Вести с плоской Земли

Семен Новопрудский о том, кому мешает Европейский университет

Некоторых моих знакомых возмутило и удивило, что на днях главную телевизионную премию России в номинации «Просветительская программа» получил автор передач, в одной из которых утверждается, что Земля — плоская. Кого-то это позабавило: мол, не поздоровилось бы сейчас в России Галилею и Джордано Бруно.

Мне же эта награда показалась абсолютно естественной и закономерной. Как и то, что лучшей телевизионной просветительской программой стала «Военная тайна».

По-моему, очень точное название именно для «просветительской» программы в России-2017. Не какое-нибудь там «Очевидное — невероятное».

В стране, которая минимум три с половиной года ведет победоносную войну со здравым смыслом и фактами по всем фронтам, задача государства как раз и состоит в том, чтобы не просвещать, а затемнять истину. Чтобы как можно больше людей искренне считали невероятное очевидным, а очевидное — невероятным. Чтобы реальность была окутана как можно более густым туманом тайны. Желательно, военной.

Это присказка, а сказка будет впереди. Одна из многочисленных откровенно диких новостей, которую породила «плоская земля России» в последнее время, касается Европейского университета в Санкт-Петербурге. Несмотря на присутствие в его попечительском совете экс-министра финансов Алексея Кудрина (вроде бы остающегося в хороших личных отношениях с президентом) и директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, университет пытаются закрыть всеми правдами и неправдами.

В 2016 году, после 20 с лишним лет спокойной работы, у вуза начались неприятности.

Сначала его лишили образовательной лицензии, а теперь, перед началом учебного года, не дали получить новую.

1 июля 2017 года добровольно ушел в отставку ректор ЕУСПб Олег Хархордин. На этот пост вернулся его предшественник, один из отцов-основателей университета Николай Вахтин. Причем Хархордин объяснял эту рокировку так: Вахтин более спокойный человек, ему будет легче договариваться с властью.

Не помогло. Вот как Николай Вахтин, по версии питерского интернет-издания «Фонтанка.ру», описывал очередной отказ Рособрнадзора в предоставлении вузу новой лицензии после проверки документов в октябре 2017 года: «Нам прислали документ, из которого не совсем ясно, какие к нам претензии. Написано, например, «отсутствие программы по социологии города», но она была предоставлена проверяющим, вероятно, ее просто не нашли в кипе бумаг… Еще одна претензия: наше новое здание не приспособлено для инвалидов. Каким именно образом не приспособлено, не сказано».

По словам Вахтина, администрация института обратилась к проверяющим с просьбой уточнить, о чем идет речь, но получила неожиданный ответ: «Рособрнадзор — это контрольный орган, а не консультативный». Классический вариант претензий в духе «пойди туда, не знаю куда — найди то, не знаю что».

Год назад комитет имущественных отношений Петербурга разорвал с университетом договор аренды особняка Кушелева-Безбородко, где вуз легально жил и работал 23 года. До 10 октября 2017 года университет (точнее, теперь уже НИИ, поскольку всех студентов из-за отсутствия образовательной лицензии пришлось отчислить) должен был покинуть особняк. На встрече с вице-губернатором Петербурга, главой комитета имущественных отношений Михаилом Мокрецовым ректор Вахтин договорился, что вуз съедет чуть позже, до конца октября.

Сам Вахтин говорит про этот переезд (новое здание есть) с явной опаской: «Я прекрасно понимаю, что до того, как предметы охраны, с которыми нам отдавали в аренду здание, не будут под опись возвращены городу, я отсюда не уеду. Я прекрасно понимаю, что пройдет время, а мне потом скажут: «А где ручка от такой-то двери особняка?». Действительно, сажают же у нас знаменитого режиссера якобы за кражу денег с несуществующего, по версии следствия, однако в реальности не только поставленного, но и получившего театральные награды спектакля? Ректор опального вуза тем более должен опасаться. У нас же «Земля плоская» — контролирующие органы и не такое могут придумать.

Но чем же не угодил чиновникам этот маленький и компактный университет, в котором работает примерно полтораста сотрудников (не меньше половины — внештатно) и училось не более 200 студентов (для сравнения, в МГУ их больше 38 тысяч)? Может, дело в привлекательности особняка Кушелева-Безбородко, в неизбывной любви властей наших крупных городов к коммерчески привлекательной недвижимости в центре? Но если так, вузу без проблем вернули бы лицензию после переезда в новое здание.

Может быть, Европейский университет сеет не разумное-доброе-вечное, а политическую крамолу?

Да, там есть профессора, критически настроенные к российской власти и публично высказывающие свою точку зрения — в сугубо корректной и интеллигентной форме. Что совершенно не запрещено законом. Но ярких публичных критиков власти в ЕУСПб уж точно намного меньше, чем, например, в той же «вышке», которую пока государство лишать образовательной лицензии вроде не собирается. Потому что финансово «вышка» полностью зависима от государства.

Причина гонений в данном случае, на мой взгляд, прозрачна до неприличия. Ее можно описать одним словом — «независимость».

Европейский университет — негосударственный. Он не получает из госбюджета ни копейки. При этом абсолютно включен в мировую науку и живет культом свободного знания. У вуза есть свое издательство, которое издает то, что считает нужным. Не листовки и политические прокламации, а серьезные и талантливые научно-просветительские книги.

Профессора университета — Михаил Соколов, Илья Утехин, Артемий Магун, Дмитрий Травин и другие, достаточно послушать их лекции хотя бы на ютьюбе — разительно отличаются даже самим строем своей речи, не говоря уже о ее качестве, от того агрессивного, скучного, дремучего, квазипатриотического «потока», что льется на нас по всем информационным каналам.

Свободные люди свободно распространяют знание. Что может быть «страшнее»?

Да и само это название «Европейский университет» — оба этих слова в нынешнем официальном политическом российском дискурсе почти матерные.

Европейский университет посмел жить так, будто бы этого назойливого государства с духовными скрепами вместо мозгов в головах, с фальшивыми диссертациями госмужей, с альтернативной историей и искаженной до полной неузнаваемости пропагандой картиной современности просто нет.

Он существует не благодаря, не вопреки государству — а как бы вообще без него. Профессора Европейского университета стали органичной частью мировой науки без всяких усилий власти.

Впрочем, вся серьезная современная наука сегодня именно международная, трансграничная и независима от политической воли власти даже там, где государство ее активно поддерживает.

Наше государство (точнее, присвоившее себе монопольное право говорить от его имени высшее начальство) убеждено, что все ему обязаны всем. Что никто не может заниматься ничем, в том числе наукой, без государева пригляда. И не надо говорить, что в случае с Европейским университетом мы имеем дело с «эксцессом исполнителя», а верховная власть тут ни при чем.

В жизни не поверю, что у первого лица не хватает полномочий, чтобы моментально остановить совершенно необоснованное преследование одного из лучших вузов страны. Да еще в родном для президента Питере.

Есть прямая взаимосвязь между гонениями на Европейский университет и тем, что на российском телевидении земля плоская.

Что российскими академическими институтами рулит далекая от понимания сути производства научного знания бюрократическая организация ФАНО. Что теология официально объявлена у нас научной дисциплиной. Что важные посты в государстве занимают доктора исторических наук, не считающие историю наукой, сторонники версии о путешествии Ивана Грозного с сыном в тот же Петербург или те, кто величает русофобами посмевших «обозвать» императрицу Екатерину Великую немкой.

Одним из популярных советских лозунгов был «Знание — сила». Даже журнал с таким названием выходит уже 90 лет. Сейчас в России сила — незнание. А знание — опасность.