Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Юлия Меламед

«Каждый за себя и бог против всех»

Юлия Меламед о долгосрочных последствиях карантина

Россия слиняла в три дня. Написал Василий Розанов о России 1917 года. Более емкой и горькой фразы о социальных катаклизмах столетней давности я не знаю. Блестящий императорский дом, самая быстро развивающаяся экономика мира, громадная империя, тянущаяся от Лодзя до Владивостока, от Таймыра до Кушки, балы, роскошь которых обсуждает вся Европа, предприниматели, меценаты, расцвет искусств – ничто не предвещало стремительного конца. «Слиняла в три дня».

Как мираж. Была ли?

А сейчас как. Мир (тот, каким мы его с знаем, с его ценностями) слинял в три дня. Все по отдельности, никакой больше единой Европы. Венец человеческой мысли – единое европейское пространство рухнуло... Решения принимаются на уровне стран, утопающие страны утопают в одиночку, без помощи Евросоюза, который вдруг перестал существовать.

Новые русские раскупили аппараты ИВЛ (искусственная вентиляция легких), чтобы не лечиться со всеми, если что (ну да, не очень альтруистично, но само по себе не противозаконно). Каждый аппарат – под два миллиона рублей. При этом в России в областях по 5 аппаратов на 100 тысяч человек. Теперь благодаря этим «разумным эгоистам» очередь на аппараты ИВЛ 8 месяцев.

Что они с ними будут делать, не известно. К ним же нужен еще и штат больницы, чтоб ими пользоваться. Это ж не кальян... Главное, купить, да?

Не только новые русские (им по статусу положено) ведут себя эгоистично. В один день 249 медиков крупнейшей итальянской больницы в Неаполе (больницу планировалось перевести на обслуживание коронавируса) не вышли на работу, предоставив бюллетени (выписанные ими друг другу). После общественной огласки делом занялась прокуратура.

Сейчас любят постить лица итальянских врачей, изуродованных ношением масок в течение адских 16-часовых смен. Это тоже есть. Есть медик нормального человека и есть медик курильщика. Но тенденции это не отменяет.

Итальянских больных сейчас никто в мире не примет на борт в свои больницы (итальянские переполнены, люди задыхаются на полу). Италия бродит сама посреди своих прокаженных, возит свои трупы военными грузовиками из города в город, гремит колокольчиком, чтоб остальные успели шарахнуться в сторону.

Права человека прижали, но пока не очень сильно: свободы перемещения нет, права попрощаться нет, права похоронить нет. Права распорядиться своей посмертной судьбой нет. Врач сказал в морг – значит в морг.

Итальянцы любят пышные похороны, а традиция не допускает кремацию. Ни на что из привычного человек теперь не имеет права. Но это только начало. Права человека прикажут долго жить намного раньше самих человеков.

Психологический портрет вирусного человечества нарисован и лучше всего описывается словами: «каждый за себя».

Оказывается «разобщение» — это эпидемиологический термин. Так правильно называется «карантин». В связи с пандемией гражданам предписано «разобщение». Аукнется разобщение долгим эхом. Знаете, что удерживает людей от преступления? Сильные социальные связи. А что толкает на преступление? Слабые социальные связи. (Теория знаменитого криминолога Трэвиса Хирши).

Непредсказуемое будущее, невозможность контролировать ситуацию и слабые социальные связи – идеальный рецепт социальной катастрофы.

С этой тенденцией забавно контрастирует одна новость. Но она эту тенденцию не опровергает, а как бы сказать, трагикомически украшает. Россия утерла нос всему миру: отправляет в Италию мобильные бригады военных медиков, средства дезинфекции и медицинское оборудование... Эээ, а нам-то, нам-то самим?.. Нам бы хоть масочку...

А масочек нет.

На светофорах предприимчивые ребята (эти знают кое-что про спрос, обычно в это время они продают дохлые ландыши, через месяц сойдут ландыши, пойдут георгиевские ленточки) торгуют из-под полы медицинскими масками, и только сам дьявол знает, медицинские они или антимедицинские. И с какой китайской личности эту маску только что сняли.

