Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Она существует!

О гей-пропаганде и конформной ориентации

Писатель, публицист

Недавно прочитала в соцсетях рассказ одной женщины о том, как ее дочь попросила купить книгу, какую читают все ее подружки. Название проходное, неброское – «Сила нашего притяжения», на обложке два парня смотрят в небо – наверное, про космос. Ну чем там девочки в 12 лет могут зачитываться? Космос – это даже хорошо. Мать не глядя оплатила книжку вместе с другими покупками. Дома увидела мелкое ограничение «18+». Спрашивает у дочери, о чем же роман. «А там этот… Кэл… влюбляется в Леона. А у него папа космонавт. Ну, то есть астронавт. Сначала он не хотел переезжать, а потом первая любовь. Все, я побежала читать, у нас остальные давно прочитали».

Первая любовь двух мальчиков. Пятиклассники уже прочитали. Вот так.

Честно сказать, я эту историю тогда пропустила мимо: мало ли какие бывают эксцессы. Да и мать могла преувеличить. В конце концов, не железный же занавес у нас – и про ЛГБТ книги выходят. Но буквально на днях в одном ТГ-канале прочитала о том, что в топе книг для молодежи один интернет-книжный разметил множество совсем недетских книжек про геев. Причем про детей-геев. Тут я решила проверить. И точно – только за одну прокрутку страницы я насчитала восемь детских книг про однополую любовь детей. Все они почти написаны в новомодном жанре Young Adult – то есть подросткам о взрослом. Например, о любви. На всех лицемерно стоят ограничения «18+», но читают это дети 10-14 лет от силы. В пятнадцать уже вряд ли – больно топорное письмо.

Причем речь не об андеграундном самопальном магазинчике – романы продает крупнейшая площадка торговли книг. Вот ведь времена, нормально не назовешь ни ТГ-канал, где про это прочитала, ни магазины, что такую литературу продают, а то обвинят последовательно в рекламе одних и антирекламе других, да еще в доносе. Но поверьте – это очень популярные книги, их читают все школьники, которые любят читать, и продают их все крупнейшие маркетплейсы.

Мне интересно: а почему эти книги можно легко продавать детям? Вопрос не об этике и допустимости – вопрос этот правоприменения. У нас есть закон о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних. Но по нему почему-то оштрафовали Юрия Дудя (признан в РФ иностранным агентом) за интервью с геем. А романы такие продавать можно.

Я вот не хочу, чтобы мой ребенок, немного подросши, тоже кинулся в гонку за модными книжками, где мальчик предлагает мальчику встречаться, а пионервожатый соблазняет своего подопечного. Потому что я знаю – она существует! Та самая пропаганда существует!

Грош цена была бы моему знанию без занимательного нюанса: я сама являюсь носителем нетрадиционной ориентации. То есть полутрадиционной, бисексуальной. Именно поэтому еще девять лет назад, когда обсуждали первый закон о гей-пропаганде, я написала о том, что явление такое не вымысел, я ведь об этом точно знаю. А еще – о том, что множество людей ЛГБТ скрывают от своих детей свою ориентацию. Что большинство ее носителей не ходят на гей-парады, они даже не заключают браки. И, главное, единичные проценты воспитывают в однополых семьях детей. Даже в странах, где причастность к ЛГБТ(К) стала теперь едва ли не социальной привилегией, большинство геев и лесбиянок рожают в одиночку или создают притворные браки, либо же – основанные на партнерстве и родительстве, а не на сексе. Когда гей и лесбиянка, будучи друзьями, женятся, чтобы вместе рожать и воспитывать детей и показывать им пример классической семьи.

Когда девять лет назад депутат Виталий Милонов обрушился на Россию со своим законом и я робко выступила, меня просто изваляли в грязи. И вновь была бы моему заявлению нулевая цена, если бы не моя ориентация и тот факт, что я высказалась не где-нибудь, а на сайте «Эха Москвы», будучи к тому же сотрудником петербургской его редакции.

Сейчас, конечно, реакция будет потише, не те времена. С другой стороны, девять лет назад, в те еще относительно незарегламентированные времена, в России не было столько детской литературы и мультфильмов про ЛГБТ. Тогда были православные родительские комитеты, которые голосили по любому поводу. А сейчас у нас к роману «Лето в пионерском галстуке» о любви вожатого и школьника выпускают детский мерч: закладки, открытки, вроде бы даже тетрадки были… Почти десять лет мы слышали, что в стране ужас-ужас-ужас, а теперь школьники средних классов зачитываются книгами о запретной любви.

Знаете, почему зачитываются? Почему такой интерес? Думаете, у российских детей, вслед за американскими, вдруг отключилась гормональная регуляция и они стали на-гора выдавать процент ЛГБТ в своих рядах, какого никогда ранее ни в одной человеческой популяции не было? В США уже чуть не 20% школьников причисляют себя к ЛГБТ. Это противоестественно, столько их быть не может. Нет в обществе столько геев, лесбиянок, бисексуалов, трансгендеров. Это столь же достоверно, как и факт, что у большинства россиян из-под крана никогда не польется платина. Чудес не бывает.

В чем же дело? Все чаще живущие за границей наши эмигранты рассказывают, что их дети объявляют о принадлежности к ЛГБТ. Особенно девочки. У меня есть несколько знакомых из числа наших эмигрантов в Канаде и Великобритании – это люди, которых я много лет знаю лично и с которыми поддерживаю связь. Все они в разное время рассказывали, что их дети объявили о нетрадиционной ориентации. Более того, среди девочек почти у всех подружек – такая же.

