Хлебушек и фуа-гра в университетах

Андрей Десницкий о том, почему не стоит отказываться от лекций в офлайне

Руководство ВШЭ недавно выступило с рассказом, каким оно видит будущий формат российского образования, и не только в самой Вышке. В нем не останется места для той картины, которая всегда считалась эталоном: профессор стоит на кафедре и читает лекции студентам, сидящим на скамьях. Все это должно теперь будет переместиться в кибер-пространство, ведь так удобнее и студентам, и самому профессору, а главное, его лекции не будут ограничены временем и пространством – их можно будет слушать на другом краю земного шара спустя десятилетия после того, как они были прочитаны.

Ну, разве это не здорово? Вовсе нет, полагаю. Нет, я совершенно согласен, что образование онлайн надо всемерно развивать – более того, я сам активно участвую в этом процессе. Я считаю, что это отличная идея – записывать лекции лучших преподавателей, хранить эти записи для последующих поколений, распространять их в различных вузах, а в идеале – просто выкладывать в интернет для всеобщего доступа. Это позволит не только сохранить мимолетное чудо прекрасной лекции для потомков (а ведь никто из великих не вечен), но и даст доступ к нему тем студентам и просто интересующимся людям, кто не учится в ведущих университетах страны, но точно так же нуждается в качественном образовании.

И заодно – высвободит для семинаров время рядовых преподавателей, которые из года в год читают стандартные, однотипные курсы. В известном анекдоте преподаватель ставил на свое место магнитофон с записью начитанного курса и уходит по своим делам. Каково же было его разочарование, когда однажды он вернулся к концу занятия и обнаружил вместо студентов… включенные диктофоны! Не лучше ли раз и навсегда покончить с этой унылой обязаловкой, с пустым формализмом?

Нет, никак не лучше. И сейчас поясню, почему. Развивать лекции онлайн – прекрасная идея. Но вот совсем иначе выглядит идея полностью отказаться от лекционных занятий в реальном времени и пространстве (даже если скомпенсировать их увеличением семинарской работы).

Представим себе, что с массовым распространением телевизора кому-то пришла бы в голову идея отказаться от театров.

В самом деле, зачем тратить время, деньги и силы на целый ряд очень посредственных постановок, если можно раз и навсегда снять по каждой пьесе телеспектакль или фильм с участием наилучших исполнителей и показывать его каждый год или месяц по телевизору? Кажется, никому такая идея в голову еще не приходила. В театральном мире свою ценность имеет даже драмкружок при провинциальном учреждении, потому что он собирает людей, которым интересно друг с другом и с искусством. Это никак не мешает им при возможности посещать спектакли больших столичных театров или смотреть лучшие постановки в записи по телевизору, но живого общения никакая запись не заменит.

С лекциями, по сути, та же история. Настоящий лектор – подчеркиваю, не уникальный, не лучший, а просто настоящий – никогда не повторяется полностью уже потому, что никогда не повторяется его аудитория. Он не просто отвечает на вопросы, которые бывают очень разными и порой заставляют пересмотреть заранее заготовленный план занятия, но считывает мимику, позы, жесты своей аудитории. Где народ заскучал, уместно пошутить, где настрой, напротив, боевой – полезно подкинуть трудную задачу или спорное мнение, где аудитория слишком разная по составу – нужно тщательно балансировать, выбирать материал так, чтобы одним не было совсем непонятно, а другим – уже давно всё известно.

И пока ты не увидишь лиц этих студентов, ты не можешь знать, что им нужно сказать здесь и сейчас.

Я уж не говорю о том, что в современном мире наука развивается стремительно и те примеры, которые ты приводил год или два назад, сегодня могут стать неактуальными, неточными, а то и вовсе неверными, потому что изменилась ситуация, изменилось наше понимание окружающего мира, изменился, говоря широко, контекст. Гениальная лекция десятилетней давности – уже отчасти памятник эпохи, а не актуальное научное знание. А уж как быстро устаревают шутки, без которых трудно представить себе хорошую лекцию… Сегодня, в день, когда я пишу эти строки, я проводил занятие с умными подростками и в качестве иллюстрации многозначности слов и выражений привел парочку анекдотов про Штирлица, вроде «Штирлиц выстрелил в упор. Упор упал». Но мне пора искать другие примеры – современные дети понятия не имеют, кто такой Штирлиц и почему это он занимается стрельбой по упорам.

Ну, ладно, скажете вы мне, пусть все действительно так, но лекции мастеров все же устаревают не быстро, освежить примеры и уточнить данные можно на семинарах, а главное – даже устаревшая лекция гения будет звучать намного лучше, чем унылый бубнеж дежурного преподавателя.

Да, это так. Но откуда, скажите мне, возьмутся новые гении, если не будет дежурных лекторов? Иннокентий Смоктуновский не сразу вышел на большую сцену – играл, к примеру, в местных театрах в Норильске и Махачкале. И чтобы ему дали сыграть Гамлета, он должен был проявить себя в мелких ролях на незначительных сценах, доказать, что способен на большее и главное – очень захотеть большего…

Доцент провинциального вуза, которому просто некуда и незачем расти, не станет новым академиком Андрей Зализняком, даже если изначально обладает не меньшими способностями. А настоящего Зализняка, гениального ученого и блестящего лектора, с нами больше нет. Кто его заменит на кафедре завтра и послезавтра? Тот, кто читает лекции сегодня.

А еще лекция, даже не самая лучшая, — это мастер-класс по избранной профессии. На семинарах говорят в основном студенты, на то они и семинары, преподаватель там скорее модератор и экзаменатор. А вот лекция – возможность для лектора раскрыться самому, показать студентам, какой может быть насыщенной и увлекательной жизнь в профессии… Я – один из тех (и нас немало), кто выбрал изучение древних языков под напором харизматического таланта Николая Федорова, латиниста и знатока античной литературы. Читал ли он лекции намного лучше своих предшественников? Не уверен.

Но глядя на него, мне становилось ясно: если человек так увлечен своим делом, это дело стоящее. Я тоже хочу попробовать.

Лекции в интернете начисто лишены, увы, этой харизмы. Я прослушал и просмотрел некоторое их количество на «Арзамасе» и других сайтах – это добротное, точное изложение материала, часто с авторской оригинальной позицией, риторически выверенная и грамотная речь. Но в ней нет этой личной харизмы, нет этого зала, который замер и следит за каждым словом…

Зато мне пишут в блоге по этому поводу: но запись лекции онлайн можно в любой момент остановить, сходить, налить себе кофе, выкурить сигаретку… Можно, конечно. Можно и пивко с чипсами. А чо?

Я боюсь, что мы все чаще стали видеть в образовании вместо таинства и открытия, вместо диалога учителя и ученика – потребление информационного продукта, что-то вроде просмотра научпопфильма. И хорошо еще, если не вроде концерта звезд эстрады, «Голубого огонька»…

Компьютер – средство общения, а не его самоцель. Интернет – среда, а не образ жизни. Запись лекции – не слепок реальности, а ее консервы. Кто же будет возражать против прекрасных консервированных продуктов – фуа-гра или осетровой икры (добытых законными и гуманными способами, конечно)? Но они не заменят аромат копеечного свежевыпеченного хлеба, его ноздреватой, ломкой краюшки… Да на что и мазать ту фуа и ту икру, как не на такой однодневный, устаревающий, провинциальный хлебушек простого помола?

Вот и с онлайн-лекциями точно так же. Они очень нужны – но только не как замена живому, сиюминутному, личному, а как дополнение к нему.