Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Жадные» против «ленивых»

Семен Новопрудский о том, почему поражение Суперлиги опасно для мирового футбола

В интервью YouTube-каналу «Ещенепознер» знаменитый российский византинист Сергей Иванов блестяще сформулировал суть крестовых походов: «Это были походы не католиков против православных, а жадных против ленивых». Примерно так выглядит прожившая меньше двух суток попытка 10 великих и двух просто важных европейских футбольных клубов («жадные») создать Суперлигу и тем самым лишить UEFA («ленивые») главного клубного турнира Европы.

Сейчас кажется, что 12 футбольных клубов — английские «Манчестер Юнайтед», «Ливерпуль», «Манчестер Сити», «Арсенал», «Челси», «Тоттенхэм», испанские «Реал», «Барселона» и «Атлетико», а также итальянские «Интер», «Милан» и «Ювентус» —, которые в ночь на 19 апреля объявили о создании Суперлиги, а уже 20-го дружно (за исключением «Реала», «Барселоны» и «Ювентуса») официально вышли из проекта, выставили себя бездушными, жадными, да еще и трусливыми идиотами.

Однако по факту это не конец Суперлиги, а ее начало. Раскол в футболе между реально зарабатывающими деньги профессиональными футбольными клубами и распределяющими эти деньги ленивыми (а также неэффективными и зачастую гораздо более жадными, чем боссы суперклубов) чиновниками международных футбольных федераций никуда не делся. Он будет только нарастать.

В Суперлиге по замыслу организаторов должны были принять участие 20 команд, 15 из них в статусе неприкасаемых — то есть играть в турнире каждый год, независимо от результатов в самой лиге и в национальных чемпионатах. Никто из клубов-создателей Суперлиги не собирался выходить из национальных чемпионатов. Матчи проводились бы раз в неделю по средам, что не сказалось бы на календарях национальных первенств.

Крупнейший американский финансовый конгломерат был готов дать Суперлиге начальный бюджет до 6 миллиардов долларов, что существенно больше, чем у Лиги чемпионов UEFA. Сами создатели Суперлиги готовы были отдавать остальным клубам в качестве «налога солидарности» больше денег, чем эти более бедные и просто бедные клубы получают от своих национальных федераций и UEFA.

У 12 клубов-основателей несостоявшейся (напишу слово «пока») лиги не только суммарно около 100 титулов, но и миллиард болельщиков по всему миру. Включая Китай и азиатские нефтяные монархии, куда европейские суперклубы каждый год до ковида ездили в межсезонье на выставочные матчи или турниры, чтобы — простите мой французский — рубить бабло. В этих клубах играют самые популярные и дорогие футболисты мира. Некоторые из них, не по своей воле, стоят дороже, чем некоторые клубы. Трансферная стоимость нападающего «ПСЖ» Килиана Мбаппе, чуть припавшая из-за пандемии, прямо сейчас — 160 миллионов евро. Это практически 14,5 миллиарда рублей, почти весь годовой бюджет Калмыкии.

За исключением мюнхенской «Баварии», проект изначально поддержали все самые титулованные и популярные клубы мира. Из самых богатых клубов планеты в число создателей Суперлиги не вошел только парижский «ПСЖ»: его хозяева владеют сетью спортивных каналов, имеющих долгосрочный контракт на трансляции Лиги чемпионов UEFA, поэтому изначальный конфликт интересов был очевиден.

Почему же проект Суперлиги встретили в штыки знаменитые тренеры, футболисты прошлых лет и, главное, болельщики самих команд-создателей? Почему они встали на сторону UEFA — организации, деятельность которой долгие годы, если не десятилетия, почти исчерпывающе описывается двумя словами — коррупция и неэффективность?

Кстати, справедливости ради, бунтов и массовых протестов болельщиков «Реала», «Барселоны» и «Ювентуса», трех клубов, которые остались верны проекту после выхода всех остальных участников, вроде не наблюдалось. Но в целом футбольный мир дружно взбунтовался против идеи профессиональной Суперлиги.

Главные претензии болельщиков и относительно бедных клубов в самой доходчивой форме выразил главный тренер итальянской «Аталанты» из Бергамо Джан Пьеро Гасперини: «Футбол любят во всем мире, потому что каждый может играть и побеждать. Я понимаю, что миллионы людей болеют за эти 12 клубов, но если кто-то перекроет кислород, никто не спасет «Аталанту».