Как это могло получиться? А это конформизм. И конформная ориентация. Когда модной становится уже сама ориентация, а не только детская книжка про геев и все издания популярного у молодежи издательства, которое так сделает серию, что книги эти среди будут считаться у детей признаком не просто моды, а повышенного потребления: они добротные, красивые, дорогие.

В 11-12 лет про вожатого с мальчиком читают, чтобы быть как все. В 15-17 лет себя объявляют ЛГБТ, чтобы не быть как все. А точнее – быть лучшими. Нет столько геев и лесбиянок среди человечества, сколько их сейчас есть в ряде западных стран. Почему они множатся? Потому что это конформный выбор ориентации. Ведь сегодня ЛГБТ-активизм идет об руку с квир-теориями, гендерными штудиями, леволиберальным дискурсом, борьбой с расизмом, экоактивизмом. Раньше у экозащитников ориентация была такая же, как у обычных людей. Но потихоньку все эти темы – гендера, квир-психологии, климата, зоозащиты, антифашизма – смешали вместе и представили прогрессивными. Даже у нас давно так. Все эти специалистки по гендерным теориям уже и у нас считают себя интеллектуальной элитой. А на Западе такую публику от прочей отделяют несколько этажей. Это небожители современного общества. Люди, оседлавшие модную повестку, освоившие модный абырвалг и назвавшие себя лучшими.

Типичная школьница из Британии, Германии или Калифорнии считает свой углеродный след, не ест мясо, увлекается интерсекционным феминизмом, спрашивает незнакомцев, в каком роде к ним обращаться, боится травмировать всех и каждого и, конечно, называет себя лесбиянкой, бисексуалкой или трансгендером. Потому что сии нехитрые премудрости разливаются из одной бочки и дают человеку иллюзию причастности к прогрессивной и модной части общества. А чего не стерпишь, чего не наговоришь на себя, лишь бы пройти по улицам родного города в компании модных эко- и фемактивисток. К нетрадиционному сексу душа может и не лежать, он даже может на всю жизнь фрустрировать, но если нет у забитой троечницы другого способа завоевать место в иерархии, разве нельзя притвориться и даже потерпеть? Те же мои знакомые эмигранты, у которых дочки и их подружки сплошь оказались лесбинками и веганами, сообщают, что девочки уже начинают интересоваться мальчиками, но делают это скрытно, потому что боятся осуждения со стороны прогрессивного сообщества, в которое въехали на гребне модной повестки.

Когда твоя страна каждый день из каждого утюга кричит, что гордится своими геями и лесбиянками, человек, который свою личность и свое место еще не осознал, не нашел, легко может убедить себя в собственной исключительности и нетрадиционности. Постоянные парады, недели гордости, в офисах можно увидеть плакаты «Мы гордимся, что в нашем коллективе два гея, лесбиянка и трое неопределившихся» – не каждый устоит.

Это и есть пропаганда, а никакое не информирование людей о жизни ЛГБТ и не защита прав меньшинств. Это установление моды, формирование у подростков мотивов для совершения конформного перехода. Особенно часто его жертвами становятся дети одинокие: заучки, очкарики, инвалиды, полные, робкие – те, кого ровесники обычно отторгают и даже оскорбляют. Тебя не любили, не принимали, ты был никем, а теперь стал проповедником прогрессивнейших идей. И хорошо, если успел только для вида продекларировать свою причастность к ЛГБТ и почитать книжечки. А если начал перемену пола? Да еще – хирургическую? Сколько жертв детских транспереходов судятся теперь с клиниками и государствами, которые позволили им необратимо себя изуродовать? Есть целые ассоциации «обратного перехода». Когда человек повзрослел, передумал, но навсегда изувечил свое тело.

Во все времена среди молодежи была контркультура. Были стиляги, битники, хиппи, неформалы, готы, эмо… И легкая мода на нетрадиционную ориентацию была у нас тоже! Но тогда она считалась опасной и означала лишь «не такой как все». Сегодня квир и ЛГБТ тоже стали контркультурой, которая обещает, что ты станешь не необычным, а лучшим. И она уже не совсем контр-, ведь во многих странах ЛГБТ-повестки давно затмили все остальные. У нас пока все только начинается: книжечки, трансексуалы, рассказывающие в соцсетях, как зарабатывают эскортом. Уже пошли общаться с детьми драг-квинс…

Закон о гей-пропаганде в его новом виде не совсем понятен. Как там будут защищать традиционные ценности, почему надо спасать от вовлечение в ЛГБТ взрослых – я не понимаю. Все же вообразить взрослого человека, который ради моды спит с представителями своего пола, сложно. Хотя ради корысти он может это делать. Например, в балете. Или чтобы заполучить роль очередного Чайковского в очередном фильме, который поедет на очередной фестиваль. Где грань между насилием над личностью, когда из-за карьеры ты должен симулировать принадлежность к меньшинству, и прославлением такого образа жизни, когда ЛГБТ-ориентация становится выгодой? Пропаганды вроде нет, а признания актеров в том, что они притворялись геями для получения ролей, есть. Это как?

И что делать с девочками, которые покупают закладки с портретами целующихся мальчиков, чтобы положить их в новую модную книгу о любви пионервожатого и хулигана, потому что книжку эту все уже прочитали?

Я, имея такую ориентацию, не хотела бы, чтобы к моему ребенку приходили с рассказами про ЛГБТ. Я не хочу, чтобы она вообще знала об ЛГБТ. Во-первых, это поражает детское сознание. Во-вторых, даже в дремучие 90-е я видела, что мальчики и девочки в поисках своей исключительности вдруг придумывали назваться геями и лесбиянками.

Для многих такой конформизм обернулся травмой на всю оставшуюся жизнь.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка