Человек в пузыре

Анастасия Миронова о том, почему соцсети не выведут людей на улицы

Со следующего года вступает в силу «пакет Яровой». «Фейсбук» грозят заблокировать. Анонимность в интернете сделают невозможной. Все покупки будут контролировать. В общем, после выборов нам уже наобещали хорошей жизни.

Страшно? Очень! И при этом страшно непонятно.

Потому что я не совсем понимаю, зачем нашей власти вкладывать в интернет-безопасность такие силы и деньги. Они хотят пресечь любые лазейки для объединения людей с их последующей целью выхода на улицы? То есть перекрыть пути для умышленных коммуникаций?

Напрасная трата времени.

Тот факт, что в интернет выходит все больше людей и что они обрастают все большим числом горизонтальных связей, вовсе не означает роста числа готовых выйти на площади.

Начнем с того, что в любой популяции — хоть в Древнем Египте, хоть среди современных россиян — число людей, способных воспринимать политику, философию или поэзию, примерно одинаково, это около 10% от всех жителей. Причем такое свойство человека не зависит от его политических взглядов. Проще говоря, в этих 10% консерваторов, патриотов или, наоборот, ультралибералов пропорционально столько же, сколько в обществе в целом.

Наблюдение антропологов идеально коррелирует с современной статистикой: так, в политизированном российском «Фейсбуке» базовая аудитория сегодня составляет 12 млн пользователей (примерно 10-я часть сознательного населения). Из них лишь десятая часть хоть что-то в ФБ пишет самостоятельно — остальные читают и репостят. Любые исследования показывают, что стабильно те же 10-12% граждан интересуются политическими или экономическими новостями, смотрят теледебаты и поддерживают участников митингов.

Получается, что из 148-миллионного населения России примерно 12 млн человек сейчас хоть как-то следят за политической ситуацией. Из них оппозиционно настроенных — не более полутора миллионов. Из этих «оппозиционеров» лишь несколько процентов решительных. То есть тех, кто способен выйти на митинг.

Мизер.

Но даже если аудитория «Фейсбука» — этого мерила политизации общества — вырастет до 100 миллионов пользователей, это вовсе не значит, что все 100 миллионов будут обсуждать антикоррупционные расследования. Скорее это будет означать, что «Фейсбук» превратился в книгу кулинарных рецептов и фотоальбом домашних котов.

В конце концов, в 1991 году, без всякого интернета, на площади вышли миллионы, а в декабре 2011, при соцсетях и интернете, вряд ли набралось на всю Россию 250 тысяч митингующих. Кроме того, пример современных бунтов, будь то Египет, Сирия, Таиланд или Турция, показывает, что блокировка соцсетей никак не уберегает от массовых выступлений. И не провоцирует их.

В Белоруссии есть и режим, и социальные сети, а революции нет.

Политическая сила интернета переоценена. Кем и зачем, остается только догадываться. Либо Кремль обслуживают недалекие аналитики, либо они, наоборот, очень умны и со знанием дела выколачивают миллиарды под мнимые угрозы.

Вообще, интересное дело: все без исключения прогнозы развития интернета подразумевают дальнейшую глобализацию мира и человека. Принято считать, что с каждым годом наша жизнь будет все более открытой и просматриваемой. Big Data, виртуальный контроль, перевод почти всех сфер существования — от покупок до лечения — в интернет… И нет никаких попыток спрогнозировать цифровое будущее, исходя из интересов личности.

Сегодня человек максимально загружен информацией и социальными связями. Отчего-то принято считать, что он продолжит увеличивать потребление и частоту коммуникаций. Однако очевидно, что человек давно устал. Несколько лет назад, когда был бум возникновения соцсетей, всем казалось, что люди в них погрязнут. Но вскоре выяснилось, что у них на общение выделен лимитированный ресурс.

Как мы не можем успевать делать бесконечно много дел, так мы не в состоянии бесконечно долго общаться.

