Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Разделяй и набирай

О том, как Великобритания снова играет против России и Европы

Журналист

Лондон открыто саботирует процесс нормализации российско-европейских отношений. И не по причине какой-то вредности, а во имя своих национальных интересов.

Злые языки рассказывают, что министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский предлагал поставить Владимиру Путину памятник – и не где-нибудь, а в штаб-квартире НАТО. В знак больших заслуг российского президента в деле реанимации альянса – ведь именно выбранный Штатами курс на сдерживание Москвы вдохнул в НАТО новую жизнь, дал организации смысл дальнейшего существования. И сейчас по пути Радослава Сикорского может пойти Борис Джонсон – в частности, уже не предлагать, а просто установить памятники Владимиру Путину и Си Цзиньпину в своей резиденции на Даунинг-стрит, 10. Ведь благодаря этим лидерам у Великобритании появился шанс вернуть себе статус великой державы.

Дело в том, что до Брекзита Лондон был одним из главных игроков внутри Евросоюза. Мощнейшим, наряду с Францией и Германией, государством, вокруг которого консолидировались т.н. «евроскептики» – скандинавские и восточноевропейские страны, которые видели в Евросоюзе скорее клуб по интересам, нежели глубоко интегрированную структуру. Однако после Брекзита статус Великобритании изменился. Из лидера она превратилась в изгоя. Из страны, которая могла пользоваться политико-идеологическими ресурсами Евросоюза – в противника единой Европы (с которой у Лондона до сих пор продолжаются разногласия из-за последствий Брекзита). Из Великой Британии страна превратилась в маленькую Англию – причем эксперты не исключали, что такая трансформация произойдет и в буквальном смысле (ситуация в Северной Ирландии из-за условий Брекзита рискует обостриться, а шотландцы хотят новый референдум о независимости). Причем это вполне может быть маленькая Англия без Бориса Джонсона – британский премьер вляпался в грандиозный скандал, связанный с проведением в его резиденции вечеринок во время ковид-ограничений.

Спасение пришло откуда ждали – из Соединенных Штатов. Вашингтон оценил лояльность Лондона и разрешил ему подключиться к двум своим глобальным проектам. В Восточной Азии британцев подтянули к делу сдерживания Китая (для чего включили в блок AUCUS), а в Европе Британия стала набирать политические очки за счет ястребиной позиции в отношении Москвы, в том числе и через формирование антироссийского союза с Польшей и Украиной. «Британия занимает более силовую позицию в противостоянии России по Украине. Лондон показывает, что он готов участвовать в разрешении европейского кризиса», – пишет The New York Times.

В рамках этой ястребиной позиции Великобритания, в частности, оказалась главным европейским поставщиком оружия киевскому режиму – в то время как немцы до последнего отказывались давать Зеленскому вооружение, британцы слали самолет за самолетом.

Кроме того, английские политики и СМИ стали главными европейскими поджигателями истеричных настроений – именно они на всех углах кричали о том, что Путин вот-вот вторгнется на Украину. Наконец, в то время, когда ряд европейских членов НАТО, генсек альянса Йенс Столтенберг и даже президент США Джо Байден четко дали понять, что никаких солдат они на Украину в случае войны отправлять не будут, министр иностранных дел Великобритании Лиз Трасс такой возможности не исключила. И это не просто какие-то слова, а крайне опасный стимул для украинского руководства.

Дело в том, что одна из главных причин отказа Киева устраивать провокацию в Донбассе – сомнения в том, что Путин, введя войска для защиты граждан ЛНР и ДНР, не решит по ходу взять и Киев. На бравые украинские части тут надежды нет, и единственным, что, по мнению украинских элит, может остановить Россию, является перспектива военного столкновения с солдатами НАТО, которые окажутся в Киеве. И Лондон дает понять Зеленскому, что таких вот заложников он ему может и предоставить.

Да, тем самым он пробивает очередное дно в отношениях с Парижем и Берлином – однако взамен получает статус лидера антироссийского лагеря европейских государств. Тех, которые выступают против российско-европейской и российско-американской разрядки. В результате британцы из изгоя превращаются снова в державу, которая играет за региональным шахматным столом.

Конечно, чисто теоретически английское руководство могло бы набирать очки на российском направлении другим, более конструктивным способом – вложиться в процесс нормализации российско-европейских отношений и даже возглавить его. Тем более что это сейчас основной дипломатический тренд. Однако пойти по этому пути Лондону было бы проблематично. Во-первых, из-за крайне сложной истории двусторонних отношений за последние десять лет (одно только дело Скрипаля чего стоит), и, во-вторых, из-за специфики европейской политики Великобритании, которой она следует уже сотни лет. Эта политика подразумевает недопущение консолидации континента, а также сохранение на его территории постоянной борьбы за лидерство между равновеликими державами. Именно поэтому Англия, в частности, саботировала процесс углубления интеграции в Евросоюзе, и именно поэтому премьер-министр Борис Джонсон категорически против того, чтобы лидеры ЕС – Германия и Франция – каким-то образом налаживали российско-европейский диалог.

А Берлин и Париж хотят – именно поэтому 7 февраля в Москву прибыл президент Франции Эммануэль Макрон, а через неделю после этого прилетит канцлер ФРГ Олаф Шольц. Причем хотят они не от какой-то большой любви к России, а исключительно исходя из собственных национальных, а также персональных интересов. И Макрон, и Шольц стремятся занять трон лидера Евросоюза, освободившийся после ухода в отставку Ангелы Меркель – и видят успешные переговоры с Москвой как своего рода доказательство лидерских возможностей. Кроме того, они борются за европейскую субъектность – ЕС не желает, чтобы вопросы европейской безопасности решались исключительно на российско-американских переговорах. Европа хочет свое место за столом – либо вместе с американцами и россиянами, либо за отдельным сепаратным столом с Путиным, где можно будет обсудить общие проблемы в области безопасности. И, возможно, нащупать решения – связанные не столько с Украиной (тут ЕС не может заставить Украину выполнять взятые на себя обязательства, а значит, Парижу и Берлину нечего предложить Москве), сколько общеевропейской безопасности. Уже сами по себе субстантивные переговоры на эту тему будут рассматриваться французами и немцами как успех. И, соответственно, как поражение для Великобритании.

Так что вопрос в том, кто кого переиграет – британские ястребы или франко-немецкие голуби. Теоретически, конечно, у голубей шансов больше – у них ресурсы, у них рабочие отношения с Путиным, и они, наконец, находятся в тренде. Однако дело в том, что у голубей нет стержня, нет готовности идти до конца для того, чтобы защищать свои интересы. По крайней мере, пока нет. А британцам терять нечего – позади маленькая Англия.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка