Подсудный день

Игорь Иртеньев о законах, слишком жестоких к священнослужителям

Или я ослышался, что бывает, или
Это мне пригрезилось в благодатном сне —
Иеромонаху трешечку влепили,
А могли влепить бы двушечку вполне.

Обошлись, считаю, с ним излишне строго,
Мог бы погуманнее завершиться суд:
Пара трупов — это, в принципе, немного —
Думал, что условное клирику дадут.

И пускай деяние совершил греховное,
Все же это пастырь наш, а не хрен с горы,
Все же он, как ни крути, есть лицо духовное —
Это вам, товарищи, не хухры-мухры.

Будь я не Иртеньевым, а, к примеру, Путиным,
Я б его помиловал и вернул права.
Чем он так опасен, если уж по сути, нам?
Он же не из вредности, он из удальства.

Ладно, в балаклаве бы он орал с амвона
Или на Болотной бы избивал ОМОН,
Надо бы суровость нам умягчать закона,
Должен быть помягче к гражданам закон.

И хоть он по пьянке дал, конечно, маху,
Осуждать страдальца не спешил бы я,
А вознес молитву за иеромонаха:
Не судья тебе я, брат мой Илия.