На самом деле Суперлига не перекрывает «финансовый» кислород европейскому и мировому футболу. Ровно наоборот, она дает шанс увеличить подачу финансового кислорода всем клубам, а не только богатым. Сделать бедные клубы богаче, не лишая их при этом возможности играть в той же Суперлиге, а также в Лиге Чемпионов UEFA, которую бунтовщики вовсе не собирались отменять.

В том-то и дело, что сами функционеры международных и национальных федераций в последние 30 лет позволили сделать футбол жестким бизнесом. Клубы теперь можно продавать и покупать. Потом сами же чиновники UEFA протащили финансовый фейр-плей: теперь все европейские клубы обязаны соответствовать не только моральным, но и жестким финансовым стандартам, жить по средствам.

Только где взять эти средства, когда государства второй год дружно упражняются в локдаунах, зрителей на трибунах в большинстве европейских стран нет, маленькие клубы разоряются (спросите у ФК «Тамбов», который в шутку сразу попросился в Суперлигу), а гранды терпят гигантские убытки. Не у всех этих грандов есть владельцы-олигархи или шейхи с бездонными кошельками.

UEFA никому эти убытки возместить, естественно, не в состоянии. Но зато кричит во всю глотку про «демократические ценности» футбола и защиту прав бедных в любимой игре. Устраивает форменную «социалистическую» истерику при полной неэффективности собственной работы в части помощи клубам, страдающим от пандемических ограничений.

Вернемся к логике синьора Гасперини. «Футбол любят во всем мире, потому что каждый может играть и побеждать», — говорит он. Побеждать каждый точно не может и не мог никогда: подавляющее большинство клубов во всем мире не имеют ни одного титула. Увы, не каждый может даже просто играть. В Азии, Африке, Южной Америке приходится искать деньги, чтобы мальчишки и девчонки имели доступ к вроде бы самой популярной и простой, с точки зрения инвентаря, игре на планете.

Более того, популярность футбола именно у молодых людей в эпоху гаджетов, соцсетей и киберспорта катастрофически падает. Молодые люди и дети все меньше смотрят футбол и все меньше хотят в него играть. Ровно об этом, с конкретными цифровыми выкладками, говорил главный идеолог проекта, президент мадридского «Реала» Флорентино Перес, объясняя необходимость создания Суперлиги для популяризации футбола и в традиционно футбольных странах, и в тех, что могут стать на долгие годы главными «рынками потребления футбольных услуг». Прежде всего в Китае, Индии, азиатских петрократиях.

Разорение итальянских грандов точно не спасет «Аталанту». Скорее наоборот, в итальянском футболе от проблем у миланских команд или у туринского «Ювентуса» станет еще меньше денег и меньше возможностей для побед в европейских клубных турнирах. Кстати, миланский «Интер», который спустя много лет в этом году наверняка выиграет скудетто, будет срочно искать новых владельцев из-за внезапного разорения своих нынешних китайских хозяев. У «Барселоны» гигантские долги. «Реал» в худшем финансовом положении за последние десятилетия.

Создатели Суперлиги ничего не просили ни у европейских футбольных чиновников, ни у других клубов. Они сами нашли деньги и хотели вложиться своим брендами, своими титулами, своей славой и популярностью в создание лиги, способной приносить прибыль и тем самым помогать «аталантам» и «тамбовам». Они сразу заявили о готовности делиться с бедными, называя конкретные суммы и источники их происхождения.

Фарш невозможно прокрутить назад, и мясо из котлет не восстановишь.

Уже не получится полностью лишить футбол коммерческой составляющей, опять сделать все футбольные клубы любительскими, чтобы в них в свободное от основной работы время играли слесари, пекари, токари, парикмахеры или разносчики пиццы.

Кстати, такие клубы кое-где в мире еще остались. Например, в Андорре. Хотите как в Андорре? Много болельщиков за пределами Андорры следят за выдающимися достижениями андоррского клубного футбола?

Футбол уже давно где малый и средний, а где и крупный бизнес. По сути, полноценная отрасль производства, которой нужны постоянные инвестиции для существования и развития. Если футбол перестанет приносить прибыль за счет болельщиков, которые в том числе покупают продукцию владельцев суперклубов, олигархи и крупные компании вообще перестанут интересоваться клубным футболом. И вряд ли чиновники UEFA найдут деньги на поддержание этой махины.

