В рай не пускают

Денис Драгунский о правах животных и микробов

Защита окружающей среды от загрязнения, заражения и разрушения — беспроигрышная тема. Мы все, особенно жители мегаполисов, а еще сильнее — жители моногородов при каком-нибудь пыхтящем и чадящем заводе уже давно задыхаемся от дыма, выхлопов и прочей промышленной грязи.

Мы тоскуем, глядя на вырубленные леса вокруг городов, вместо которых растут дачные поселки.

Нам страшно читать об истощении почв, отравлении водоемов, а новости о техногенных катастрофах, разлитии нефти, не говоря уже об авариях на атомных объектах, вообще погружают нас в апокалиптический ужас.

И мы готовы кричать: не надо нам всего этого! Не надо заводов, шахт и скважин, автомобилей и сотовой связи (говорят, она разрушает ткани мозга), не надо ТЭЦ, ГЭС и АЭС, и новостроек тоже не надо!

Эти вполне оправданные эмоции завершаются чеканной формулой: если следствием технического прогресса станет гибель человечества в промышленном аду, то нам не нужен такой прогресс. Воссоздадим зеленый экологический рай.

Однако с гибелью человечества от ядовитых фабрично-заводских выделений не все так просто.

«В девятнадцатом веке окружающая среда была гораздо чище, чем теперь. Но теперь люди живут гораздо дольше, чем в девятнадцатом веке. Получается, что загрязнение среды благотворно повлияло на здоровье?» — сказала как-то Маруся Климова, известная петербургская писательница, переводчица и мастерица парадоксов.

А ведь и в самом деле! Отмеченный факт касается не только сравнения XX-XXI веков с XIX веком. В дальней ретроспективе дело обстоит точно так же.

У австралопитеков и синантропов, или как они там, окружающая среда была идеальная. Кругом шумели нетронутые леса, журчали чистейшие ручейки, зеленели луга и на них паслись разные доисторические животные, которые питались естественным растительным кормом. Ни тебе анаболических стероидов, ни генно-модифицированного силоса. Однако древнейшие люди жили очень мало. Средняя продолжительность их жизни была всего около 20–30 лет, потому что из десяти детей умирало девять. Да и те, кто доживал до взрослых лет, умирали довольно скоро от ран, инфекций и голода.

В античную эпоху люди жили уже подольше. В среднем до сорока лет, а в иных регионах — и до пятидесяти. Но в эти золотые века средиземноморской цивилизации люди уже начали распахивать землю, рыть шахты, вырубать леса, плавить металлы, строить каменные дома с водопроводом. То есть начали активно эксплуатировать окружающую среду, порой нанося ей непоправимый вред (знаменитая фраза: «зеленый покров Аттики съели козы»). Надо также отметить, что

у античных людей — что у греков, что у римлян — с моралью и духовностью было не очень. Разумеется, если смотреть с нашей колокольни. Сплошной разврат и язычество.

В Cредние века вся эта протоиндустрия рухнула и погребла под собою греко-римское распутство и многобожие. Люди стали ближе к природе и к Единому Богу. И немедленно сократилась средняя продолжительность жизни — опять до тридцати лет, как в каменном веке.

И только в Новое время, когда появились чадящие фабрики, ради которых сначала вырубались вековые европейские леса, а потом вскрывались девственные поля в поисках угля, а особенно когда загрохотали железные дороги и зафырчали вонючие автомобили, да еще вдобавок возникли такие неприятные явления, как распущенность, вседозволенность, атеизм и потребительская идеология, — вот тогда люди стали жить по-настоящему, по-современному долго, в среднем до семидесяти лет.

А также стали жить все более и более сытно, удобно, безопасно и достойно: жилье, водопровод, канализация, отопление, работа, магазин, полиция и, главное, медицина. Плюс к тому право на личный выбор почти во всех сферах жизни.

Так что получается обратная зависимость: чем загрязненнее окружающая среда и чем меньше духовности и строгой морали, тем дольше продолжительность жизни человека, тем ниже детская смертность.

Разумеется, люди стали жить дольше не из-за того, что дышали копотью заводов. И не из-за того, что кто-то стал публично доказывать, что Бога нет и все дозволено.

Люди стали жить дольше и удобнее из-за технического прогресса, из-за развития медицины, и особенно фармакологии, что возможно лишь в условиях личной свободы, свободы мысли и слова.

