Кодекс героя мультиков

Глеб Черкасов о новых требованиях к гражданам России

Кодекс этики гражданского активиста, проект которого обнародован на сайте «Общероссийского народного фронта», описывает идеального человека. Гражданина, рядом с которым приятно жить и работать. 20 пунктов проекта кодекса включают в себя все, что гражданскому активисту должно делать и на что он не вправе претендовать. Например, положено «не высказывать угроз, оскорбительных выражений, не предпринимать действий, препятствующих нормальному общению или провоцирующих противоправное поведение». Активист нетерпим к коррупции и не может использовать свое положение для решения личных вопросов. Он корректен в общении, бескорыстен, конструктивен и ожидаемо пропагандирует здоровый образ жизни.

Герой кодекса похож на мультипликационного дядю Степу, только он не милиционер, а обычный гражданский активист ОНФ.

У каждой политической (а, ну да, общественной) организации есть полное право считать своих активистов лучшими людьми страны, а ее оппонентов — ну в лучшем случае просто людьми. Собственно институт партий, по большому счету, и строится на утверждении: мы собрали лучших людей ради лучших целей, и вот посмотрите теперь только на наших оппонентов.

У каждой организации есть основания предъявлять своему активу требования не только политического, но и морального плана. Это, в конце концов, проще, чем потом объясняться, отчего партийцы проворовались. И, наконец, организация, хоть политическая, хоть общественная, должна по мере сил воспитывать своих сторонников. Или хотя бы декларировать подобное воспитание.

Однако проект кодекса предусматривает, что правила «актуальны не только для участников ОНФ, но и для всех сограждан, избравших своей миссией помощь людям», поскольку «те, кто хочет, чтобы их деятельность была полезна для общества и поддержана им… сами заинтересованы в том, чтобы следовать этим правилам».

То есть, если обычный гражданин хочет, чтобы его деятельность была полезна для общества, он должен «быть сам заинтересован» следовать правилам активиста ОНФ. Иначе мотивы его поведения сомнительны, а нежелание служить обществу очевидно.

А поскольку не факт, что гражданин своими силами справится с соблюдением предъявляемых требований, то проще всего ему вступить в ОНФ лично или в составе какой-нибудь организации. Там и старшие товарищи помогут — советом или просто добрым словом.

Конечно, можно предположить, что проект кодекса — не более чем часть пропагандистской кампании перед съездом ОНФ. Что при написании и доработке проекта авторам было не до здорового образа жизни, а сам проект благополучно позабудется сразу после окончания мероприятия. Но с той же долей вероятности проект кодекса — не простая политтехнологическая шалость, а элемент новой идеологии. Предъявляющей совершенно иные, нежели раньше, требования к гражданину.

Просто лояльности больше недостаточно, теперь нужно послушание и служение. Инициативы — минимум, исполнительности — максимум. «Меньше говорить — больше делать» (ст. 16 проекта кодекса).

В кодексе нет места для описания взаимоотношений человека и государства и тем более для критики. Зато широк простор для круглосуточного самосовершенствования. Пределы которого также не могут определяться самостоятельно — только старшими товарищами.

Гражданский активист подает всем пример, а вот что делать тем, кому он не пример, — ну разве что рассчитывать на то, что тот, согласно статье 12, будет «готов к диалогу, поиску консенсуса, ненасильственных методов разрешения проблем и конфликтов».

Исследователь старообрядчества Кирилл Кожурин в вышедшей в серии ЖЗЛ биографии протопопа Аввакума пишет: «Домострой учил, дабы походка у человека была кроткая, голос умеренный, слово благочинное, перед старшими надо было сохранять молчание, к премудрым послушание, перед сильными повиновение, лучше мало говорить, а более слушать, не быть дерзким на словах, не слишком увлекаться беседой, не быть склонным к смеху. Украшаться стыдливостью, зрение иметь долу, а душу — горе, избегать возражений, не гнаться за почестями».

Примерно такого же человека рисует и кодекс гражданского активиста. Разве что посмеяться пока разрешается (слишком долго население потчевали юмористами, чтобы в одночасье запретить веселиться)

Таких людей пока нет, но их будут воспитывать. Или хотя бы для начала назначать. Ну а по имеющимся лекалам нетрудно и других подобрать.