Это слишком поздно поняли основатели тематических соцсетей, которые одно время росли, словно грибы. Предполагалось, что человек будет рад в одном месте общаться с друзьями по детскому саду, в другом — с одноклассниками, в третьем — с однокурсниками. И ошиблись! Люди попросту отказались так много общаться и предпочли ограничиться одной основной соцсетью.

То же происходит сегодня с чтением, развлечениями. Конкуренция за внимание человека огромная. И считается, что выигрывает тот, кто сможет предложить самый необычный или разнообразный контент. Однако люди устали проводить время в интернете. Уже есть запрос на сервисы, которые позволят сэкономить это время.

В ближайшем будущем наверняка появятся специальные браузеры или приложения, обеспечивающие человеку автономное существование в интернете.

Он будет открывать одно окно и получать через него только самое интересное: новости с сайтов, которым он доверяет, сообщения от френдов, на которых подписан и которых часто комментирует. Человеку не нужно будет выходить в большой интернет.

Человек стал ценить в интернете то, что оставляет за ним право на уединенность, личное время и комфорт. Чужое мнение некомфортно. Обилие информации агрессивно.

Человечество неизменно эволюционирует. Если и случаются откаты в развитии, то они временные. Нет оснований полагать, будто люди станут развивать интернет в ущерб собственным интересам. Поэтому ждите перемен. Собственно, уже сегодня некоторые тарифные планы на смартфонах покрывают только траффик от соцсетей. Пользователи начали дистанцироваться от глобальных процессов.

Человек устал в интернете от общения и от траты времени. Он читает все меньше, все быстрее, все поверхностнее. Это значит, что в борьбе за его внимание писать нужно кратко и ярко. Раньше были сайты с бесчисленными страницами, перелистываниями, всплывающими окнами. Сегодня все это почти исчезло.

Следом исчезнет многословность там, где она не нужна. Без работы останутся десятки тысяч копирайтеров и контентщиков, пишущих дурацкие статьи для медпорталов, сайтов об огородничестве или автослесарном деле.

Попробуйте набрать в поисковике «как экстренно остановить кровотечение» и попадете на сотни статей, в которых первые пять абзацев будут сводиться к нехитрой мысли «Кровотечение у человека опасно, потому что опасно потерей крови».

Почти весь контент (за исключением блогов, записей в соцсетях и СМИ) создают дилетанты: рерайтеры, копирайтеры, контент-менеджеры.

Сегодня они пишут об Илоне Маске, а завтра — о квашеной капусте. Они делают тексты, оптимизированные под машинные поиски и рекламу.

Попробуйте найти хороший материал о воспалении сухожилий или биографии Карла Юнга — придется просматривать бесконечные глупые статейки бесконечных студенток-копирайтеров. Налицо профанация знания. С этим рано или поздно придется что-то делать. Изобретать новые формы и подходы и экстренно их осваивать в борьбе за читательское внимание. Чтобы человек в итоге не отказался от интернета как основного советчика, интернету придется меняться…

Только на первый взгляд кажется, что сеть сегодня несет широкую образовательную нагрузку. И что школьники со студентами, выросшие при интернете, прекрасно им пользуются. На самом деле учиться в интернете, искать там полезную информацию и советы умеют единицы. И этого почти не умеют делать подростки. Потому что хоть они и сидят все время в сети, но, как уже было сказано, занимаются однообразными делами. К тому же у подростков отсутствует навык интеллектуального поиска в Яндексе, например.

10-15 лет назад в рунете проводили соревнования по быстрому поиску. То есть по умению найти нужный материал. Потому что машинные алгоритмы были слабые, понимали тебя плохо и выдавали совсем не нужные ни тебе, ни владельцам сайтов результаты. Но поисковики поумнели. Это хорошо — они понимают пользователя с полуслова. Плохо, что показывают теперь людям то, что выгодно не им, а владельцам сайтов.

Внимание пользователя повсеместно стало товаром. Распоряжаться своим вниманием по собственному усмотрению человеку все сложнее.

