Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Прогресс на мыло: гимн отсталой экономике

Анастасия Миронова о том, как бедность делает россиян конкурентоспособными

Примерно в 34 года в моей жизни случилась едва ли не самая приятная перемена: у меня наконец стала хорошая кожа. Как-то, знаете, раньше была не очень: там высыпания, тут краснота. Потом взяла себя в руки, почитала кое-какие медицинские материалы по дерматологии и окунулась в бездну знаний современной косметики. Подобрала себе уход на основе исключительно натуральных ингредиентов и за пару месяцев избавилась от всех проблем, даже помолодела.

Это точно общественно-политическая колонка, спросите вы? Конечно! Потому что огромный рынок эффективной натуральной косметики в нашей стране — это следствие политического курса, бедности населения и отсталости нашей экономики. Вот именно так!

Недавно у одной известной журналистки была статья о том, что в России на высочайшем уровне развито кукольное дело. Я прочитала этот текст и поняла, что надо мне срочно подхватить тему.

Почему у нас делают великолепные куклы, наладили выпуск сотен линий полностью натуральной косметики, почему мы обскакали весь мир в груминге и ногтевом сервисе? Да потому что мы страна с уникальным балансом высоких технологий и копеечного ручного труда.

Все это в Западной Европе и США тоже есть. Но там ручные куклы, косметика без консервантов и хорошие накладные ногти существуют в качестве элитарного товара, потому что индивидуальная работа делает эту продукцию слишком дорогой. А так как цена высока, спрос ограниченный, игроков на рынке мало — нет конкуренции, следовательно, отрасль не совершенствуется.

Почему, к примеру, в России так развит сегмент натуральной косметики? Да просто у нас сложилось уникальное сочетание добра со злом, так сказать. Наши люди хорошо образованы, у нас хорошая научная школа, мы не Гватемала и не Камбоджа, в наших университетах учат отличных химиков и биологов. У нас есть фарминдустрия, есть собственные производства оборудования и доступ к современным ингредиентам, технологиям. При этом множество химиков, биологов и технологов остались без работы, их труд дешев.

В итоге эти факторы — доступ к технологиям и низкая цена тех, кто умеет ими пользоваться — породили в России сумасшедший в хорошем смысле слова рынок натуральной косметики, потому что в него в конце 2000-х ушло много свободных рук.

Сначала люди от безработицы или изматывающего труда за копейки где-нибудь в ларьке уходили в мыловарение и хенд-мейд. Помните бум этих мыловаров, которые выплеснулись на рынок к концу 2000-х, вместе с развитием «ВКонтакте»? Лепили мыло, делали из полимерной глины бижутерию, валяли из шерсти броши. Это была первая спасительная волна. Русская золотая лихорадка. Массовый исход за лучшей долей.

Надомная работа с хенд-мейдом тогда казалась самой желанной мечтой: варить мыло, валять броши, спать вдоволь и не горбатиться «на дядю».

Буквально в считанные годы этот сегмент надомного производства мелочей стал суперконкурентным, потому что туда реально хлынули сотни тысяч. И они именно за счет конкуренции толкнули дело вперед: стали изучать технологии, заимствовать опыт, вырабатывать свои рецепты. Благо, образование есть. А так как значительная часть ингредиентов для косметики ручной работы тоже добывается вручную, большой прибавки к стоимости они не делают.

В итоге уже к середине 2010-х годов в России сформировался серьезный рынок косметики ручной работы. Под словом «серьезный» я подразумеваю «с современными технологиями и научным подходом». Этим российская индустрия натуральной косметики отличается от тайской или индийской: там за множеством баночек стоят только народные традиции.

Простите, но косметика Аюрведы — это чуть лучше, чем из каменного века. Есть, конечно, люди, которые утверждают, что индийская аюрведическая косметика в банках из дешевого пластика работает, но я лично так не думаю. А вот гидрофильное масло или кислотный тоник из линейки натуральной косметики, которую запустила у себя на кухне казанский химик-технолог, работают.

В Британии, США, во Франции химики тоже есть. Но там они не основывают полностью натуральные линейки, потому что при небольшом производстве, при использовании добываемых преимущественно вручную ингредиентов, при индивидуальных рецептах цена косметики заоблачная.

Читала в смешном журнале «про звезд» о том, что у Тома Круза есть собственный косметолог, которая готовит ему в блендере кондиционер для волос на основе бананов — порцию на несколько раз. Это, безусловно, в Америке шик. А у нас такие кондиционеры продают в магазинах, они стоят недорого, их быстро разбирают, поэтому производитель может держаться на оборотах.

В Штатах никто не станет запускать линейку банановых шейков для волос без консервантов и силиконов, потому что столько томов крузов, сколько надо, чтобы окупить большую партию, в стране нет.

А у нас низкая в сравнении с промышленной косметикой цена на выходе позволяет ускорять оборот, раскупают продукцию быстро — можно позволить избегать агрессивных консервантов.

В Великобритании срок экспозиции тюбика крема из натурального сырья значительно выше, чем у нас, потому что ручная работа и маленькие партии делают его в несколько раз дороже масс-маркета, а добавление консервантов сделает продукт бессмысленным. Там по существу и нет масс-маркета полностью натуральной косметики — есть псевдонатуральные: у них красивые биоразлагаемые упаковки, они заворачивают кремы в крафт-бумагу, от их косметических лавок за версту пахнет эфирными маслами, их косметика даже может быть эффективной, но она не может считаться натуральной и ручной работы.