Еще одна важная и совершенно правильная идея, которая заложена в проекте Суперлиги, — управлять турнирами профессиональных клубов должны профессионалы.

У футбола есть мощная политическая составляющая — национальные сборные. Вот турнирами национальных сборных — чемпионатами континентов и мировым первенством — пусть и занимаются FIFA, а также UEFA и другие континентальные федерации..

Турниры сборных — прежде всего национальный престиж. Хотя и эти турниры сознательно коммерциализируются уже не один десяток лет.

Клубы — профессиональные предприятия. И рулить лигами клубов должны профессиональные менеджеры, выбранные руководством этих клубов. Они должны решать, как распределять спонсорские и коммерческие доходы между командами.

Причем те же клубы Английской премьер-лиги, из-за бегства которых провалилась попытка создать Суперлигу, в своей стране уже почти 30 лет живут именно по законам Суперлиги. АПЛ — профессиональная лига. Ей владеют 20 команд-участниц, она работает как корпорация. И ее тоже критикуют за пренебрежение интересами бедных команд нижних лиг.

Евролига и Национальная баскетбольная ассоциация США в баскетболе, Национальная хоккейная лига в США и Канаде, Континентальная хоккейная лига в России — наглядные и вполне жизнеспособные примеры профессиональных лиг, которые созданы клубами в интересах клубов. Они не понижают, а повышают уровень своего вида спорта там, где действуют. Они не отнимают у мальчишек возможность играть в свою любимую игру, а создают новые возможности — в том числе за счет широких программ благотворительности и личного примера звезд.

А как же болельщики? — спросите вы. Они же тоже протестуют. Ну вот перестанет Абрамович содержать «Челси», не найдется на команду нового покупателя ввиду отсутствия имиджевой и финансовой привлекательности большого футбола, разорится команда. Спасут ее своими деньгами те болельщики, которые в знак протеста против Суперлиги не пускали «Челси» на свой стадион перед матчем АПЛ, рискуя сорвать игру? Ответ очевиден: нет.

Разумеется, футбол существует для болельщиков. Но Суперлига представила план развития футбола, а не его убийства. Для футбола важно, чтобы поколения болельщиков обновлялись и не убывали. Чтобы футбол продолжал нравиться, завоевывать сердца и… кошельки.

UEFA начал грозить исключением клубов-создателей Суперлиги из национальных чемпионатов и из Еврокубков. Ну вот случилось бы это. Как выглядела бы английская лига без обоих «Манчестеров», «Ливерпуля», «Челси», «Арсенала»? Ла Лига без «Барселоны», «Реала» и «Атлетико» — трех абсолютно сильнейших клубов страны? Прибавилось ли бы у таких чемпионатов болельщиков? А у еврокубков без грандов?

Согласились бы спонсоры вкладывать деньги в турниры, где все демократичненько, а Лигу чемпионов выигрывают простые заводские пацаны-любители из какой-нибудь «великой футбольной державы» Словении, родины клеймящего грандов европейского футбола последними словами президента UEFA Александера Чеферина?

Создателей Суперлиги обвинили в жадности. Болельщики испугались перемен, хотя они постоянно происходят и в правилах футбола, и в разных турнирах — от национальных чемпионатов до еврокубков и первенств мира. Разумеется, Суперлигу надо было делать более продуманной, более открытой для команд со всей Европы, а не только для больших клубов главных футбольных держав.

Но это не разовый скандал в футболе. Не случайный поход взбесившихся «жадных» против «ленивых», спровоцированный гигантскими финансовыми потерями футбольной индустрии от эпидемии «короны». Это естественный необратимый процесс борьбы тех, кто своим именем и трудом зарабатывает деньги, а также тех, кто вкладывает свои деньги (хозяев клубов или их топ-менеджеров там, где нет одного конкретного владельца) за право эффективно распоряжаться заработками и зарабатывать больше. Борьбы с теми, кто не умеет ни зарабатывать, ни эффективно распределять чужие деньги.

Если упразднить UEFA — никто не заметит. А вот гибель «Барселоны», «Реала», «Ливерпуля» или «МЮ» станет для футбола катастрофой. Суперлига — неудачная, не до конца продуманная, достаточно робкая попытка вернуть футбольному миру чувство реальности. Не будет денег — не будет и большого футбола. Теперь это, увы, именно так.