Вообще, это одна огромная тема, которую нам лишь предстоит осмыслить. Ощущение себя как товара. Ведь в интернете любое твое действие сегодня воспринимается как объект товарно-денежного обмена.

Ты думаешь, что читаешь в «Фейсбуке» новости, а это «Фейсбук» продает твое внимание рекламодателям.

Ты заходишь на сайт о детском питании, чтобы узнать состав фруктового пюре, и попадаешь на страницу производителя пюре — сайт о детях уже продал твой клик и твое время.

Самоосознание человека товаром заставит интернет измениться. Потому что люди начнут выдвигать требования. Они захотят удобный, лаконичный и нетрудоемкий интернет, в котором можно будет быстро все найти и читать только нужное.

Из этого следует несколько простых выводов. Для начала, дилетанты и множество «интернет-разнорабочих» с этого рынка уйдут. Копирайтеры и рерайтеры понадобятся только для составления описания товаров, пока и с этой задачей не научатся справляться машины. На место копирайтеров придут образованные авторы, которые смогут внятно и доступно писать на узкоспециализированные темы. И будут делать это, пока и их не заменят машины.

Эффект мыльного пузыря, при котором человек не видит в интернете ничего некомфортного, чуждого и противоположного, усилится. Прорваться к человеку в планшет (или что там появится вслед за ними?) станет сложнейшей задачей. И не только из-за огромной конкуренции. Просто несколько сервисов смогут удовлетворить спрос почти на все. Общаться с друзьями, сидеть в корпоративном чате, читать новости, проверять электронный дневник ребенка, заказывать продукты, смотреть кино и отслеживать банковские счета можно будет в одном приложении.

В каком-то смысле это фатально, потому что интересы человека и его увлечения будут определяться в самом раннем возрасте, когда только он зарегистрируется в соцсетях.

Если мальчик Сережа начнет свою виртуальную жизнь с подписки на страницу ботанического сада, через несколько лет у него в друзьях будут одни ботаники, а в ленте новостей — все о биологии.

Тогда как его одноклассник Саша, по глупости подписавшись в детстве на канал «Ржака для реальных пацанов», будет обречен получать на смартфон дурацкие шутки и прикольные видео. И все! Он больше ничего не увидит, так как новости из ботанического сада будут присылать Сереже. Это как коридор длиною в жизнь: попал в него и уже вряд ли выберешься. Либо придется сдавать назад (обнулять круг общения и подписок), либо топать вперед.

Будущий интернет опасен не для власти, а для граждан. Потому что заведет их в непробиваемые мыльные пузыри.

Они окуклятся в собственных интересах. Из каждого получится человек-кокон. Такого ни на какие митинги не вытащишь.

Мы идем к интернету мечты. К интернету, который не будет нам мешать, а станет лишь радовать, советовать и помогать в закупке продуктов. Сегодня человек может случайно увидеть объявление о митинге или очередной вилле очередного министра. Пройдет пара-тройка лет, и случайные контакты с нежелательной информацией окажутся невозможными. Мы станем потреблять только то, что заказывали. Плюс рекламу.

Интернет сыграл огромную роль в просвещении и объединении людей. Вместе с интернетом люди развивались стремительно. Некоторые нации за минувшие 15 лет совершили буквально цивилизационный скачок. И мы ошибочно привыкли думать, что развитие это бесконечно. Не поняли, что темпы этого развития снижаются.

Возможности развиваться и объединяться не безграничны, и они почти исчерпаны.

Радикально больше, чем сейчас, человек потреблять информации и налаживать горизонтальные связи не будет.

Это значит, что существенно сильнее, чем сейчас, общество не политизируется. Даже наоборот — люди с радостью примут удобный для них вариант комфортного интернета. Без споров, плохих новостей и политики. Потому что, повторю, саму категорию политики способен воспринимать лишь каждый десятый. Остальные 90% людей на планете ждут-не дождутся, когда их оставят в покое, наедине с новостями кулинарии и котятами с ютуба.