Единство в однообразии

Андрей Колесников об исторических предпочтениях россиян

Согласно результатам свежего исследования ФОМ, 70% опрошенных считают, что школьников надо учить истории по единому учебнику. Да и изучать надо все больше историю России: «Что нам Америка?», «О советской власти надо правду говорить», «Ленина забыли», «Даже про Великую Отечественную войну говорят, что победила Америка».

Господи, ну кто же говорит, когда кругом сплошное «Пусть говорят»?

Руководство страны, точнее, лично сам Владимир Путин, как точнейший барометр, чувствует, что большинству надо. Потому что его представления о действительности — народные. Вот как была принцесса Диана, по определению спичрайтеров Тони Блэра, народной принцессой, так и президент — «народный принц». Гимн вернул в 2001 году, успокоил нервы населению — вернет и единую историю в 2013-м, чтобы спокойнее жилось.

Причем все равно какую — лишь бы единую. То есть лучше, конечно, советскую. Но не все так просто: только 1% хочет, чтобы преподавали строго как раньше, в советскую эру. Главное, чтобы не отнимали славное прошлое — а оно может быть только славным, пусть и с Лениным во главе, дай бог ему здоровьичка. А там трактуйте как хотите — только не путайте.

Поэтому 25% считают, что руководство страны должно влиять на содержание учебника. Как начальство скажет — так оно и будет. Скажет: Сталин — кровавый палач? Не вопрос. Скажет: эффективный менеджер? Да как угодно, лишь бы был здоров и жила бы страна родная.

Нужен один архетип, один императив, один железный образ. Как, например, в замечательном михалковском фильме «Пять вечеров» говорит героиня Гурченко: «Лишь бы не было войны». Все остальное не имеет значения. Сейчас пытаются придумать такую же универсальную формулу, которая спишет все, и никак не могут. Потому и празднуют с неистовой силой годовщины Победы, подпитываясь из последних сил ее харизмой. Но ведь надо же найти что-то новенькое.

Ищут вслепую. Подносят к глазам населения гламур нового фильма «Сталинград» — Голливуд идет второй раз на помощь в российской истории. Первый — в 1930-е годы, «в старой сказке говорится про волшебные дела…». Теперь у нас волшебные дела в профанированной истории советского спорта: Валерия Харламова уже опошлили в новом кино нового большого стиля — ждем Льва Яшина. Других героев нет. Как сказал один опрошенный ФОМом персонаж, мол, днем с огнем не сыщешь портрета Гагарина в школьном учебнике. Как будто он его смотрел, этот учебник.

А так ощущение передано верно: щупаешь сослепу рукой — где Гагарин? Есть? Ну слава богу, так жить спокойнее. Лишь бы был Гагарин…

Нужна одна точка зрения на историческую фигуру, на историческое событие или разные? Да, разные, отвечают 56% респондентов. Но 25% — блокирующий пакет! — говорят: шалишь — одна точка зрения. Вот интересно, если им насильственно будут навязывать точку зрения по поводу того, что Сталин — кровавый палач, ответственный в том числе за фатальное отставание России, они ее воспримут? Ведь явно единая точка зрения сводится к противоположной позиции. При том что она уже стала вполне себе «единой» на федеральных телеканалах. Допустим, если за прославление Сталина будут сажать в лагерь года на два, ну как участниц Pussy Riot, например, будет ли это воспринято как должное? А чем оскорбление памяти миллионов невинных жертв сталинского ГУЛАГа деликатнее оскорбления чувств верующих?

Чему нас учат семья и школа? Семья нас учит неизвестно чему. Школа учит истории: 75% говорят о том, что их знания об истории почерпнуты в школе. Вполне очевидно, что это некоторое заблуждение. Даже среднестатистический россиянин в лице всенародно избранного почерпнул немало знаний из фильмов про шпионов, а теперь, к примеру, считает финскую войну справедливой.

Так и нынешние дети, если они хотя бы краем глаза видят телевизор, способны проникнуться не советским, а каким-то извращенным патриотизмом, замешенным на антиамериканизме, конспирологии и дикости. Уж лучше позднесоветская система российского исторического образования, чем такая, честное слово!

А с теми, кто составляет «стандарт», лично у меня более глубокие, чем стилистические, разногласия. Я-то вот, например, считаю героями России Синявского и Даниэля, семерых (точнее, восьмерых, будем придерживаться исторической правды) смелых, вышедших на площадь 25 августа 1968 года, тех, кто начал перестройку, кто провел либеральные экономические реформы начала 1990-х годов. Будет ли об этом написано в едином учебнике? Уверен, что нет. Они ж страну развалили, хотя все уже было разрушено до них.

Так что у нас разные истории России.

Не проще ли тогда взять да и опубликовать единую историю КПСС? Все лучше, чем представления об истории тех, кто сидит сегодня в Кремле и на Старой площади. И даже тех, кто отвечает на вопросы социологов, что руководство страны должно определять содержание учебника.