Духовные скрыты

Антон Елин о том, почему в деле скрепления нации власть предпочитает секретность

«Мультиварка» и «духовная скрепа» стали самыми популярными запросами русскоязычного интернета за прошлый год. То есть мы хотим макарон и исторических маркеров. В новогоднем обращении Владимир Путин был близок к скрепе, но ограничился однокоренным глаголом «скрепляют». Моя соседка по лестничной клетке тоже с водки перешла на крепленое и теперь колотит в дверь не бутсами, а балетками.

Поэтому я позвонил в Институт социологии РАН на Кржижановского, 24/35, который ищет скрепы с 1 октября прошлого года. Институт выиграл лот №28 открытого конкурса Администрации президента и получил на это дело 1,5 илн руб. Все, что я хотел — попасть на день с диктофоном в институтскую курилку, хотел споров неовизантийцев с аввакумовцами, вырванных клерикалами секулярных волос, искр из глаз и непечатных выражений людей, доведенных до самобытности. Но трубку взяла помощник директора Ирина Тюрина, и в трубке заиграла песня «Я, я яблоки ела / Я, я просто сгорела»:

«Ой, из ИТАР-ТАСС тоже звонили. Это, к сожалению, невозможно. Мы нашли исторические маркеры, отправили их заказчику. Потом с нами связался куратор проекта из администрации президента и попросила не давать никаких комментариев».

Интересно, кто из нас троих сошел с ума? Информация о «духовных скрепах» засекречена? Социологи нашли сосулю в ядре государственной идеологии, черную гравитационную дыру, бельевой прищеп, печенюшку и бутер с селедкой, котиков, а может, там по периметру ядра висят порты полоумного Ромашки, стрелецкого сына? Речь ведь идет о духовных ориентирах, о «скрепах», найденных у Солженицына и Коллонтай, у Чернова и Пастернака. Я все это хотел обрушить на собеседницу, но только промямлил: «Вы это серьезно?»

«Понимаю, но ничем помочь не могу. Цитирую вам резюме куратора Марии Хряшковой: избегать любых комментариев о полученных Институтом выводах. Это все».

Это, правда, все. Яблоки съели, просто сгорели.

За редким исключением у всей этой недосказанности, секретности, у всех этих встреч off-the-record за закрытыми дверями и подобной византийской чуши есть одна простая подоплека — fucking shame. Или, по-русски, «отглагольное прилагательное, запрещенное федеральным законом от 05.04.2013 № 334-ФЗ стыд».

Именно «отглагольное прилагательное стыдом» была глубокая мысль Пескова, что Путин не произносит фамилию Навальный, чтобы не делиться с ним популярностью. Таким же прилагательным является 80% информации Wikileaks, где «в конфиденциальной беседе наш Стамбульский источник сообщал, что басаджисты поймали солиста тегеранской группы Yellow Dogs и отстригли его длинные волосы». Видимо, именно fucking shame испытывают сейчас чиновники, изучая скрепы с Кржижановского.

Есть такое забавное чтение на ночь — Бюллетень рассекреченных документов федеральных государственных архивов. Открываем 12-й номер и изучаем космологию русской секретности на примере документов ЦК КПСС вокруг создания Всесоюзного общества борьбы за трезвость. Трезвость секретили 30 лет. Я не поленился и поехал в Российский государственный архив новейшей истории (РГАНИ), чтобы пролистать 28, 29 и 34-й тома фонда хранения №4.

Начал с чтения секретного варианта Устава ВДОБТ. Член Общества «формирует общественное мнение, осуществляет наступательную устную и печатную пропаганду». Между словами «формирует» и «общественное», и между «наступательную» и «устную» от руки вписано слово «антиалкогольную».

Реконструируя события, я так и вижу мужчину с багровым лицом и сигаретой «Космос», который думает: не начнет ли наш дурень вдруг пропаганду мира, обливания водой из Гудзона, домашних родов в ванной, ходьбы с палками или босоногого образа жизни?

Но самое важное — весь руководящий состав Общества трезвости довольно радостно выпивал и распускал потом руки. Трезвенника Шевердина, сообщается в биографической записке на имя секретаря Тагильского отделения ВДОБТ, избили за манифест «Против сивушных теорий», опубликованный в тагильском «Высокогорском горняке». В манифесте содержались нападки на «алкогольного диверсанта» трезвенника Геннадия Шичко.

Тот, в свою очередь, на выходе из дома Худоярова был сбит с ног; неизвестный несколько раз ударил его тупым предметом по ягодице. На выходе из редакции журнала «Трезвость и культура» некто Копыт тоже схватил Шевердина за воротник пиджака и ударил по лицу коленом, протестуя против введенного в Малый словарь трезвенника понятия «шичкоизм» (идеи Шичко об «умеренной трезвости»). Идею умеренной трезвости, судя по докладной записке младшего корректора журнала Светланы Ежиковой, продвигал и трезвенник Арсений Сивушкин, который вообще никогда не отказывался от рюмки, и член Центрального совета ВДОБТ Прохор Кукушкин с Петром Дудочкиным.

В записке на имя заведующего Отделом организационно-партийной работы ЦК КПСС Георгия Разумовского говорится о невероятном раздувании штатов ВДОБТ. За первые два года (1985–1987) в общество вступили 13,5 млн человек. Причем заставляли вступать не только руководителей всех рангов и партийную элиту — в обязательном порядке бороться за трезвость стали директора и продавцы винно-водочных магазинов. И теперь к табличкам «Норма — две бутылки на человека» прибавились плакаты «Трезвость — норма жизни». Как с горечью констатировал трезвенник Евгений Батраков, «трезвость теперь — это две бутылки на человека».

Обеспокоенность в ЦК вызвал выход из Общества писателя Василия Белова и академика Федора Углова, которые были против превращения организации в кормушку. Беспокоил ЦК и трезвенник Евгений Батраков. В конце 1986 года он сдал в приемную ЦК подписи за введение «сухого закона» к 70-летию Октября, и его немедленно направили на психиатрическое обследование.

Вот эту бадягу секретили от честных советских алкоголиков все 30 лет.

Думаю, скрепы засекретят лет на шестьдесят. Какие там маркеры выявила исследовательская группа доктора политических наук Марии Мчедловой, что секретарши в холодном поту слушают «Я, я яблоки ела»? Какие формулы извлечены из глубин народной памяти — Гермоген-самобытность-Кащей? Яга-дубинушка-дурак? Я-я-яблоки ела — митрополиту Ионе косточки оставляла? Шашлык-баня-футбол? Украл-выпил-в тюрьму?

А может, сторонники протопопа Аввакума на выходе из редакции журнала «Вестник социологии» колотят по ягодицам неовизантийцев тупыми и очень тупыми предметами?

Да нет же. Все проще. Вот увидите: краснея от стыда, назначат маркерами Александра Невского, православие и Сталинград. Это в лучшем случае. В худшем наш трезубец будет из Труда, Истины и Самобытности.

Моя соседка без всяких полутора миллионов назвала кота Бродским. Просто так. Бродил потому что много по помойкам. Надо отдать ей должное: напиваясь крепленого и разбрасывая по этажам свои розовые балетки, она всегда зовет зверя абстрактно: кот.

Просто чтобы не позориться.