Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Геворг Мирзаян

Страдаем, как и должны

Геворг Мирзаян о том, почему главной проблемой России на постсоветском пространстве является… Россия

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Летне-осенний политический сезон на российской периферии выдался очень жарким. Белоруссия, Кавказ, Кыргызстан стали полноценными горячими точками.

Сначала «загорелась» союзная Белоруссия. Значительная часть населения не признала итоги президентских выборов, на которых Александр Лукашенко победил с результатом в 80%. Десятки и сотни тысяч граждан страны выходят на массовые акции протеста, а также партизанят против действующей власти (не в смысле взрывают мосты и телеграфы, а устраивают саботажные флеш-мобы – например, развешивая повсюду бело-красно-белые флаги оппозиции, организуя забастовки или коллективно выводя деньги из банковской системы страны).

Затем взорвался Кавказ. В конце сентября армия Азербайджана – стратегического партнера России – начала военную операцию против карабахских армян из непризнанной Нагорно-Карабахской республики, которую поддерживает Армения, являющаяся стратегическим союзником России по Евразийской интеграции и ОДКБ.

Операция идет с применением почти всех имеющихся у сторон средств поражения – за почти две недели боев с армянской стороны, по официальным данным, убито уже около 600 человек.

Азербайджан свои данные не раскрывает, но (учитывая, что наступающим азербайджанским войскам приходится преодолевать эшелонированную армянскую оборону, и за эти две недели они смогли лишь незначительно продвинуться вперед), число потерь со стороны Баку минимум в полтора — два раза превышает армянские. Ситуацию осложняет активное вмешательство в конфликт Турции, а также присутствие в зоне конфликта сотен и даже тысяч наемников из числа сирийских боевиков, отправленных Анкарой в Карабах для уменьшения количества азербайджанских гробов и защиты турецких интересов на Кавказе.

Третьим на очереди оказался Кыргызстан, где по итогам прошедших 4 октября выборов в парламент несколько сотен человек вышли на улицы Бишкека и с ходу смели правительство (передав тем самым большой привет многотысячным белорусским митингам, которую уже неделю безрезультатно дефилирующим по минским улицам).

В итоге сначала Центральная комиссия по выборам и проведению заявлений (местный аналог Центризбиркома) отменила результаты парламентских выборов и обещала до 6 ноября назначить новые затем президент Сооронбай Жээнбеков согласился уйти в отставку после повторных парламентских выборов, но вскоре после этого решил все-таки уйти прямо сейчас.

В итоге на данный момент в Кыргызстане нет ни легитимного нового парламента, ни нормального правительства, ни избранного президента.

Ряд российских политологов и активистов уже связывают все эти локальные пожары в некий огненный вихрь возле российских границ – причем вихрь, устроенный специально внешними силами для ослабления России. Этакое сочетание цветной революции, неудавшейся цветной революции и новой войны на Кавказе.

На первый взгляд, ничего общего в этих трех конфликтах нет. Да, на Кавказе действительно ведется антироссийская игра. Разморозка конфликта в Нагорном Карабахе была, безусловно, инициативой Азербайджана – однако в том числе по указаниям и под гарантии поддержки со стороны Турции, заинтересованной в выдавливании России с Южного Кавказа. Россия не имеет права формально поддержать Армению (ибо конфликт идет в Карабахе), не может формально поддержать Азербайджан (поскольку тогда потеряет единственного союзника в регионе – Армению).

В итоге Кремль уже больше двух недель стоит на распутье, пока Турция доказывает всем на Кавказе (как на Южном, так и на Северном), кто является самой мощной державой в регионе.

Что касается событий в Белоруссии и Киргизии, они были привязаны к электоральным процессам и являлись прямым следствием ошибок местных властей. В случае Белоруссии - стремлением Александра Лукашенко превратить управляемую предвыборную кампанию в настоящий фарс и демонстрацию собственной силы (почти всех альтернативных кандидатов пересажал, 80% себе нарисовал, первые митинги жесточайшим образом разогнал). В условиях же кланового киргизского общества - отказом Сооронбая Жээнбекова (ставленника южан, при котором южные кланы слишком уж сильно перетянули на себя одеяло) уважать интересы северян и нарисовать их политическим силам достойные цифры по итогам прошедших парламентских выборов.

