Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Юлия Меламед

Фейковый президент

Юлия Меламед о том, кто, когда и с какой целью придумал фейковые новости

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Чипирование, вакцинирование, 5G, Билл Гейтс, Никита Михалков, кара за грехи, вторая волна вируса, кругом враги, нас превращают в биороботов, наномикрочипы, говорящие собаки, земля налетит на небесную ось, Луна в пятом доме. Количество фейков, теорий заговора, заклинаний увеличилось в разы. Общество полностью потеряло информационный иммунитет.

Пространство рациональности сузилось, как бронхи у коронавирусного. Критичность к информации снизилась, как сатурация у больного.

Мировая закулиса, где председателем, конечно, Билл Гейтс (еврей, богач), разрабатывает планы, как сократить население земли. Это она, закулиса, придумала ковид19, чтоб под видом вакцины отравить людей, чипирует народ с помощью 5G, чтобы сделать из них биороботов, не брезгует ничем, сделала так, что украинцы не любят русских, в бананы колет яд, иначе откуда на бананах красные и черные точки. Наномикрочип проникает в нас через капельницы в больницах или через бесконтактный термометр, а зачем же еще он нужен. Меня, кстати, раз 10 меряли, пару раз было больно.

Думаете, ерунда? Нет, не ерунда.

Есть фейки и поумнее. К которым хоть вполуха, а прислушиваешься. И, может быть, мы все уже заражены.

Есть такой историк Борис Колоницкий, доктор наук, специалист по истории революции 1917 года, он исследует слухи накануне революции. Вот, например, перед революцией люди считали, что: Николай Второй хотел открыть фронт, чтобы пригласить войска противника, что Александра Федоровна – немецкий агент, что она передает информацию противнику по специальной связи, что император продал Россию за три бочки золота и уехал по подземному ходу на автомобиле. На полном серьезе это обсуждали не только неграмотные граждане российской Империи.

Ерунда? Ну, нет. Ведь эти фейки-то и привели к падению империи Романовых. Но вот серьезные авторитетные коллеги, жалуется профессор, говорят буквально следующее: «Колоницкий занимается слухами. А мы занимаемся тем, что было на самом деле». То есть, коллеги считают предмет его исследования недостаточно академическим, недостойным серьезной науки. Ну, странно, конечно, слышать такие речи в XXI веке, когда общественное сознание – самый легитимный предмет изучения. Ведь историк сегодня исследует слухи, фейки, анекдоты, настроения наравне с указами, приказами, законами и взятием Зимнего. Да и взятие Зимнего – только через призму сложившейся мифологии.

Если миллионы верят в фейк, это важная сила, если слухи укреплены в общественном сознании, то фейк – такой же предмет, как вот эта табуретка, и настолько же реальный. И не менее достойный объект исследования.

Бежал ли Керенский в женском платье или не бежал? Он утверждал, что нет. Если для его биографов это и важно, то для историографов, социологов, культурологов важно то, что такой слух был, что в него немедленно все поверили. А, значит, таким было настроение общества. А значит, временное правительство, которое еще вчера поддерживали, уже стали ненавидеть. А это в свою очередь означает, что большевики выиграли не благодаря своей популярности, а благодаря непопулярности своих противников.

Так что существеннее? Что стоит изучать?

Неужели никто еще из авторитетных социологов всерьез не занялся фейками нашего больного времени?

Социологи нет. Журналисты зато да. У этих реакция быстрая. Журналисты The New York Times опубликовали расследование о том, кто впервые придумал фейки. Кто-то же первый производит их на свет.

Кстати, соцопрос в марте 2017 года показал, что 20 (!) процентов россиян считают причиной революции (ВОСР) заговор врагов русского народа.

Итак. В The New York Times вышел фильм, который помимо того, что издевается над Трампом (ну, без этого ни одна уважающая себя работа начаться не может), рассказывает историю о том, как советское КГБ придумывало фейки против США. Это были рукотворные фейки, намеренная дезинформация, на производство которой уходило 85 процентов времени работы внешней разведки. И только 15 процентов ресурсов уходило собственно на шпионаж. Так рассказывают в фильме бывшие советские шпионы.

Фильм называется «The KGB Spies who invented fake news», «КГБшники, которые изобрели фейк». В общем-то, это фильм о вирусе. О вирусе, который был придуман в 1983 году, чтобы разрушать врага изнутри. И вирус этот – информационный фейк.

Но сперва мы видим фрагмент интервью Трампа, который сообщает журналисту, что это он придумал слово «фейк». Трамп, то есть, преподавал, понимаешь, в том Универе, в котором вас, дурачков, делать фейки учили.

Трамп – конечно, легкая добыча. С его слов хорошо фильмы начинать. Мне сложно судить, как и почему американская образованная публика так сильно его хейтит. О ненависти (именно это сильное слово) к Трампу в хороших домах США мне заявляли буквально с порога. Здравствуйте, мы ненавидим Трампа, прошу к столу, как вас зовут, я – Джон. Приблизительно так. Он идеальный объект ненависти.

Про Трампа, собственно, ничего сказать не могу. Я давно обратила внимание, что при путешествии от страны к стране оптика сильно меняется. Действительно, при переезде ты немного меняешь мнение, иногда даже на противоположное. Та зона наших мыслей, которая не подлежит критике, то есть та, что мы пафосно зовем убеждениями – мигрируя с нами от страны к стране, тоже меняется. Отсюда мне судить о Трампе не с руки.

Сегодня администрация твиттера на один из твитов Трампа повесила ярлык «фейк». А другой твит скрыла за призыв к насилию. Трамп в ответ взбесился, объявил соцсетям войну. С завистью любуюсь этим батальным полотном, посмотрю, кто кого.