Фабрики, на которых производят лекарства, — это крупнейшие загрязнители природной среды, особенно это касается стран третьего мира, где природоохранное законодательство не столь строго, как в Европе, или его вовсе нет. ТЭЦ дымят, автомобили пыхтят, жилищное строительство вкупе с транспортом создает огромные нагрузки на природу… дальнейшие примеры, о любезный читатель, ты легко подберешь сам. Такой вот, как говорят экономисты, «отрицательный внешний эффект» усилий по улучшению жизни человека.

Осталось лишь понять, чего нам больше хочется — вечной любви или вечной молодости?

Сторонники первой нежно любят своих престарелых супруг и супругов. Любители второй постоянно разводятся и женятся на молоденьких. Сдается мне, что безоглядные сторонники «зеленого рая» относятся именно ко второй, весьма легкомысленной и лицемерной категории граждан.

Потому что борьба за чистоту окружающей среды как-то не подразумевает отказ от антибиотиков, транспорта, отопления, энергетики и прочих удобств. О возвращении в пещеры или хотя бы в избы никто не говорит. В итоге все превращается в новомодное развлечение для элиты.

Ах, как это мило — жить в «экологически чистом коттеджном поселке» (или даже в «экологически чистом регионе») и питаться «органической пищей», когда большинство людей любой страны и всей планеты живет в загрязненной среде и благодаря этому загрязнению зарабатывает, ест досыта и не замерзает зимой.

«Зеленый рай» незаметно превращается в рай для избранных.

Это мы уже проходили. В таком раю в СССР жили члены Политбюро ЦК КПСС. Но, как говорил Тарас Бульба, «что, сынку, помогли тебе твои ляхи?»

Особо радикальные сторонники невмешательства в природу говорят о «правах природы» (дескать, луг имеет право не быть распаханным, горный хребет — не быть пробитым туннелями, дерево — не быть срубленным).

Другие, не столь остроумные, говорят о «правах животных». Тут я недавно услышал, что в России собираются даже должность такую учредить — уполномоченный по правам животных. Так вот, дорогие друзья и товарищи, леди и гамильтоны: у животных никаких прав нет и быть не может, потому что животные не обладают свободной волей и социальной организацией. Насущно необходимо защищать животных от жестокого обращения!

Это нужно прежде всего самим людям, чтобы не оскотиниться. То есть не превратиться именно в животных, которые пожирают то, что им природа заповедала или внезапная нужда велела пожирать.

Оберегать животных, домашних, сельскохозяйственных, подопытных и диких, от излишней жестокости и ненужных мучительств — долг всякого порядочного человека. Но это не имеет никакого отношения к так называемым правам бессловесной твари. Потому что, если мы доведем идею «прав животных» до логического совершенства, нам придется признать, что антибиотики нарушают права микроорганизмов. У микробов есть данное самой природой право истребить ваши внутренние органы — что же вы вмешиваетесь?

О мыше- и крысоловах я и не говорю, это настолько очевидное нарушение прав домашних грызунов, что хоть сразу беги к звериному омбудсмену. Что же делать? Завести кошку? О нет! Ибо на языке реальной политики это все равно что в ситуации колониального бунта не посылать своих солдат, а натравить на бунтарей соседнее племя. Так сказать, «бестиализация конфликта», то есть пусть животные сами между собой разбираются. Цинизм высшей пробы.

Но оставим шутки и вспомним о так называемой «духовности». Я говорю «так называемая» и ставлю это слово в кавычки, потому что речь в современной политике идет отнюдь не о настоящей духовности. То есть не об индивидуальном мистическом (то есть тайном, таинственном) внутреннем опыте — религиозном, или чисто философском, или психологическом. Речь идет об идеологическом призыве, который в конечном итоге направлен на затягивание поясов, не смирение перед экономическими трудностями или произволом власти.

Ах, как приятно призывать к «духовности», глядя на суетливую и, увы, суетную толпу бедных и закредитованных людей из окна дорогого и, как правило, бронированного автомобиля по пути в загородную резиденцию…

Ничем не отличается от рекламы «экологически чистого коттеджного поселка».

Только технический прогресс (сопровождаемый, увы, загрязнением окружающей среды и «полнейшей бездуховностью и аморализмом потребительского общества») дает людям достойную, безопасную, сытую и, представьте себе, здоровую жизнь. А в перспективе — возможность свободного развития ума и души.

Такова, извините, плата за благополучие. И оно того стоит. Безупречная экология бывает в каменном веке, где люди ютятся в пещерах. Высочайшая духовность бывает в Средние века, где еретиков жгут на кострах.

Так что не будем лицемерить.

Но будем бороться против автомобильных выхлопов и незаконных вырубок и будем говорить людям о прекрасном и высоком. Не впадая при этом в тотальность.