Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Ловушка нищеты: Россия — страна новых бедных

Семен Новопрудский о том, как освободить россиян от долгового рабства

Иногда чиновники, которые так любят рассказывать нам, что «санкции не работают», что «Россия вышла из кризиса», что «все у нас хорошо» (у тех, кто это говорит, все действительно неплохо), случайно выдают порцию горькой правды. Она обнаружилась, например, в материалах Минфина к проекту федерального бюджета на 2020-2022 годы. Реальность, которая там описана в цифрах, можно назвать ловушкой нищеты, и угодили в нее десятки миллионов россиян.

С виду все выглядит невинно и даже скучно: цифры вообще обладают способностью маскировать ужас, который выявляют слова. В данном случае ужас заключен в пассаже о динамике доходов россиян в 2019 году: «В целом по итогам текущего года рост реальной начисленной заработной платы прогнозируется на уровне 1,5%. В то же время динамика реальных располагаемых доходов населения, несмотря на динамичный рост заработной платы, остается отрицательной (минус 1,3% за первое полугодие 2019 года) на фоне возрастающего негативного вклада обязательных платежей, в том числе процентов за предоставленные кредиты. В результате рост реальных располагаемых доходов населения по итогам 2019 года сохранится на уровне предыдущего года и составит 0,1%».

Переведем это с русского чиновничьего на русский человеческий. Получается примерно так: «Несмотря на рост зарплат, реальные доходы населения упали в первом полугодии и не вырастут по итогам года из-за увеличения выплат по кредитам и другим долгам».

В России пять лет подряд — с осени 2014 года — падают реальные доходы населения. Ничего подобного не было ни в советские времена, ни в «лихие 90-е», которыми наша власть до сих пор обожает пугать народ. Хотя сама уже правит в два с половиной раза дольше тех, кем пугает.

Наши доходы скукоживаются даже при рекордно низкой в новейшей истории инфляции. Даже при постоянном росте начисленных зарплат, который показывает наша доблестная и кристально честная статистика. Даже при снижении процента просрочки по кредитам.

Знаете, что самое печальное в этом прогнозе Минфина по нашим доходам? Нет, не сам факт их нулевого роста после пяти лет падения, а причина, по которой это происходит: выплаты по кредитам и другим долгам.

Когда у вас долго падают доходы — естественно, не растет потребительский спрос. А это был главный источник роста российской экономики в начале 2010-х годов. Второй источник роста экономики – инвестиции в экономику (а не в госбумаги) — тоже не растут из-за войны санкций, ставших прямым следствием российской внешней политики с марта 2014 года.

Долгосрочное обнищание миллионов россиян без малейших шансов выбраться из этой нищеты при сохранении нынешнего политического курса — прямое следствие такой политики и косвенный результат санкций. Санкции не работают? Загляните в свой кошелек!

Итак, расти российской экономике просто не с чего. Ее не поднять никакими громкими указами и постановлениями, пока даже самых лояльных инвесторов у нас сажают в тюрьму или под домашний арест. Пока мы повышаем налоги на малый бизнес: в 2020 году по предложению Минэкономразвития этот рост будет максимальным за пять лет, почти на 5%. Пока мы вмешиваемся в чужие внутренние дела вместо того, чтобы заниматься своими. Пока Сирия с Украиной заботят нашу власть больше, чем горевшие сибирские леса или массово увольняющийся из-за все тех же нищенских зарплат персонал медицинских учреждений.

Не растет экономика — не растут доходы населения. Не растут доходы населения — приходится брать кредиты и наращивать долги. Это и есть ловушка нищеты.

В принципе жить в долг вполне нормально для большинства жителей всех экономически развитых стран мира. Только там у людей эти долги возникают естественным путем на фоне достаточно высоких доходов. Люди берут кредиты, чтобы повысить свое благосостояние, а не потому, что им нечего есть и не на что жить. И эти люди в состоянии отвечать по своим финансовым обязательствам. Не говоря уже о том, что в Европе и США кредиты намного дешевле, чем в России. У нас же экономика в последние пять лет лучше всего производит… новых бедных.

Министр экономического развития Максим Орешкин — человек, по должности отвечающий за экономический рост в стране, но не имеющий полномочий изменить политику, прямо препятствующую этому росту — открытым текстом говорит, что в нашей экономике есть острая проблема закредитованности населения, которая «взорвется» в 2021 году.

