешь – крепче спишь.

И вот уже человечеству, возбужденному соцсетями и СМИ, которые, в свою очередь, насмерть поражены вирусом «кликбейта», начинает казаться, что дело неминуемо движется к концу света.

Что Антихрист уже выехал и движется четко по навигатору к нам в гости. На спец-каршеринге? Или вылетел на спец-лоукостере? Мы ничего не знаем о способах его передвижения, надо бы срочно послать корреспондента или простимулированного должным образом блогера-миллионщика.

Может, ту же Собчак? Или все-таки Бузову? Но надо при этом как-то попытаться сделать так, чтобы новость о его пришествии не стала «топовой» в новостях Google или «Яндекса» до окончания биржевых торгов. Иначе правильные пацаны, те кто в теме, в доле и в инсайде одновременно, не успеют «окэшиться».

Французы — странные. Непонятно, чего они так всполошились. Вернее, непонятно, отчего так поздно? Неужели всего лишь оттого, что Макрону надо переизбираться в 2022 году и пора озаботиться откусыванием правого электората от Марин Ле Пен? И еще странно, что до сих пор не раскрыта толком тема, согласно которой «это Путин или ГРУ подослали» исламистов-джихадистов, чтобы отомстить Макрону за «Навальный-хайп». А может, это операция самих французских спецслужб, чтобы отвлечь внимание от катастрофы с тем же «ковидом»? А вот последнее — это уже богатое дебютное начало для отечественных конспирологов-ватников. Тех, кому не надо во французское посольство за визами по окончании «локдаунов».

«Французы, постоянно живущие в Алжире, знают из всей этой страны только равнину Митиджи. Они безмятежно живут в одном из самых очаровательных городов мира, заявляя, что арабы — народ, не поддающийся никакому управлению и годный лишь на то, чтобы его истреблять или изгонять в пустыню», написал в конце ХIХ века Ги де Мопассан. Казалось бы, как много воды в море толерантности утекло с тех пор. Во Франции обосновалось нынче от 6 до 20 миллионов (точнее нельзя сказать, поскольку относительно родившихся в республике нельзя указывать национальность и религиозную принадлежность) мусульман, из которых истово верующих до 3,6 миллиона, а потенциальных исламистов до 160 тысяч, по данным МВД и социологов. 2 тысяч граждан Пятой республики отправились воевать в Сирию на стороне тех, кого нельзя называть. Это самая большая доля для европейских стран.

Пятая республика до определенного момента нисколько не беспокоилась тем, что многие из этих людей отказывались интегрироваться во французское светское общество, пользуясь, однако, всеми его пособиями и привилегиями. Потому что толерантность и мультикультурализм. И уже другой писатель – Мишель Уэльбек – поимел большие проблемы с продвижением своей книги «Покорность», где рассказывается о победе (кстати, в 2022 году) на президентских выборах во Франции мусульманина, после чего в стране начинают внедрять нормы шариата. Так когда же общество было более терпимо – во времена Мопассана или Уэльбека? Хотя «дело Дрейфуса», конечно, ближе к Мопассану. С другой стороны, иудейские экстремисты головы вроде пока не режут.

А может, общество ушло дальше не столько в толерантности, сколько в лицемерии, искусстве применять двойные стандарты и фарисействе?

Французские власти решили «вышибать клин клином». Информационным. И если учителя Пати зарезали за то, что он на уроках демонстрировал подросткам карикатуры на пророка Мухаммеда, то надо, согласно такой логике, напечатать новую брошюру и показывать ее во всех французских школах. Какая цель преследуется? Заставить мусульманских детей потешаться над своим пророком? Простите, а зачем это надо делать? Приучить к антиклерикальным традициям, зародившимся во время Великой французской революции, когда попов не только гильотинировали, но и изображали в виде свиней и прочих тварей? Но если быть последовательными, то почему тогда нельзя отрицать Холокост и геноцид армян? Или там больше свободы рук и слов, поскольку за это не режут головы? Свобода ж слова, чо.