Поэтому многие наши эмигрантки дома идут в магазины натуральной косметики и набирают себе впрок. Экспорт такой косметики хоть и теневой, но большой. У нас нет своего Alibaba, чтобы оптом пересылать кремы, но есть разные немагистральные, так сказать, каналы. Есть сайты по продаже такой косметики, которые до недавнего времени отправляли ее частными посылками в Европу. И я видела в Польше, к примеру, наши марки косметики хенд-мейд. И слышала, как говорили, что косметика эта творит чудеса.

Да не косметика, а отсталость нашей экономики, дешевизна труда и пребывание минимум двух десятков миллионов человек в теневом секторе приводят порой к чудесам.

Ровно по этой же причине в России суперразвиты груминг животных, человеческие стрижки и ногтевой сервис — равных в Европе нет, потому что у нас это сверхконкурентная отрасль, рабочие руки еще дешевы, а материалы, доступ к технике уже — как в Европе.

Сейчас вот украинки выходят на рынок, у них это все только развивается. Их руки еще дешевле, но из-за общей бедности нет все же такого доступа к оборудованию, технологиям, материалам. А у наших мастеров — есть. И имеется мощный стимул в виде страха перед бездной, потери возможности содержать себя без унизительного наемного труда за копейки…

Кукольники тоже из этой серии, а также разные надомные ювелиры, мастера поделок. У нас множество людей имеют добротное художественное образование и не имеют достойной работы — они двинулись туда, где можно хоть что-то заработать, то есть, в интернет-торговлю поделками.

Я со второй половины 2000-х сижу на одном сайте для продажи хенд-мейда и вижу, как за это время развились начинавшие 15 лет назад мастерицы и мастера: многие превратились в настоящих знаменитостей и научились делать коллекционные игрушки.
Жизнь заставляет наших людей изобретать рецепты кремов, стрижки пуделей, новые шарнирные соединения для кукольных ручек и ножек.

Если бы у нас в IT или автопроме была такая же конкуренция, как среди мастериц ногтевого сервиса или мыловаров, мы бы давно жили в другой стране.

Вообще, наличие на рынке труда десятков миллионов никому не нужных, трудолюбивых и хоть сколько-нибудь образованных людей приводит к самым невероятным последствиям. И дело не только в ручном производстве — у нас сегодня сложилась огромная конкуренция в секторе мелких частных услуг, от надомных ремонтов до выпекания тортов и курьерской доставки. Я думаю, среди возможных причин, почему Россия с относительно небольшими потерями пережила первую самоизоляцию из-за коронавируса, даже с допущением, что данные по смертности подделываются, можно назвать развитую сеть доставки, конкуренцию в этой сфере, отличные приложения для доставки, их интеграцию с рядом других сервисов.
В Британии, например, этого нет. Как и в любой другой сытой стране, где даже труд мигранта дорог. У нас люди дешевы, и это, возможно, «вывезло» нас.

Курьеры и таксисты, а не эпидемиологи спасли Россию от коллапса в первую волну. Потому что развитая доставка, логистика помогли лучше сидеть дома жителям городов…

В сытых странах были огромные очереди в гипермаркеты и магазинчики у дома, потому что в стране, где даже нелегальному мигранту нельзя платить ниже «минималки», и средний класс не может себе позволить постоянно заказывать на дом продукты, шампунь, бумагу для принтера. А в России я знаю множество журналистов, даже учителей из столиц, которые с марта вообще в магазины не ходят.

Ах, да, знаете, кого еще породила отсталая наша экономика? Прекрасных репетиторов, учителей иностранных языков. У нас они сильно дешевле, чем в развитых странах, их много. До последнего времени школа выбрасывала на рынок десятки тысяч репетиторов, которые, из-за маленького заработка, были вынуждены конкурировать за «хлебных» учеников, а это конкуренция методик.

В России очень развито все, что связано со школьным тьюторингом, с преподаванием небольшими группами. У нас больше детей могут получать образование лицом к лицу. Именно этот фактор назывался в конце прошлого десятилетия среди основных причин взлета Китая и называется теперь причиной рывка Индии — дешевые личные репетиторы, которые из-за огромной конкуренции вынуждены всегда совершенствоваться и которых из-за их маленькой цены многие могли себе позволить. У нас тоже будет так.

Современные философы, футурологи из западного мира уже не первый год бьют тревогу: они пишут, что живое образование, лицом к лицу, становится привилегией элиты, а бедные будут довольствоваться онлайн-образованием. В России пока живой педагог дешев. Хотите — смейтесь надо мной, но через 20-30 лет этот фактор может «выстрелить», причем, в нашу пользу: у нас будет больше, чем в Штатах или той же Британии, людей, которые учились офлайн.

Так что в отсталой экономике есть свои плюсы. И есть задел для оптимизма. Увы, не слежу внимательно за современными экономическими теориями, но, уверена, ученые давно догадались, что обвалившиеся экономики, падая на дно, находят там ресурсы для нового рывка. У нас таким ресурсом стали дешевые образованные люди, которые, благодаря малой цене доступа к их знаниям и плодам их труда, способны облагородить все вокруг.