Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Череп овец

Семен Новопрудский о том, как кот Виктор и логотип Петербурга вернули россиян в Россию

Два лишних кило кота Виктора, за которые вместе с отказом сдавать котяру в багаж его хозяина лишили бонусных миль, а также новый логотип Санкт-Петербурга (почему-то в три слова, вписанных в бирюзовый круг, оказавшийся солнцем) за 7 млн рублей, всколыхнули страну. Породили россыпь визуальных мемов разной степени милоты. Но, главное, доказали, что мы еще не совсем поехали на почве «геополитики».

Не знаю, как вы, а я из общения с разными людьми и наблюдений за публичными дискуссиями в соцсетях в последние пять лет (наблюдать мне как-то приятнее, чем участвовать) пришел к выводу, что россияне живут во внутренней эмиграции. Причем, не мы, крошечное либеральное меньшинство, не 5-10% недобитых «русских европейцев», а именно то самое подавляющее большинство, которое на самом деле само подавлено и задавлено. Они живут в вымышленном мире, в царстве милитаристских грез.

Власть через СМИ и даже отчасти через соцсети, которые она, к счастью, пока контролирует существенно хуже, навязала вялому, измученному социальными экспериментами, разделенному нашей прошлой «великой и ужасной» историей обществу фантасмагорическую повестку, не имеющую никакого отношения к российским проблемам и, зачастую, вообще к реальности.

В России практически отвыкли обсуждать российское. Мы несколько лет живем зрителями в студии бесконечного реалити-шоу «Что там у «хохлов» с небольшими вкраплениями Трампа-Америки-Сирии-Турции.

Иногда начинает казаться, что наша страна оказалась на каком-то бесконечном балу или военно-историческом (точнее, военно-истерическом) фестивале реконструкторов: перед нами мелькают странные призраки из далекого прошлого, возникают и исчезают в мороке этого бала какие-то странные, совершенно бессмысленные для современной реальности слова и словосочетания: «Новороссия», «Крещение Руси в Херсонесе», «русская весна»…

Какая может быть «весна» у нации с тысячелетней историей — мы с вами как народ не вчера родились. Или нам так понравилась «арабская весна»?

Престарелый доцент-«Наполеон», убивающий и расчленяющий свою возлюбленную, молодую аспирантку, которая на фото практически в платье и образе Наташи Ростовой на вечере в салоне Анны Павловны Шерер – зловеще точная метафора сегодняшней российской жизни. Натуральны в ней только убийцы и жертвы, а вот антураж совершенно искусственный. Нелепый. Чужой. Взятый напрокат из пыльных паучьих чуланов давно ушедших времен.

… Но тут одна за другой на информационном небосклоне возникают история невероятных похождений на земле и в небесах кота Виктора, а потом нового логотипа Санкт-Петербурга в рамках создания «мета-бренда города», что бы это ни значило.

И – о, чудо! – выясняется, что наша болезнь «мании-величия-сидя-на- диване», кажется, все-таки поддается лечению. Что мы еще не разучились обсуждать реальные проблемы своей страны. Что еще не совсем утратили крайне полезный навык смеяться над собой.

Кот Виктор заставил нас вспомнить важнейшие для любого развитого общества проблемы: как соотносятся безопасность, человечность и писаные правила, которые должны соблюдать законопослушные граждане.

Любители «котегов» напирают на человечность. Действительно, как можно такого славного в багаж за какие-то два килограмма лишнего живого веса? Сегодня сдашь кота в багаж — а завтра Родину продашь. Летай, бро! Мы рады всем котам с 1926 года…

Знатоки авиационных правил в ответ тут же напоминают не только о том, что клиента лишили миль совершенно законно, но и о том, что некоторые авиакомпании вообще ни за какие коврижки не пропустят вас на борт ни с каким животным.

Я – при всей своей любви к котам и кошкам – вставлю свои пять копеек. Помню, как в советские времена попалась мне замечательная книжка про то, как учить врачей. Написал ее профессиональный врач и педагог. По фамилии, кажется, Наумов. Он приводил примерно такой пример из практики подготовки пилотов королевских ВВС Великобритании: «Среди пассажиров вашего лайнера королева Великобритании. Вы находитесь на высоте 10000 метров над уровнем моря. Неожиданно под королевой проваливается пол, и она падает вниз. Ваши действия?». Пилоты почти хором отвечают: «Немедленно броситься вниз с парашютом и спасать королеву…» Правильный ответ: «Выровнять самолет после потери груза». Потому что центровка нарушилась, борт разгерметизирован и вы рискуете погубить всех пассажиров. Надо спасать остальных — при всей любви и почтению к Ее Величеству.

