Братские погромы

Семен Новопрудский о вражде народов и дружбе людей

После бирюлевских событий СМИ по инерции продолжают отслеживать «погромные новости» по всей огромной России. Недостатка в них нет. И это неудивительно. Спустя всего 22 года после краха СССР окончательно рушится одна из главных имперских идеологем советской пропаганды — миф о дружбе народов. Распад империи в головах россиян продолжается повседневными вспышками агрессивной ксенофобии и межнациональной ненависти.

Вот в мордовском поселке Чамзинка местные жители ворвались в общежитие гастарбайтеров и избили мигрантов. Они винят выходцев из Таджикистана и Узбекистана в нападениях на местных женщин и изнасиловании одной из них. А местные власти — в беспомощности. Нападения на людей с азиатской внешностью продолжились и на улице. В результате в поселок пришлось вводить ОМОН для предотвращения дальнейших погромов.

Вот посольство Таджикистана в России требует от российских коллег расследовать нападение группы примерно из двух десятков мужчин славянской внешности на поезд Москва — Душанбе в Воронежской области.

Ответьте себе наедине, чтобы никто не слышал, но честно, на простые вопросы. Вы любите всех чеченцев? Евреев? Узбеков? Русских? Англичан? Мусульман (если не мусульманин)? Православных (если не православный)? Атеистов (если верующий)?

Любить всех по национальному или религиозному признаку нереально и противоестественно. Ненавидеть гораздо реальнее и, главное, проще.

Но любить отдельных людей, независимо от их происхождения и убеждений, и уж тем более просто жить с ними в мире — можно и должно. Люди и так регулярно истребляют друг друга в промышленных масштабах под прикрытием религиозных и политических фантомов, чтобы множить это насилие.

В СССР не просто пропагандировали дружбу народов — их называли братскими. Переведите сегодняшние события на советский язык, и вы получите замечательную абсурдистскую конструкцию: представители братского русского народа в мордовском общежитии избили представителей братских узбекского и таджикского народов.

При этом националистические проявления, от известных анекдотов до реальной взаимной бытовой ненависти, были ведь и в советские времена. Причем когда анекдоты о некоторых утрированных национальных чертах и слабостях рассказывали представители самих народов, это было здоровой самоиронией. А когда других — оскорблением по национальному признаку. «Что такое геноцид узбекского народа? Когда узбек лечит узбека» — этот анекдот я услышал от самих узбеков. Людей, среди которых я родился и вырос, а многих из них искренне считаю своими братьями по духу до сих пор.

Чего греха таить, на уровне национальной мифологии под влиянием трагической истории откровенно не любили друг друга армяне и азербайджанцы, не было идиллии в отношениях таджиков с узбеками, существовал в СССР бытовой и государственный антисемитизм. Никуда не деть сталинские депортации народов. В конце советской эпохи и сразу после распада Союза начались гонения на русских в так называемых национальных республиках. Люди разных национальностей жили дружно, а народы, как оказалось, нет. Государство, конечно, было подлинным интернационалистом: одинаково ненавидело всех.

Припев советского гимна начинался с двух строчек откровенной лжи: «Славься, Отечество наше свободное,/ Дружбы народов надежный оплот».

Народы в принципе не могут дружить — лишь мирно сожительствовать. Дружить могут люди. Их не научили, а потом и вовсе начали стравливать.

Причем именно потому, что Отечество не было свободным. Как не является свободной и сегодняшняя Россия. Про «надежный оплот» и говорить нечего: 69 лет, которые продержался СССР, ничто по меркам истории.

Долгое мирное сожительство народов невозможно без пропаганды и неукоснительного соблюдения государством примата прав человека над любыми другими правами. А правами человека государство в СССР откровенно пренебрегало. И продолжает эту бесславную традицию в России. Добавьте сюда общее пренебрежение власти и общества к закону как таковому. У нас по закону не привыкли жить и не живут ни власть, ни обыватели. В результате ксенофобия в России имеет благодатную правовую и идеологическую почву, моментально вспыхивая в любую секунду. Цена любой человеческой жизни у нас ничтожна, тем более чужой.

Братская Россия отбила в результате войны у братской Грузии братские Южную Осетию и Абхазию. При этом и в СССР большинство, скажем, русских и украинцев не очень-то отличало, например, узбеков от таджиков. И сейчас участники погрома в мордовском селе или на московской окраине едва ли отличат абхаза от осетина, азербайджанца от чеченца. А видеть в другом человека — для нас слишком тонкое и сложное умение.

Сравните чисто физиономически группу гастарбайтеров из среднеазиатских республик или Вьетнама с толпой фанатов любого столичного футбольного клуба или питерского «Зенита» — и мысль о том, что все люди равны, не сможет не посетить вашу голову.

Если уж наша власть так хочет заниматься пропагандой «скреп» хотя бы ради освоения рекламных бюджетов или сохранения за собой эксклюзивного права бессрочно доедать национальные природные ресурсы, пусть уж пропагандирует и соблюдает национальное равноправие и равенство всех граждан перед законом. Такая пропаганда сейчас не просто важна, но критически необходима, чтобы остановить продолжающийся процесс распада государственности на территории России. Нам придется учиться видеть человека в себе и в другом. Сначала — человека, а уже потом русского, еврея или чукчу, этого главного героя милых советских ксенофобских анекдотов.

Вся пропаганда в сфере межнациональных отношений, в сущности, сводится к лозунгу кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно!» Потому что если полностью истребить «мышей», обязательно дойдет очередь и до «котов».