Спасайтесь, кто как может

Анастасия Миронова о том, почему россияне обратились ко всем богам сразу

Мощи Николая Чудотворца после долгого путешествия наконец покинули нашу страну богоносцев. За время пребывания ребра святого в России к нему приложились свыше 2,5 миллиона человек. В Петербурге в последние дни перед возвращением мощей на родину в районе Александро-Невской лавры была страшная давка, образовались пробки.

Еще со времен стояний к поясу Богородицы утвердилась в общественной мысли идея о всплеске в России религиозности. Одни сообщали об этом торжествующе, другие — с горечью. Не согласна ни с теми, ни с другими.

В России нет всплеска религиозности, нет духовного ренессанса, а есть сильное желание снискать благодать. Это традиционный симптом любого сложного времени.

Когда людям не на что надеяться, когда жизнь стабильно беспросветна и меняются лишь цены, когда социальные лифты стоят, а общественные институты рушатся, человек ищет укрытия в религии. В такие периоды людям от бога нужны две услуги: спрятать от невзгод и выдать благодать. К богу приходят с утилитарными задачами. Отношения с церковью строятся на эскапизме и гедонизме.

Свойство человеческой натуры в самые сложные минуты обращаться к богу заметили давно. Еще в Междуречье каждый новый правитель, как только начинались войны и голод, не хлеб людям раздавал, а организовывал огромные жертвоприношения. В Риме во времена гвардейских переворотов, если народ уже совсем уставал от чехарды с императорами и набегов германцев, очередной правитель устраивал религиозные празднества. Между прочим, Сталин, открывая в войну храмы, следовал примеру древнеримских императоров.

Так и у нас. Социологи, политологи, эксперты от разных гуманитарных наук сильно ошибаются, считая подъем религиозности в России самоцелью ряда действий власти.

Власть не сеет религиозность в народе — она удовлетворяет спрос.

Уход людей в религию и всемерная им в этом государственная помощь начались активно с 2010-х годов, когда все остальные черты и тренды власти были уже обозначены и сформированы: выстроилась вертикаль власти, восторжествовала коррупция, пошли серьезные репрессивные законы, начались политические дела, появились массово политзэки и умерла какая-либо надежда на лучшее. Именно когда люди все это увидели, они захотели религии. И религию им дали. Потому что больше дать нечего.

В советское время ровно по этой же причине народ спивался. Уверена, что СССР просуществовал бы и по сию пору, не запрети большевики церковь — люди знали бы, где искать отдохновения. Но церкви не было, поэтому для спасения души советский человек пил денатурат.

И сегодня церковь спасает от нехорошего миллионы отчаявшихся. Сегодняшнее возрождение религиозности — это бегство от безнадеги.

Я очень люблю православную архитектуру и культуру, много езжу по старым русским монастырям, вижу паломников. За последние, скажем так, пять-шесть лет портрет среднего паломника очень изменился.

Если раньше по святым местам ездили очевидно воцерковленные люди, то сегодня это в основном новообращенные. Или люди слабо верующие.

Недавно была на Соловках — там очень много паломников. Редкие из них — из числа ортодоксальных православных. В основном это достаточно успешные и современные люди. Нормальная поездка на Соловки стоит около 30 тысяч и отнимает минимум четыре дня. Люди выкраивают эти четыре дня из своего единственного в году отпуска, садятся на поезд, потом — на катер. Два часа плывут по Белому морю, два дня кормят на острове комаров. Зачем они так себя изнуряют, если не принадлежат к церковной культуре и об истории монастыря знают мало?

Они едут за чудом. Попросить святых Зосиму и Савватия помочь найти другую работу. Пожаловаться на злого начальника и нажитые болезни. Помолиться о поступлении сына в университет.

Почему им? А больше некому. Куда пойдет простой человек, обыватель, хоть и с тридцатью лишними тысячами, если сильно заболеет или столкнется с несправедливостью? В поликлиники? Там очереди. В суд? Не смешите…

Также и на службы ходят за чудом. На Пасху, Рождество, Троицу в храмах давки. Неслучайно всплеск в России православия прежде всего проявляется в популярности ритуальных атрибутов: пасхальные куличи, крашеные яйца, кольца «спаси и сохрани». Люди уверовали в чудодейственность обрядов.

Они хотят простых и понятных правил: я пеку и освящаю кулич — вы мне на работе повышаете оклад. Я выпиваю пять литров святой воды — вы мне талончик к невропатологу на этот месяц.

К поясу Богородицы и мощам Николая Чудотворца стоят от безысходности. Потому что нет человеку сегодня надежды. Нет отчетливого горизонта будущего. И нет отдохновения.

В религию, как в стакан с валерьянкой, уходят самые разные люди. Очень много религиозной молодежи. И ведь не только в православие уходят. Не только в христианство. Посмотрите, сколько появилось молодых мусульман. На трансляциях из мечетей видно молодых славян. В провинцию они пока не пришли, а в мегаполисах их очень много. Я вижу молодые мусульманские семьи в кафе, в поликлиниках, в ресторанах. Русские мусульманские семьи.

В ислам уходит сегодня тот тип молодежи, который можно отнести к последнему поколению new age. Еще несколько лет назад они в поисках духовных практик штурмовали ашрамы Индии, медитировали на Гоа и покупали маш в кришнаитских магазинах. Но с падением рубля и Индия, и маш стали недоступны — люди, помыкавшись немного по психологическим тренингам (и у ашрамов, и у тренеров личностного успеха одна и та же аудитория), нашли доступную замену — ислам. Ашрамы с босыми йогами где-то далеко, а ислам — вот он, рядом.

Уходят люди и в нетрадиционные верования. Всплеск национализма породил интерес к славянским божествам. Сколько людей молятся сегодня богу Роду и копят на родовое поместье? Славянофильское течение в наши дни крайне сильно. И это — тоже эскапизм. Тоже уход от реальности.

А сколько появилось сект? Они и раньше были, но в последние годы уровень экзальтации и градус невероятности исповедуемых сектантами идей подскочили, отчего многие секты полопались со скандалом. Раньше народ массово шел в «Свидетели Иеговы» или пятидесятники, то есть в организации, имевшие хоть какой-то здравый смысл. А сегодня для привлечения человека секте не нужно искать смысла — спрос на религию бешеный. На любую.

И дальше будет больше. И храмы будут строить. И мощи возить, и молельни с исповедальнями передвижные откроют. Всех религий, всех конфессий.

Властям дать людям укрытие от проблем дешевле, чем решить сами проблемы. И гораздо выгоднее водки, ведь верующие трезвы и работящи. И деньги сами несут в храмы. Затрат на копейки — выгоды для экономики неоценимы.

Как только россияне провертят в поясах еще пару дырочек, власть отпустит религиозный вопрос на самотек. Будут у нас процветать и традиционные церкви, и ее безобидные отпочкования. И сумасшедшие секты вроде полигамного фитнес-гуру, недавно пойманного на создании с сектантками порнографии. Власти исходят из простого и понятного принципа «Спасайтесь, кто как может».

Вот народ и спасается. Как может.