Два лишних килограмма милого усатого-полосатого вроде бы никакая не проблема. Но как выглядела бы такая история, если бы это был далеко не единственный перевес на борту и самолет разбился из-за перевеса?

Главное, что наши люди на простом и понятном им примере стали спорить не о мифических заморских врагах, не о проблемах далеких экзотических государств, а о своей стране. Своей авиакомпании. Своих правилах. Своих котах.

С новым логотипом Санкт-Петербурга получилось еще смешнее. Его торжественно представили местные начальники, люди увидели это творение за 7 «лимонов» и … Удивились, в общем. Три слова, почему-то одно под другим, без дефиса и заглавной буквы в начале названия города:

санкт
петер
бург.

И всё это вписано в бирюзовый круг по имени Солнце – художник так видит.

Что тут началось! Люди быстро создали в сети огромное количество таких же логотипов российских и нероссийских городов в таком же непринужденном стиле со словами друг под другом в произвольном порядке, причем совершенно бесплатно: мос ква, череп овец, ас трах ань, махач кала, ливер пуль, и! е! рус алим. А что получилось с Челябинском, лучше даже не рассказывать в приличном обществе.

И тут тоже на смешном и нестрашном примере можно обсудить массу серьезных вопросов. Например, зачем вообще Санкт-Петербургу понадобился новый логотип (кстати, многие ли из вас помнят старый?). Зачем платить за этот «мета-бренд» 7 миллионов рублей (на эти деньги страшно сказать сколько бирюзовых кругов с буковками внутри можно нарисовать).

Наверно, логотип нужен для привлечения туристов. Но вот данные с официального сайта администрации Санкт-Петербурга: по итогам 2018 года северную столицу посетили 8,2 млн туристов. Из них 3,9 млн — иностранные туристы, 4,3 млн - российские. Рост турпотока по сравнению с 2017 годом составил 9,3%.

Да, в администрации города признают, что рост турпотока во многом был обусловлен проведением в Санкт-Петербурге игр чемпионата мира-2018 по футболу. За месяц мундиаля город посетило более миллиона болельщиков, из которых 600 тысяч — иностранные туристы. Но по итогам 2019 года в городе без всякого чемпионата мира ждали уже почти 9 млн туристов. А в 2020-м там будут проходить матчи первенства Европы по футболу — не чемпионат мира, конечно, но дополнительных иностранных туристов под это дело тоже привлечь можно. Да и российских тоже — сборная России будет играть матчи группового турнира именно в Питере.

Но причем здесь логотип? Я, например, не знаю и не помню ни одного логотипа ни одного города. И подозреваю, что подавляющее большинство людей (да почти никто) не выбирает маршруты поездки исходя из логотипов населенных пунктов.

Конечно, полет кота Виктора и санк петер бург в три слова на логотипе — это такие отдушины. В России много горьких, страшных, печальных проблем. О которых мы говорим мало или не говорим вовсе под общим наркозом напрочь забывшей о своей стране официальной пропаганды.

У нас увольняются сами и увольняют по непонятным причинам талантливых и уникальных врачей. У нас на полном серьезе идет борьба за декриминализацию домашнего насилия: в стране, где власть разных уровней в последние годы привыкла соревноваться в запретах и в попытках внедрить в жизнь какие-то достижения предков 50-, а то и 500-летней давности, кое-кто уверен в незыблемой истинности присказки «бьет значит любит». У нас нет нормальной политики. Полиция и Росгвардия скорее пугают нормального гражданина, чем защищают его. Наши суды и система исправительных учреждений — это пространство непуганого варварства, куда не ступала нога реформ, человечности и здравого смысла.

Россия пока не создала в ХХI веке ни одного всемирно известного бренда, не совершила ни одного великого научного открытия. Илон Маск успешно конкурирует со всей нашей космонавтикой. В нашей борьбе с коррупцией мы по-прежнему проигрываем нокаутом.

И мы должны обо всем этом постоянно говорить. Писать. Спорить. Думать, как это исправить. Но надо же с чего-то начинать. Хотя бы с кота Виктора и нового логотипа Санкт-Петербурга.