Главное — участие

Игорь Николаев призывает бойкотировать бойкот Олимпийских игр

Хотя прозвучавшие к сегодняшнему дню призывы некоторых западных политиков и медиаперсон бойкотировать Олимпиаду в Сочи выглядят не очень серьезно (в большинстве своем они связаны с принятием в России «антигейского» закона), не стоит недооценивать эту инициативу. Хотя бы потому, что в современной истории уже были бойкоты Олимпийских игр.

На московскую Олимпиаду 1980 года не приехали спортсмены из 65 стран, в том числе из США, ФРГ, Китая, Канады, Японии и др. Официальной причиной бойкота был ввод советских войск в Афганистан в конце 1979 года. И хотя часть спортсменов приехала на игры в индивидуальном порядке по разрешению своих национальных олимпийских комитетов, все равно представительство таких стран, как Великобритания, Франция, Греция и др., было значительно меньше по сравнению с предыдущими играми.

Через четыре года случился новый бойкот: симметричный ответ Олимпиаде 1984 года в Лос-Анджелесе был нанесен со стороны СССР, ГДР, Венгрии, Чехословакии. Бойкотировавших Олимпиаду в Лос-Анджелесе стран, если сравнивать с московской, было не так уж и много. В результате на Олимпиаде в США выступили атлеты из 140 стран, что более чем в два раза превысило число стран — участниц Олимпиады 1980 года в Москве (так что ответ-то получился не совсем симметричный). У бойкота этих игр формальной причиной стал отказ организаторов Олимпиады предоставить гарантии безопасности спортсменам из СССР и ряда других соцстран.

Добились ли политики, принимавшие решения о бойкотах Олимпиад, и в том и другом случае своих целей? Безусловно, нет. Советский Союз и не подумал тогда выводить свои войска из Афганистана. Ну а про достижение целей бойкота Олимпиады в Лос-Анджелесе в 1984 году и говорить нечего. Ведь понятно, что обеспечение безопасности спортсменов было отговоркой.

Бойкот 1984 года лично мне запомнился выступлением по телевидению одной нашей известной спортсменки. Естественно, она говорила, какое это правильное решение — бойкотировать Олимпиаду в Лос-Анджелесе, но в глазах была такая неимоверная грусть, что даже по телевизору ее было никак не скрыть. Вот просто врезалась в память эта телевизионная картинка, и все тут.

И эту нашу атлетку и сотню других спортсменов, так и не принявших участия в Олимпиадах 1980 года в Москве и 1984 года в Лос-Анджелесе, можно понять: пройти через годы неимоверного труда на тренировках, через боль травм, через ограничения себя в простых человеческих радостях, и так и не принять участия, возможно, в главных соревнованиях своей жизни — это трагедия, большая человеческая трагедия.

Выигравших от тех олимпийских бойкотов не было, а вот проигравших было много — прежде всего спортсмены. Проиграли и многие миллионы болельщиков по всему миру, которых лишили радости болеть за своих кумиров. Вот и получается, что политики ничего не добились в результате бойкотов, а огромное число спортсменов и людей по всему миру проиграли.

Кто-то хочет повторения этой истории?

Может не нравиться идея проведения Олимпиады в Сочи. А как она может нравиться, когда зимнюю Олимпиаду решают проводить в самом теплом месте страны — субтропическом Сочи, что обернулось многомиллиардными тратами? Напомню, стоимость игр в Сочи приблизилась к баснословным 1,5 трлн рублей, что превысило первоначальную смету в пять раз.

Понятно, что если раньше огромные траты на Олимпиаду власти записывали себе в заслугу (1,5 трлн рублей — цифра от Минрегиона России), то сегодня, поняв, насколько негативно это воспринимается в обществе, они говорят уже о совершенно другом объеме затрат. Не так давно, к примеру, президент заявил, что всего на подготовку к Олимпийским играм будет израсходовано 214 млрд рублей, оговорившись, что затраты на инфраструктуру в эту сумму не входят.

Конечно, с трудом верится в то, что спортивная инфраструктура будет должным образом использоваться после игр. Постолимпийский Сочи на долгие-долгие годы превратится в памятник тщеславию российских властей, их желанию продемонстрировать «вставание России с колен», их любви к «понтам» — амбициозным дорогим мегастройкам, станет (или уже стал) образцом неэффективного расходования средств. Но все-таки надо отделять все это от спортивной части Олимпиады. Тем более надо отделять от Олимпиады защиту интересов секс-меньшинств.

Спортсмены здесь ни при чем. Они заслужили эти соревнования, где бы они ни проводились, своим трудом. Так что оставьте Олимпиады спортсменам и болельщикам. Оставьте и забудьте это словосочетание — «бойкот Олимпийских игр».

Но если так уж хочется политикам побойкотировать, то, пожалуйста, есть выход: пусть сами не приезжают на Олимпиады. Я, конечно, не призываю к этому. Но, по-моему, именно это было бы логично. Кстати, и прецеденты подобного поведения политиков есть. Отказались же многие из европейских политических лидеров приезжать в Киев, когда в 2012 году Польша и Украина проводили европейский чемпионат по футболу. Причина: украинская история с Юлией Тимошенко.

Вообще, как показывает история, бойкот является достаточно сомнительным средством в достижении тех или иных целей. Нет, правда, только вообразим, что бойкот сочинской Олимпиады состоится в знак протеста против политики российских властей по отношению к секс-меньшинствам. Кто-то думает, что в результате этого соответствующая политика претерпит какие-то изменения? Боюсь, что все может произойти с точностью до наоборот.

Вот поэтому про бойкот лучше забыть. Давайте прежде всего уважать и любить спортсменов. Свои права болельщиков тоже не будем забывать. Для борьбы за права ЛГБТ-сообществ можно поискать другие способы, исключая бойкоты Олимпиад. И хотя к «антигейскому» закону, действительно, есть вопросы, нужно понимать, что, защищая права одних, нельзя ущемлять права других.