Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Национализация Фейсбука

Анастасия Миронова о том, как человечество решит проблему монополизированного интернета

Не пойму, чего так смеются над указом Трампа о борьбе с цензурой в соцсетях. Он ведь поднял серьезную и актуальную для всех жителей планеты проблему: миллиарды людей доверяют свое время и силы нескольким компаниям, которые работают по абсолютно непрозрачным правилам и не оставляют за человеком право на то, что он создавал годами.

Сразу вспомнилась история американки, которая умерла от депрессии, когда Инстаграм заблокировал ее аккаунт по непонятной причине. А девушка несколько лет его развивала, у нее была огромная аудитория, она зарабатывала в Инстаграме, содержала на доходы от рекламы ребенка, оплачивала аренду дома. Не помню, как ее зовут, да это и неважно — таких примеров тьма. Меня саму на два месяца блокировали на «Дзене». И не было никакой возможности даже узнать, в чем именно провинность.

Опция такая не предусмотрена, пользователь не контактирует с теми, кто принимает решение. Ведь нас — сотни миллионов, а гигант один, и ему некогда объясняться, почему ты потерял канал с десятью или даже с сотней тысяч подписчиков.

Трамп проговорил то, что скоро будет обсуждать весь мир: как человечеству выйти из этой естественно монополизированной ловушки, когда фактически все, что поступает тебе на экран, и все, что выдаешь в мир ты, обрабатывается и принадлежит четырем компаниям: Гугл, Фейсбук, Тик-Ток и Твиттер. Если пользуешься Яндексом, то — пяти, но у Яндекса все устроено точно так же.

Мне кажется, совсем скоро человечество упрется в крайне серьезную проблему: что делать, если основные каналы коммуникации принадлежат частным компаниям, их всего четыре, их правила непрозрачны, их модель взаимоотношения с пользователями не предусматривает апелляции к живым арбитрам и серьезному рассмотрению спора, а, главное, они не дают тебе никакой гарантии сохранения прав на создаваемые тобой ресурсы. Не на контент, а именно на ресурсы, потому что страница в соцсетях — это ресурс.

И здесь встает сразу несколько вопросов, среди которых цензура — не самый главный. Потому что в любой стране для большинства пользователей цензура не считается проблемой. А вот тот факт, что сегодня в мире миллионы по-настоящему работают без гарантий не просто соцзащиты, но даже сохранения их бизнеса, уже интереснее.

Все эти видеоблогеры, инстаграмеры, тиктокеры не могут быть уверены, что их каналы к утру не окажутся без объяснений заблокированы.

Сколько трагических историй по всему миру, когда пользователи бросали образование, карьеру ради заработков в сети, для публикации творчества, развития основного бизнеса и вдруг теряли канал…

Так не может продолжаться долго. Люди передали частным компаниям слишком много личного, и теперь это приводит к реальной опасности.

Неплохо бы спрогнозировать, что будет дальше. Захотят ли люди смиряться с ролью бесправных пользователей своей собственной жизни? Какие-то единицы из миллиардов будут создавать свои сайты, вкладываться в собственный маркетинг и наверняка проиграют гигантам. Остальные будут от гигантов укрываться.

Я писала несколько лет назад о том, что люди со временем станут переходить на режим одного окна. Что за попадание к ним на рабочий стол/экран корпорации и другие рядовые пользователи будут сражаться. Так потихоньку и происходит.

Что сегодня попадает на смартфон среднестатистического владельца? Рассылка от пары СМИ, уведомления о сообщениях от нескольких пользователей в соцсетях, почта, рабочий чат, объявления по интересующим категориям, новости приложений-гидов по акциям и скидкам — вот и все, пожалуй. Люди стали закрываться от агрессивных монополий, потому что, во-первых, их слишком активно заставляют потреблять информацию. Во-вторых, они чувствуют недоверие к этой информации, потому что даже самые отсталые слышат все же про цензуру, слепые блокировки, алгоритмы составления новостных рекомендаций и пр. То и другое своевременно было спрогнозировано, в то и другое гиганты не поверили.

Все думали, что человек может потреблять бесконечно много информации, и только всемирный карантин показал им, что рядовой пользователь давно достиг максимума и больше контента поглотить не может.

А в то, что обыватель способен отвернуться от коммерческой цензуры и эффекта туннельного зрения, к которому приводит составление лент по рекомендациям, корпорации не поверили до сих пор. Однако обыватель стал отворачиваться. Не в последнюю очередь потому, что чувствует себя букашкой перед лицом гиганта.

Так ведь и есть.

Мы со своими телефонами — никто. Мы годами налаживаем связи, знакомства, ведем в сети блоги и бизнес, а у нас нет даже права спросить, почему все это в какой-то момент отнимают без компенсаций.

Что будет дальше? Перво-наперво, люди, наверное, вернутся к более традиционным каналам коммуникации. Года четыре назад никто не верил в судьбу условных «асек» — приватных мессенджеров. Слово «аська» стало метафорой сетевой отсталости. За это время частная беседа полностью перешла в мессенджеры. Собственно, Вотсап с Вайбером отличаются от ICQ только возможностью видеозвонка. Кстати, весной и саму аську перевыпустили, был релиз ICQ New. И на этот раз уже никто не смеялся — всем стало понятно, что идет конкуренция за рынок приватной переписки, освобожденной от коммерческого прессинга гигантов, от отвлекающих уведомлений, от слежки, в конце концов. И Viber с его рекламными группами эту конкуренцию проиграл — много рекламы.

Дальше с рынка вылетит тот, кто перестанет соблюдать хотя бы видимость уважения к приватности пользователей.

Я на днях через забор спросила соседа, чем он дом утеплял. Сосед заодно рассказал, что купил квартиру в малоизвестном жилом комплексе на окраине Петербурга. Я вернулась домой — Гугл мне уже рекламирует этот ЖК. Знаете, что я сразу сделала? Вспомнила, что у меня есть старая почта на сайте, не поглощенном гигантами. И оформила переадресацию писем на этот ящик. Потому что слежка даже меня фрустрирует, хотя я знаю, как это все работает.

Дональд Трамп, эта акула капитализма, подобрался к озвучиванию крайне актуальных сегодня идей: привести взаимоотношения людей и интернет-гигантов в соответствие с новой реальностью, в которой значительная часть жизни и благополучия миллиардов человек попала в руки нескольких компаний. И у них перед этими миллиардами нет никакой ответственности.

А отвечать они должны. Соцсети имеют дело с тремя фундаментальными основами: свободой слова, неприкосновенностью частной жизни и деньгами. Если бы не эти три элемента, больших претензий к гигантам никто бы и не предъявлял. Но они зарабатывают именно на распространении информации, частной переписке и стремлении других людей монетизировать контент. Однако ни то, ни другое, ни третье соцсети не уважают.

В каждой развитой стране мира есть антимонопольные органы. Они что-то там проверяют, выносят предписания, оценки, штрафы, заводят уголовные дела, кое-где и сажают. Но вот даже не четыре, а, по большому счету, лишь две компании, Гугл и Фейсбук, монополизировали жизненные ресурсы миллиардов людей и за это не предусмотрена для них ответственность, не введены ограничения.

Думаете, преувеличиваю? Ну что вы! Человек сидит в Фейсбуке, например, 10 лет. У него там все контакты, он общается с коллегами со всего мира, следит за соратниками-учеными, которые рассказывают о своей работе. Или он писатель и много лет собирал свою аудиторию, читатели после книжек идут искать автора. Он своей аудиторией дорожит, общается с ней. Или возьмите модель из Инстаграма. Какая-нибудь домохозяйка вкладывала десятки и сотни тысяч рублей в развитие канала, постит там селфи, за ней следит миллион подписчиков, она уволилась с работы, бросила учебу и живет с доходов от Инстаграма.

Можно и другой пример привести, конкретный. У моей знакомой, профессионального диктора, которая ведет курсы голоса и речи, завесили на время аккаунт в Инстаграме, где та анонсировала свои выступления. Человек за несколько дней понес убытки. У нее десятки тысяч подписчиков, которых девушка собирала много лет. После разблокировки никто перед ней не объяснился.

Или возьмете политические блокировки российской оппозиции в Фейсбуке. Одно время почти всех известных независимых политиков, популярных журналистов банили по навету троллей, которые методично и автоматически отправляли жалобы на все аккаунты неугодных.

Человеку неважно, по какой причине он потеряет то, над чем работал 10 лет: из-за цензуры, по беспределу или после навета противников. Важно, что никакой решительно страховки от потери плода многолетних трудов у него нет.

И ничего из того, что он создает в соцсетях, ему не принадлежит. Даже он сам, открывая приложение, перестает себе принадлежать: его разговоры отслеживаются, соцсети через камеру следят за положением его глаз, чтобы понять, как именно он ими во время чтения двигает и куда лучше поместить блок рекламы. Конечно, с этим надо что-то делать. И думаю, что инициатива Трампа — не самое серьезное решение.

Не исключаю, что в будущем возможны попытки провести нечто вроде глобальной национализации соцсетей. И произойдет с ними то же, что случилось с самим интернетом — частная военная разработка, он все же был признан достоянием человечества. Так и здесь. Какая-нибудь первая влиятельная страна пропишет у себя в законах безусловное право человека на свой аккаунт в Фейсбуке, Ютьюбе, Инстаграме — и все. Швейцария, например, примет такой закон — и что будет делать Цукерберг? Пойдет под швейцарские санкции или начнет думать?

А может и другой сценарий случится: например, кто-то из самых крупных держателей акций передарит их сообществу независимых разработчиков на условиях общественного контроля. И все. И фейсбук с инстаграмом всегда будут писать с маленькой буквы, как пишут теперь слово «интернет».

Прямо сейчас идут навстречу друг другу два процесса: попытка спрятаться от монополизированного контроля за жизнью пользователей, с одной стороны и защита прав пользователей на созданные ими социальные связи и ресурсы, с другой.

Соцсети станут свободнее от цензуры, прекратят явную слежку за пользователями и предложат им гарантии сохранения созданных страниц. В противном случае люди уйдут туда, где их нельзя будет достать. Прогресс всегда идет по пути улучшения условий жизни большинства. Вряд ли он собьется и на этот раз, чтобы обеспечить процветание интернет-гигантов.