Гораздо более последовательной принципиальностью, лишенной двойных стандартов, была бы массовая депортация тех, кто не разделяет принципы «культурно-религиозной унификации». Не хочешь принимать светские принципы в той форме, как их видит, скажем, Министерство просвещения? Тогда – чемодан, вокзал, Алжир. Но тогда не только мечетях надо покопаться. Спохватились и стали депортировать иностранных имамов. А раньше куда смотрели? А почему в соцсетях не взять на вооружение, скажем, принципы российского РКН? Ах, вам противно наступать на горло свободе слова? Но как бороться с явлением в онлайне, не замарав рук в офлайне? Ведь в наше время виртуальная и всамделишная реальности столь переплелись.

Если кто не помнит, в России «карикатурные эксперименты» были пресечены еще во время первой волны скандалов на эту тему в Европе.

14 лет назад прикрыли волгоградскую газету «Городские вести» – за публикацию даже не карикатуры, а вполне, казалось бы, безобидного рисунка, на котором изображены Христос, Моисей, Будда и пророк Мухаммед. Наблюдая по телевизору за двумя толпами людей, готовых к драке, они с горечью восклицают: «Мы вас этому не учили». ЕР озаботилась тогда оскорбленными чувствами верующих. Карикатур на пророков и святых у нас в СМИ с тех пор не публикуют.

А в церквях и тем более мечетях и даже в синагогах не пляшут после известного дела «Пусси райот». Правы ли тогда были «сатрапы»? Очевиден ли тут хоть какой-нибудь ответ? Кому как.

Зато сейчас возле французского посольства в Москве людям определенной религиозной принадлежности можно свободно проводить несанкционированные акции. Даже штрафа никому не выписали. Кому-то обидно, да? А если принять, что эти люди завоевали такое свое право в буквальном смысле этого слова, то вам станет менее обидно или более? Примите это или забудьте.

Для отвлечения и снятия стресса поспорьте на тему ношения защитных масок, это снимает, вернее переносит стресс с анти-исламистской темы на более отвлеченную.

Впрочем, может про эти все страсти-мордасти лучше ничего не слышать и не знать? Уже давно звучат призывы минимизировать информацию о терактах и прочих преступлениях – прежде всего, по части национальной и религиозной принадлежности преступников. Да вот и с тем же «ковидом» звучат призывы аналогичные: меньше тестировать (чтобы не разгонять пугающую статистику), меньше публиковать пугающих подробностей, особенно по части захлебывающейся медицины. И пандемия почти сама собой рассосется. У меня, кстати, и так большие сомнения по части достоверности нашей статистики «второй волны». Ну, может, и хорошо? И исламистский терроризм – тоже рассосется, ведь он же – для пиару, как считают некоторые.

В 1918-1919 годах «испанка» выкосила десятки миллионов людей (по самым скромным оценкам, не менее 25 млн), но мир беспокоили совсем другие вещи в основном: войны, голод, революции, равноправие женщин, наконец, что для многих было хуже всякой «испанки». А все потому, что не было соцсетей, а СМИ были «ответственными».

В эпоху «информационной вакханалии» люди уже не знают, чего им бояться больше.

Коронавируса или безработицы от борьбы с ним. Глобализации, несущей столкновение культур буквально в каждый дом, или новой изоляции, ожесточенности на уровне наций, перерастающей в разные по форме войны и конфликты. Замусоренных неотфильтрованной информацией и испорченных дурным образованием мозгов — или цензуры, унижающей человеческое достоинство и равняющей всех под одну гребенку тупых дебилов, не способных отличить правду от лжи, добро от зла, грубый фейк от научных знаний. Безграничной свободы самовыражения, за которую приходится платить, — ну, подумаешь, теракты с сотнями жертв, отрезанные головы в прямом эфире, сожженные очередными «оскорбленными» предместьям или целые города. Или тоталитарного контроля, низводящего человека до уровня послушного андроида.

Кстати, тоталитарный контроль демонстрирует поразительные успехи в борьбе с коронавирусом. То есть он в буквальном смысле полезен для здоровья.

Кто-то на все это скажет, что бояться надо только Бога и Страшного суда, предвестников которого, говорят эти люди, все больше вокруг нас. Однако многие ведь не знают, что такое и кто такой этот ваш (наш?) Бог, каков он, есть ли у него аккаунт в Instagram и, если есть, то сколько у него там подписчиков. Последнее – очень важно.