«Русский мир» в рамках разумного

Семен Новопрудский о том, зачем давать гражданство России по «праву почвы»

В России хотят поменять порядок выдачи гражданства. Причем весьма существенным образом.

Восемь депутатов Госдумы, самые колоритные среди которых — директор Института стран СНГ Константин Затулин, бывший прокурор Крыма Наталья Поклонская и бывший атаман Всевеликого войска Донского Владимир Водолацкий, стали авторами законопроекта, вносящего поправки в два федеральных закона 15-летней давности — «О гражданстве Российской Федерации» и «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Ключевая идея — давать гражданство «по праву почвы». То есть по факту рождения в определенном государстве. В данном случае речь идет о рожденных на территории бывшего СССР, а также бывшей Российской империи. Основной критерий при этом — хорошее знание русского языка.

Сам законопроект зарегистрирован в базе Госдумы еще 30 декабря 2016 года. Но известно о нем стало только сейчас. Причем 13 марта двое сочинителей этого закона, в том числе атаман Водолацкий, внезапно отозвали свое авторство.

Формально законопроект написан по поручению президента Владимира Путина еще от 2012 года. Само поручение звучит так: «Поручаю разработать ускоренный порядок предоставления российского гражданства нашим соотечественникам, носителям русского языка и русской культуры (как юридически определить, что такое «носитель русской культуры», — отдельный вопрос. В частности, вряд ли можно назвать носителями русской культуры, например, тех же чеченцев или чукчей, но вряд ли это повод не давать гражданство чеченцу из диаспоры, если он захочет. — С.Н.), прямым потомкам тех, кто родился и в Российской империи, и в Советском Союзе». Есть в путинском поручении еще одна важная добавка: «Тем, кто хочет переехать на постоянное место жительства в нашу страну и… отказаться от своего нынешнего гражданства». То есть второе гражданство в данном случае исключается.

Сразу возникает вопрос: почему такое несложное поручение президента исполнялось почти пять лет? Что мешало написать подобный законопроект прямо в 2012 году?

Тогда в нем для государства не было прикладного политического смысла, а теперь он есть. Появился такой смысл весной 2014 года — после истории с Крымом и Донбассом, окончательно закрывшей для России возможность возрождения СССР в любом виде. Какое уж тут восстановление Союза, если идет деление второй по величине бывшей союзной республики и автоматически пугаются все остальные постсоветские государства.

Ровно с этого момента для официальной концепции новой России стало критически важно «поженить» Российскую империю с Советским Союзом. Православное царство с коммунистической империей воинствующих атеистов-космополитов. Да еще как-то добавить туда Киевскую Русь, территория которой, впрочем, вполне покрывается границами более новых бывших государств — Российской империи и СССР. Отсюда в том числе и внезапный памятник князю Владимиру практически у стен Кремля — совершенно немыслимый еще каких-нибудь пять лет назад.

Собственно, давать российское гражданство всем желающим хорошо говорящим по-русски жителям постсоветского пространства и потомкам жителей Российской империи — это и есть самая разумная концепция «русского мира».

Намного более разумная, чем признавать паспорта странных «народных республик» или пытаться изготавливать бомбы под чужую государственность из симпатизирующих России жителей других государств. Хочешь жить в России — приезжай, живи здесь и претендуй на гражданство, отказываясь от гражданства той страны, где живешь сейчас. Манит тебя зов крови или почвы — милости просим. Только, чур, не учить жить других. И не называть «предателями» тех, кто отсюда уезжает. Из стран, где жить хорошо, обычно не уезжают. Или уезжают туда, где людям кажется, что будет еще лучше.

Я получал российское гражданство в начале 2000-х и как раз мог бы претендовать на него по «праву почвы», будь тогда такой закон. Никаких родственников на территории советской России у меня никогда не было, зато были на Украине, а сам я родился в Узбекистане. Обе эти страны входили республиками в состав СССР. Кроме того, русский язык всегда был мне настоящим родным домом — надеюсь, что владею им не хуже депутатов, которые хотят оценивать соискателей гражданства на знание «великого и могучего». Ну и, конечно, меня наверно можно назвать «носителем русской культуры». Хотя и не ее одной.

Любому государству должно льстить желание людей получить его гражданство. Это один из признаков, по которым в современном мире можно адекватно судить о силе и относительном благополучии страны.

Как и по уровню миграции населения. Гражданство США хотят получить миллионы людей, а Северной Кореи или Ливии — практически никто. Что касается России, нам катастрофически не хватает населения для нормального развития гигантской территории. В начале 2000-х Путин на основании оценок демографов говорил, что для нормального развития наших территорий надо иметь население примерно 500 млн человек. У нас сейчас почти вчетверо меньше. И, по всем прогнозам, количество россиян будет убывать или, в лучшем случае, сохраняться примерно на сегодняшнем уровне. А порядок получения российского гражданства крайне тяжел — я испытал это на себе, и с тех пор он только усложнялся. Получается, людей не хватает, а тех, кто хотел бы здесь остаться жить и работать навсегда, мы и сами не очень-то привечаем.

Для формирования гражданской нации вообще лучше давать российское гражданство тем русским или русскоязычным, которые искренне хотят жить в России, а не людям типа Жерара Депардье или Джеффа Монсона. Тот же Депардье все равно практически не живет в России, а Монсон своим видом и манерами скорее может еще больше пугать, чем привлекать благосклонное внимание к нашей стране. К тому же эти люди точно не носители русской культуры, даже если охотно пьют водку и фотографируются в обнимку с медведем.

Но у «права почвы» применительно к России есть и большие изъяны. Готово ли наше государство давать гражданство тем жителям бывшего СССР, которые не очень хорошо говорят по-русски, но хотят быть россиянами и жить в России? Проблема в том, что Россия пока так и не сделала для себя главный выбор — между империей и национальным государством. И если она хочет стать национальным государством — то именно русским или «российским», вбирающим в себя представителей десятков национальностей и носителей полутора сотен языков.

И еще очень важно, чтобы «право почвы», если его узаконят, не стало дополнительным катализатором ксенофобии. Даже в публичном пространстве открыто выражаемая ненависть к представителям других народов в России становится все более явной. Замкнуть «русский мир» в географических границах сегодняшней России — здравая идея. Но не повод превращать нашу разнообразную — и именно разнообразием важную для мира страну — в «Россию для русских» или «для казенных патриотов», принимающих любое начальство за Отечество.

В современном мире открытость сильнее и эффективнее замкнутости. Кровь и почва не могут отменить и заменить права человека. Все мы прежде всего люди, потом — ответственные граждане в моральном смысле слова и уже в третью очередь — обладатели паспорта гражданина конкретного государства.

Никакое гражданство не должно быть бонусом или карой. Это всего лишь фиксация принадлежности человека к определенному государству. Юридической, но не физической. Физически человек принадлежит только самому себе.

Давать людям российское гражданство по «праву почвы» — не худшая затея из пришедших в голову нашим законодателям или внесенных в их головы Кремлем. Главное — не превратить «право почвы» в мандат на насилие по национальному признаку. А такая угроза, учитывая уровень агрессии и ксенофобии в сегодняшнем российском обществе, вполне реальна.