Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Деревянный будет свободным

Директор Института стратегического анализа ФБК

Немногим более года назад, анализируя, почему рубль не патриот, мне уже приходилось давать негативный прогноз. К сожалению, действительность оказалась значительно хуже ожиданий.

Напомню, что официальная прогнозная оценка валютного курса (со стороны Минэкономразвития) была 33,4 руб./$ (в среднем за 2014 год). Мы (ФБК (организация включена Минюстом в список иноагентов)) давали осенью 2013 года существенно более пессимистичный по сравнению с другими прогноз — 36–37 руб./$. Тогда невозможно было учесть антисанкции, в том числе благодаря которым мы сегодня имеем почти 40 руб./$.

Сегодня вновь актуален вопрос о курсе рубля. И вновь я вынужден быть пессимистом. Наша оценка однозначна: рубль будет слабеть и дальше. Рубеж 40 руб./$ не предел.

На фоне ура-патриотической истерии это выглядит как-то не очень понятно. И почему те многие, кто также массово переходит на валюту, не находят никакого противоречия в том, чтобы и «америкосов» ругать последними словами, и одновременно их деньги прикупать? Были бы уж тогда последовательными, что ли. Нет, не будут.

И правильно сделают, потому что рубль будет и дальше падать, а доллар и евро — дорожать. Для этого существуют очень весомые причины.

1. Макроэкономическая слабость России, экономика которой уходит в рецессию. В августе 2014 года, по оценке Минэкономразвития России, экономический рост прекратился (прирост по ВВП в годовом выражении был нулевым). Невозможно представить себе слабую экономику и одновременно сильную национальную валюту (не берем в счет разного рода конъюнктурные движения).

2. Ускоряющаяся инфляция. Чем быстрее растут цены, тем сильнее естественное желание населения обезопасить свои сбережения. А какой самый простой путь для этого? Правильно, покупка валюты.

Инфляция начала резко ускоряться у нас с августа 2014 года. Что такое случилось в минувшем августе? Российские продовольственные антисанкции. Кстати, негативное влияние этого совершенно непрофессионального и безответственного решения на инфляцию уже признали и Минэкономразвития России в своем прогнозе социально-экономического развития на 2015 год и на 2016–2017 годы, и Банк России в «Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 год и период 2016 и 2017 годов».

А ведь сразу после введения российских антисанкций нас уверяли, что на ценах это не скажется. Скажется, и уже сказывается. Вместо прогнозных 4,8% роста потребительских цен в 2014 году мы рискуем получить все 9%.

3. Колоссальный чистый отток капитала, который по итогам года может достичь $150 млрд. Напомню, что примерно такой же огромный чистый отток капитала у нас был только в 2008 году, когда экономика стремительно погружалась в кризис. Механизм действия оттока капитала на курс национальной валюты тоже предельно ясен: чем больше долларов утекает из страны, тем меньше их остается здесь и тем они дороже становятся.

4. Тенденция снижения мировых цен на нефть, которые за последние три месяца упали почти на $20 за баррель, что приведет, по оценке Минфина, к недополучению экспортных доходов в размере $55 млрд в год. И хотя для экономики России уже нынешние уровни (немногим более $90 за баррель) крайне недостаточны, цена на нефть имеет все шансы снизиться еще больше, потому что США скоро станут мировым лидером по добыче нефти, а мировая экономика не демонстрирует быстрого восстановления, что естественным образом уменьшает потребности в энергоресурсах. Да и Китай к тому же хотя и потихоньку, но сбавляет темпы экономического развития.

5. Уменьшающиеся международные резервы Банка России (с начала 2014 года они снизились более чем на $50 млрд). Здесь важно отметить то, что такое уменьшение международных резервов Банка России произошло, когда экономика только скатывается в кризис. Представляете, что будет с этими резервами, когда она туда окунется с головой. Для лучшего представления: только за несколько месяцев 2008–2009 года в первую волну мирового экономического кризиса международные резервы Банка России опустошились почти на $200 млрд.

Всего этого уже более чем достаточно, чтобы делать пессимистические прогнозы. А ведь названными выше неблагоприятные для рубля факторы отнюдь не исчерпываются. Будут еще и повышение ставок от ФРС США, что автоматически удорожает доллар и удешевляет, соответственно, рубль, и переход с 2015 года Банка России к свободному плавающему курсу рубля, и решение бюджетных проблем за счет ослабления рубля и т.п.

С учетом всего сказанного выше, с учетом той общей неопределенности экономической ситуации, которая есть, остаются ли какие-нибудь иллюзии по поводу перспектив рубля?

Нет, рубль посопротивляется. К тому же пока есть еще какие-никакие резервы для его поддержания. Даже возможны временные отскоки. Но судьба его незавидна.

Надо было очень постараться, чтобы российский рубль вновь стал стремительно деревенеть. Помнится, как в январе 2014 года президент страны на встрече со студентами МИФИ заявил, что «чем более свободной будет российская валюта, тем в конечном итоге лучше». Интересная такая свобода получается. Можно сказать, свободное падение.

Еще хотелось бы напомнить, что в 2008–2009 годах социологи четко зафиксировали: кризис у россиян ассоциируется с тем, что происходит с рублем. Если он падает, значит, кризис.

Что делать? Не рекомендовал бы в моменты сильной коррекции рубля тут же бросаться в обменники. Дождитесь, пока очередной припадок рубля закончится. Еще не поздно.