Однако на самом деле у всех трех конфликтов есть общая черта. Неважно, что послужило триггером для их возникновения – все они стали следствием ошибочной политики России. Политики, которая была заточена не на конструирование реальности в важнейшем для нее регионе, а на подстраивание под существующую реальность.

Существующая же реальность была очень проста. В некоторых странах – например, Белоруссии и отчасти Армении – местные элиты мастерски владели приемами внешнеполитических шпагатов. С одной стороны, высасывание субсидий и иной формы поддержки от России, а, с другой – диверсификация внешних связей, поиск балансиров российскому влиянию и даже стимулирование антироссийских сил внутри собственных элит.

Особенно поднаторел в этом Александр Лукашенко – вплоть до того, что когда он не получал желаемых субсидий (бесплатной помощи, фактически подарков), то сразу устраивал скандалы и начинал «бить посуду».

И разбаловала его так Москва – ведь она не требовала от него и других соседей материальной взаимности. И под требованием тут подразумевается не вялая позиция «давайте все успокоимся и будем жить дружно», а четкий ультиматум: хотите субсидии – делитесь суверенитетом. В том числе и во внутренней политике. И если бы Кремль контролировал белорусскую политику, если бы не отдал ее на откуп потерявшему берега Лукашенко, если пассивно не взирал на то, как белорусские власти кошмарят работающие на их территории российские СМИ, то никто бы не позволил белорусскому президенту на ровном месте создать Минску и Москве такие проблемы.

В Киргизии антироссийской деятельностью не занимались – но там Москва совершила другую ошибку, работая по принципу «мы не вмешиваемся до тех пор, пока это нас прямо не коснется» и тем самым пустив местные клановые дела на самотек.

Между тем, любые политические проблемы в Киргизии всегда касаются России косвенно – ведь мы находимся в ОДКБ и Евразийском союзе, на российской территории проживает огромная киргизская диаспора. И поскольку РФ содержит Киргизию, а также обеспечивает ее безопасность, то имеет полное право как минимум требовать соблюдения правил игры и стабильности внутри этого маленького среднеазиатского государства. А как максимум – прекращения экспорта в Россию афганского героина (который перерабатывается на юге Киргизии, в районе Оша), а также проведения курса правительства на развитие промышленного производства, которое снизит влияние кланов на внутреннюю жизнь страны.

Попытка заморозить межклановые отношения и встроиться в них — чем сейчас Россия занимается – лишь сохраняет почву для дальнейших межклановых конфликтов и переворотов. А они будут, учитывая, что на территории Киргизии, как шутят местные, западных НКО больше, чем мечетей и США будут дестабилизировать Среднюю Азию в рамках своей стратегии по сдерживанию Китая.

Поэтому России гораздо дешевле будет заниматься созданием в Киргизии гражданского общества сейчас, нежели потом тратить колоссальные деньги на разгребание последствий очередного «киргизского майдана».

Наконец, жесткая защита Москвой российских интересов на постсоветском пространстве, конструирование там реальности и замыкание всего региона на России привела бы к тому, что внешние державы с куда большей осторожностью бросали бы вызов российскому доминированию в ее родном подбрюшье. И речь тут прежде всего о Турции, которая (пользуясь российско-армянскими недомолвками, недостаточно жесткой политикой Москвы по отношению к Баку и пассивностью Кремля в деле восстановления российско-грузинских отношений) решила потеснить, а в идеале вообще вытеснить Россию с Кавказа. Именно этим сейчас объясняется крайне агрессивная линия Эрдогана в нынешнем обострении карабахского конфликта, включая принуждение Азербайджана сорвать достигнутое при посредничестве министра иностранных дел России Сергея Лаврова перемирие. А также демонстративное требование заменить пассивную Европу на агрессивную Турцию в процессе армяно-азербайджанского урегулирования.

И, самое главное, к Эрдогану никаких претензий нет. Турецкий президент действует в соответствии с важнейшим правилом международных отношений. И речь вовсе не о том, что «все равны перед законом», как кто-нибудь мог бы подумать, а о древней формуле Фукидида: «Сильные делают то, что могут, а слабые страдают так, как должны». И пока у России не будет четкой, имперской политики хотя бы на постсоветском пространстве, она будет страдать. Как и должна.