Не очень понятно, что такого радикального случится с долгами россиян в 2021 году по сравнению с тем, что мы наблюдаем сейчас и все последние годы. Зато очень хорошо понятно, что если людям не хватает денег даже на еду, они сделают все, чтобы эти деньги где-то раздобыть. Потому что «очень кушать хочется».

Не дадут денег банки — пойдут в микрофинансовые организации. Не дадут МФО — пойдут к «черным кредиторам», и тогда государство даже не узнает, сколько и кому задолжал такой заемщик. Не удастся разжиться деньгами у «черных кредиторов» — будут пытаться взрывать и потрошить банкоматы.

Еще одна засада этой ловушки нищеты в том, что наши соотечественники платят по долгам все лучше, а долги все равно растут.

Совокупный объем кредитной задолженности россиян с начала года вырос почти на пять процентов, достигнув к 1 июля 16,2 триллиона рублей. Рост долгов по кредитам год к году превысил 20%.

Уровень закредитованности, который так пугает министра Орешкина, то есть отношение среднего объема задолженности к среднему годовому доходу домохозяйства, за минувший год поднялся с 24 до 28%. Скоро среднестатистическая российская семья будет отдавать на погашение кредитов каждый третий заработанный рубль. Еще примерно 570 млрд рублей, по данным Минстроя, россияне задолжали за услуги ЖКХ.

Уровень просроченной задолженности по кредитам снизился с 6,1% на 1 июля 2018 года до 4,6% на 1 июля 2019-го. Однако просрочка по ипотеке растет ядерными темпами — на 35% за последний год, причем на фоне абсолютных исторических рекордов 2017 и 2018 года по выдачам ипотечных кредитов.

Неспособные вовремя оплачивать ипотеку россияне — тоже часть «новых бедных». До начала кризиса 2014 года и обвала рубля именно ипотечные заемщики однозначно являлись самыми надежными.

Ловушка нищеты становится настоящей ментальной долговой ямой, если посмотреть на то, как воспринимают бедность сами россияне. Понятно, что субъективный уровень восприятия бедности — на самом деле очень объективный показатель. Если вы считаете себя бедняком, никто не убедит вас в обратном.

Согласно опубликованному в конце сентября исследованию «Левада-центра», по мнению россиян, семья живет в бедности, если месячный доход на одного члена семьи ниже 12,5 тыс. рублей. Официальный прожиточный минимум в России — 11 069 рублей на трудоспособного человека (у пенсионеров и детей он еще ниже). Разница между тем, что считают порогом бедности россияне и наше родное государство — больше 10%. Для таких маленьких сумм это очень существенная разница.

Нормальный уровень жизни российской семьи, по данным этого опроса, наступает при доходах примерно 38,1 тыс. рублей в месяц на человека. Но когда социологи попросили людей назвать среднедушевой доход их семьи за прошедший месяц, он оказался почти в два с половиной раза меньше нормального в их представлении — 16,8 тыс. рублей. Причем этот «нормальный» доход имеют только 7% семей опрошенных.

Выходит, 93% россиян считают, что их доходов не хватает для нормального уровня жизни. На мой взгляд, вполне достаточное основание для того, чтобы борьба с бедностью и повышение уровня доходов людей стала абсолютно главной задачей всей политики российского государства. Хоть внутренней, хоть внешней.

Пять с половиной лет жизни, при которой наша экономика сознательно была принесена государством в жертву абстрактным «геополитическим» (о, когда же это глупое слово полностью исчезнет из нашего лексикона!) амбициям — достаточный срок для выводов.

Россия не выберется из ловушки нищеты, пока в нашей стране не будут созданы условия для массовых инвестиций в экономику — иностранных и внутренних, личных и корпоративных. Пока не будут устранены предпосылки для санкций и не исчезнут сами санкции со всех сторон. Только инвестиционный бум может повысить прибыль предприятий, а с ней и доходы людей, а уже вслед за ними — потребительский спрос.

Ловушка нищеты в России — это ловушка превратно понятых национальных интересов. Они не в том, чтобы Россия всех пугала сверхновым оружием и способностью вмешиваться в чужие дела, ни в чем никогда не признаваясь. Наши национальные интересы состоят в том, чтобы Россия с ее экономическим и человеческим потенциалом, набором и разнообразием природных богатств, стала одним из самых зажиточных государств планеты с качественными и передовыми наукой, медициной, образованием. Или — для начала — хотя бы перестала сползать в нищету стран третьего мира.