Сам же фильм не о Трампе, Трампа лягают из приличия, для порядку. Фильм – это серьезное расследование одной удивительной истории. А именно, как придумывали фейк о том, что ЦРУ в своей лаборатории в Мериленде разработало вирус ВИЧ/СПИД для уничтожения геев и черных. Ну, все как мы любим.

Конечно, фейки ложатся на благодатную почву ресентимента, и не всякий враг тут сгодится. Например, сам вирус, эта симпатичная кругленькая букашка, которая, к тому же, еще и неживая, не очень устроила публику. А вот Билл Гейтс более понятен в роли врага.

Но вот как фейки рождаются? Мы же не наблюдали, как зарождался фейк про Гейтса, который решился склевать половину человечества.

А тут перед нами документ любопытный. Тут процесс рождения фейка зафиксирован прямо с момента эякуляции.

Итак. В 1983 году в маленькой газете «Патриот» в Нью-Дели вышла одна безумная статья о ВИЧ. Газета махонькая. Мало ли что она напишет. Но история потихоньку распространялась, пока не достигла довольно влиятельных газет Восточной Германии, и в 1985 году немецкие и советские газеты «перепечатали» новость – со ссылкой на газету «Патриот», конечно. И, наконец, в 1987 году фейк был произнесен с голубых экранов крупнейших ТВ-каналов США. Но и тогда Штирлицы не были близки к провалу и выдали себя только тем, что те, для кого английский родной, никогда не говорят virus flu – а только flu virus. Но в таких тонкостях мало кто разбирается. Дошло до того, что американские дипломаты пали на колени перед Горбачевым, чтоб он остановил этот фейк, и тот будто бы остановил.

Не знаю, что сказать. Авторы фильма утверждают, что фейковые новости изобрели в КГБ в 1983 году. Я не сомневаюсь, что деятельность по разжижению мозга населения еще как велась. Но я не привыкла верить даже жрецам храма журналистики «Нью-Йорк Таймс». Для них КГБ все равно как для нас Билл Гейтс. Такой же всемогущий ведьмак.

Неужто прям изобрели? А как же Дэвид Копперфильд вражеской пропаганды, виртуоз массовой промывки мозгов, доктор Геббельс? А что делало КГБ до 1983 года? Бамбук курило?

Может, они и правы.

Пропаганда была и раньше, и во многих странах, но вот фейки, фейки… Бывшие советские шпионы называют эту деятельность любопытным эвфемизмом «активные мероприятия». С тайного языка на простой «активные мероприятия» лучше перевести как токсичный булшит, но это, кажется, не по-русски. А вот пропагандой это называть неверно. Потому что цель пропаганды – ввинтить в мозг свою точку зрения. А цель фейков – тотально дезориентировать.

После того, как посмотрел пропаганду, думаешь так же, как автор. После знакомства с фейком – не понимаешь, как думать вообще. Разучиваешься в принципе отличать правду от лжи. Пропаганда против такого, как рогатка против «Бука». Слабосильное дохлое оружие. Кто ей поверит в здравом-то уме.

Тут же мы имеем дело с намеренно искаженной информацией, которая целенаправленно сливается в коммуникационный процесс. Например, ЦРУ через ВИЧ хотело уничтожить черных и геев. Например, западные немецкие политики открыли бордель и на дне озера в сундуках хранят важные нацистские документы. Например, ЦРУ убило Кеннеди и покушалось на Папу, а богатые американцы скупают бедных мексиканцев на органы.

В чем же разница по существу? Информационный вирус фейка заносился в общество, где была полная свобода слова и избыточность информации. Пропагандой хорошо бить тех, кто лишен доступа к информации.

А как сделать так, чтобы человек, имея доступ и к достоверной и к недостоверной информации, потерял способность отличать одно от другого? Вот! Как изменить восприятие реальности так, чтоб – несмотря на обилие информации – враг запутался и с ума сошел.

Началось ли это в 1983-м, не знаю. По крайне мере, в 1990-е годы было впервые произнесено еще одно важное слово: «пост-правда». И пару лет назад было торжественно занесено в Оксфордский словарь. Оно прямо и означает, что факты гораздо менее значимы при формировании общественного мнения, чем эмоция, вера, убежденность (фейки, то бишь). С тех пор фейк с фактом уже давно смешались до полного неразличения, и бота уже давно невозможно отличить от живого человека (который думает, как бот). Изменилось ли это во время коронавируса? Усилилось, да.

Почему. У людей есть потребность поместить свое существование в рамки определенного повествования. Объяснить прошлое, предсказать будущее.

Не все же такие стойкие оловянные солдатики, как Кафка, Камю, Кьеркегор, которые имеют храбрость существовать в ситуации отсутствия смысла.

Мы хотим, чтоб мир был понятен. А сегодня в ситуации глобальной неопределенности, общей тревожности, когда от тебя вообще ничего не зависит, когда ты не можешь планировать, когда горизонт существования сокращается, когда тебе видно лишь то зерно, которое клюешь здесь и сейчас, возникает так называемый «неконтролируемый стресс». Мы даже не замечаем, сколько сил ежедневно тратим на то, чтобы его преодолеть.

И тогда начинают работать совсем упрощенные схемы ориентации в мире.

Чем более сложна и непредсказуема ситуация, тем примитивнее и иррациональнее становятся схемы объяснения мира. Гороскопы, теории заговора... Проект не получился – луна в пятом доме. Отношения распались – по гороскопу друидов вы несовместимы. Коронавирус – это все Билл Гейтс. Но если ночью на двери оливковым маслом нарисовать крест, коронавирус не возьмет. Не все, конечно, сходится. Но я, честно говоря, в это верю.