Я никуда не хожу, только в магазин выбежать. В маске я одна, от меня все сторонятся, смотрят недобро. А могли бы и побить, между прочим, за то, что выделяюсь, и за паникерство. В России в XIX веке во время холерных бунтов недовольный карантином, возбужденный слухами, народ громил поликлиники, убивал врачей и фельдшеров. Ну, мы же с вами не думаем, что природа человека хоть в чем-то изменилась.

Сейчас по всему миру заключенные требуют амнистии из-за коронавируса. Думаю, скоро будут бунты.

Обычно большие катастрофы сопровождаются «пирами во время чумы». Такая закономерность. Я даже не про тех, кто не хочет соблюдать карантин, а шляется по барам, таких тоже полно, мы их не осуждаем. Эти «пиры», которые всегда суть отчуждение и разобщение: монарха от народа, людей друг от друга, от природы, от морали, правителя от реальности – обычно предвестники больших катастроф. «Нет хлеба – пусть едят пирожные», сказала (или это за нее Руссо придумал, неважно – фраза вполне в ее духе) Мария-Антуанетта – и через год ее голова покатилась по эшафоту на площади Согласия...

Что такое «падение нравов»? Чем оно измеряется? Оказывается, такой категорией как helping behaviour – помогающее поведение.

Есть эгоистическое поведение (ради себя), есть альтруистическое (ради других, во вред себе), а есть помогающее (ради других, не во вред себе). Упрощаю немного, но не искажаю.

Согласно разным исследованиям, в этом плане Россия невыгодно отличается от Европы. Она давно уже демонстрирует обмеление помогающего поведения. Например, тут в метро человеку, идущему за тобой, не придерживают дверь. Редко придерживают.

Я, назло врагам, преувеличенно вежливо придерживала дверь, только что не кланялась.

И вот вчера идет за мной женщина с ребенком, с двумя полными сумками, я приготовилась придержать дверь и вдруг шарахнулась вперед, чтоб сохранить «разобщение»-то (не меньше метра же расстояние), бросила дверь с размаху, тяжелая дверь опустилась прямо перед ее носом, лязгнула железом. Нет, мне не было стыдно. Мне было любопытно. Теперь, значит, будет так.

Мы перестаем друг другу помогать. На уровне людей и на уровне стран.

Был такой фильм «Каждый за себя и бог против всех» великого чудака Вернера Херцога. Это фильм про разобщение. Фильм рассказывал реальную историю некоего Каспера Хаузера (играл его почти такой же бедолага Бруно С.), который с рождения до 17 лет просидел на полном карантине и в полной изоляции, вообще не подозревая о существовании других людей, неизвестно кем посаженный на цепь в подвал заброшенного дома. Потом его отпустили, бросили посреди площади, через 5 лет он был убит на улице неизвестным. Кто лишил его сперва свободы, а потом и жизни, так и не удалось узнать.

Ну да, Херцог не очень любит оптимистичные сюжеты, они плоски как газетный разворот. В американский прокат фильм с таким нехорошим названием не выпустили, выпустили как «Загадку Каспера Хаузера». Загадки народ любит. Загадки народ не обижают. Но ответ на нее был таков, как было сформулировано в названии. «Каждый за себя и бог против всех». Название не понравилось прокатчикам. Трудно смириться с тем, что трагедия случилась, жизнь отнята, а ради чего, почему, какой в этом во всем смысл – нет ответа.

Купила-таки маски, по 80 рублей за штуку. Обычные, марлевые. 3 недели назад они были по 10 рублей. Я не хочу сказать, что через месяц карантина начну ими торговать по 200 рублей за штуку, очень надеюсь, что со мной эта трансформация случится только когда начнется голод, кончится вода, мыло, зубная паста, я перестану мыться, забуду свое имя. Не раньше.