Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Юлия Меламед

Война из-за ершика и вирус неуважения

Юлия Меламед об окончательном решении вопроса ношения масок

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Самое отрадное на этом коронавирусном пиру — наблюдать, как люди собачатся на тему, надо ли носить маски или нет. Бьются со страстью, от чистого сердца, желая друг другу гореть в аду.

Нельзя сказать, что раньше люди понимали друг друга с полуслова. Вся история человечества исчерпывающе описывается историей конфликтов, недопонимания, конкуренции, смертоубийства и каннибализма (буквального, социального и интеллектуального).

Но соцсети внесли, конечно, свой вклад в поляризацию мнений, коронавирус добавил свою долю озверения, а изоляция уже довершила в нас эту социопатическую работу.

Поделиться на своих и чужих и плеваться в чужих — хороший тон в любом высокоумном споре. Конечно, приятно съесть печень врага — либеральные нормы слабаков не позволяют теперь делать это буквально, зато можно отвести душу и уничтожить человека с другим мнением виртуально.

Последняя душераздирающая история такая. Одна дама пришла в московский театр. На входе она маску надела, иначе бы не была допущена внутрь. А уже внутри сняла. Даму попросили маску надеть. Она отказалась из принципа. Сотрудники театра пригрозили полицией. Дама отказалась из принципа. Сотрудники вызвали полицию. Дама все равно отказалась уступать. Так прошел час. Спектакль задерживали. Зрители ждали. Даму вывели под аплодисменты вспотевших в масках и перчатках зрителей. Так себе культпоходик в театр получился.

Тут-то и началось черт знает что такое. В сети разразилась битва, кто же прав. Удивляюсь и сокрушаюсь, что драка не началась прямо в театре. Было б как-то более убедительно, по-нашему.

Мой любимый жанр — драка в вечерних туалетах. И театру бы помогло. Драматургически спектакль бы от этого только выиграл. Но, видимо, у людей две разных модели поведения в противоречие вошли. И они сидели, чинно терпели. Зато потом в соцсетях душу отвели.

Я намеренно скрою от вас, на чьей стороне я: масочников или антимасочников. Таково будет мое духовное упражнение по смирению на сегодня.

Но вот выдержки.

Антимасочник пародирует масочников: «В сентенции «Носи, сука, маску не сообразно своему пониманию опасности, а сообразно чужому представлению!» — читается классический принцип «коллективной ответственности».

(«Свое понимание опасности» все же лучше бы применять к случаям, когда речь только о тебе одном. Эпидемия — дело такое, коллективное).

«Молодец девушка, не на помойке себя нашла, это фашизм, она свободна, в этот театр ни ногой!!!....» — пишет какой-то враг этого театра, надо полагать, уволенный оттуда актер или кассир, нашедший себя не на помойке.

Вступает другая сторона:

«Представляю себя на месте зрителей, которые боятся заражения и потеют в масках, потому что это стало правилом посещения, но какая-то, блин, «свободолюбивая» качает свои права сорок минут».

«Какого хрена пошла в театр, правила известны. При чем тут свобода? Надо было не уговаривать, а сразу вывести».

По-моему, история эта даже вовсе не про маски. Как будто только из-за масок люди хамят друг другу. Скажу страшное, но зрителю для скандала вовсе и не нужен масочный режим, зритель и без него хорошо справляется.

История эта не про носить или не носить, а про неуважение. Пока они друг другу правоту доказывали, они же всем остальным мешали. Не хочется мозолить людям глаза мыслью Померанца (прекрасной, но чуть опошлившейся от постоянного употребления) про то, что дьявол начинается с пены на губах у ангела. Но ведь это фраза века. Кругом же сплошь ангелы, правые во всех вопросах, от масок до памперсов. И нет ситуаций, которые бы остановили человека, доказывающего свою правоту.

«Стиль полемики важнее предмета полемики», таково продолжение культовой цитаты. Но Померанц даже представить себе не мог, до каких же мышей в качестве предмета полемики мы улилипутились. Он же это говорил про какие-то крупные вопросы бытия, что и тогда стиль полемики, то есть уважение, важнее. А сейчас народ нервный, бьется насмерть (как у Зощенко) из-за ершика, можно ли им чистить примус или нет. И даже интеллектуалы себя не сдерживают. А зачем. Раз такой общий стиль. И «свои» всегда радостно поддержат против «чужих».

«И вечен дух ненависти в борьбе за правое дело». Не в коронавирусные времена он появился, не в коронавирусные исчезнет. Он разрушал города и целые страны. И разрушит новые.

А хорошо бы уважать тех, кто сидит с тобой в зале рядом. Именно по этой причине опоздавшие зрители должны бы занимать свободные места, а не расталкивать всех вокруг, отвоевывая свое место. Это правило существует, но не соблюдается. Даже в кинотеатрах, где демонстрируется независимое или фестивальное кино, оно не соблюдается. На фестивалях, например, есть люди без билетов, но с аккредитациями, которые садятся на свободные места сразу после начала показа. Билетеры и волонтеры почему-то не напоминают опоздавшим о таком правиле. И всегда есть фильмы, которым особенно повезло, и они запоминаются не тем, что на экране, а тем скандалом, что в зале. Не приведи господь попасть в кино, где люди не сошлись билетиками и убеждениями. Биться за правду будет весь зал. Прям на костер люди готовы идти.

Зритель вваливается в зал посредине фильма, лезет через весь ряд, каждого допрашивает про его место, светя фонарем в глаз, наконец, находит свое, а оно занято. Он тут же понимает, что именно ради этой минуты и жил до сих пор, вот она несправедливость, вот он враг народа, заполнивший своими булками честно оплаченное место. Он горой нависает над обидчиком, встает перед ним и готов простоять так весь фильм, чтоб «не доставайся же ты никому».

Вероятно, правила на простые «попкорновые» фильмы звучат и ощущаются иначе, и тот, кто купил, действительно вместе с билетом покупает и право мешать остальным, тем более, что в такого рода фильмах никто не чахнет над каждым кадром.

Пропустил и пропустил. Как говорится, ты нахамил — тебе нахамили — валяй дальше. Кто-то чавкает рядом — не беда. Звук с экрана все равно громче. Кто-то целуется — совет да любовь. Кто-то на соседнем кресле скандалит — может, и к лучшему, может, даже и поинтересней в зале, чем на экране.

Правила поведения в общественных местах все понимают по-разному. Общество неоднородное. Не в единых правилах воспитанное. Не в СССР живем. Каждый в своем пузыре растет и учится. Но на то и правила, что определенная группа людей договаривается, что здесь и сейчас для нашего удобства это будет так. А в другом месте это по-другому. Но не особенно приятно то, что каждый считает правила свои и своей группы универсальными. Обязательными для всех. Такая маска тотального неуважения не снимется и тогда, когда изобретут вакцину.