Евровидение митрополитбюро

Семен Новопрудский о том, кто и как обращает страну в новое варварство

Продюсер и композитор Константин Меладзе (живет и работает в Киеве, то есть, по сегодняшней российской логике, «укробандеровец») не сдержался и заранее, за день до официального подтверждения, раскрыл в своем твиттере (вредное западное изобретение, которым все еще продолжают пользоваться многие самые ярые антизападные российские политики, не говоря уже о рядовых россиянах) «страшную» тайну: «Полина Гагарина представит Россию на конкурсе «Евровидение-2015». Авторы песни — шведские композиторы. Скоро премьера!»

Что тут началось. Депутат Милонов, например, назвал участие России в «Евровидении» предательством родины. «Это выстрел в спину Лаврову, Чуркину и всем нашим международным представителям, которые с высоко поднятой головой отстаивают позиции нормальных людей во всем мире. Ради этой дешевой мишуры, ради тщеславия каких-то певцов мы, по сути дела, должны поцеловать ботинок, который пинает сейчас юго-восток Украины», — ответил Меладзе Милонов. По словам депутата, он будет собирать подписи под обращением к министру культуры с просьбой запретить участие российских артистов в «Евровидении».

Каких-то семь лет назад на тех же самых телеканалах, где теперь спецпропагандисты беспрерывно пуляют словесными «градами», «ураганами», «смерчами» и прочими «искандерами» в Украину с Америкой, примерно те же люди буквально захлебывались от восторга по поводу победы Димы Билана на этом самом «Евровидении». А шесть лет назад Первый канал проводил «Евровидение» в Москве с таким бюджетом и помпой, что некоторым странам хватило бы на целую зимнюю Олимпиаду. Теперь же Полина Гагарина, видите ли, едет «целовать ботинок, который пинает юго-восток Украины». Направляется «предавать Родину» прямиком в Вену: именно там состоится юбилейный, 60-й, конкурс «Евровидение», потому что прошлый конкурс выиграла Австрия. Как раз та самая бородатая женщина Вурст, от которой у всего российского политического истеблишмента случилась форменная истерика.

Несмотря на санкции, вопреки героизму Лаврова с Чуркиным, отстаивающих «ценности нормальных людей» (хотя, лично мне кажется, в России в последнее время решили, что слово «дипломатия» происходит от слова «мат»), мы смеем ехать на «Евровидение». В логово нашего «врага». Да еще и с песней шведских композиторов. Будто у нас своих нет.

На самом деле туда надо было послать дуэт Кобзона и Вики Цыгановой с гимном ДНР — это было бы круче когда-то порвавших матрицу конкурса песенок финских рокеров-металлистов или словенских стюардесс-трансвеститов.

С учетом того, что мы теперь знаем про Россию, слова о «предательстве Родины» через запятую после конкурса «Евровидение» уже не кажутся шуткой. Даже в устах Милонова. От известного текста в «Комсомольской правде» про «абажуры из кожи предков либералов» до убийства Бориса Немцова не прошло и двух лет.

В 2012 году в России не было более важной темы, чем спор об известном панк-молебне в храме и уголовном преследовании за это. Сегодня сама РПЦ активно врывается в храмы искусства.

Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон с помощью прокуратуры по доносу прихожан пытается снять спектакль по опере Вагнера (как это нам до сих пор не рассказали по ТВ, что Вагнер был любимым композитором Гитлера?) «Тангейзер» в Новосибирском театре оперы и балета, заодно засадив в тюрьму режиссера с директором театра. Казаки оскверняют Музей Набокова в Петербурге — не иначе начитались «Лолиты» в свободное от строевой подготовки время. Первое, что приходит в голову следствию по самому громкому преступлению в стране — убийство совершили оскорбленные в своих чувствах мусульмане. Разум в России уверенно вытесняют разнообразные оскорбленные чувства.

Россия, европейская, западная — не политически, конечно, но по бытовой культуре точно — страна, через колено ломает себя под некую мифическую «традиционную деспотию». Под вымышленное «царство Духа». Зачем?

В каждом человеке есть инстинкт свободы и инстинкт раба, считают психологи. В каждом человеке и каждом народе, добавлю я от себя, заложен инстинкт варвара. Так легче. Так создается иллюзия возможности простых решений и окончательных ответов на самые сложные вопросы. В нашем народе очень силен этот инстинкт варвара — история подсобила. Сейчас при активной «щекотке» со стороны власти он вырвался наружу.

Прямо на наших глазах в России сформировалось причудливое митрополитбюро: союз беспринципных депутатов, раболепных чиновников и недалеких священнослужителей под безмолвие или активное одобрительное улюлюканье невежественной толпы устраивает в относительно европейской и светской по Конституции России стремительную всеобщую варваризацию.

Процесс обращения в варварство (мы не рассматриваем случаи, когда страну захватывают иноземные дикари — нас пока если и захватили, то «свои») всегда идет волнами. И нарастает как раз в те моменты, когда государство оказывается несостоятельным в своем главном деле — устройстве нормальной жизни в собственных границах. То же самое происходило в последние месяцы существования СССР, когда в главных поп-звездах страны оказались Чумак с Кашпировским.

От «зарядки воды» на глазах миллионов телезрителей до распада страны оказалась дистанция вытянутой руки.

Бред бытия заставляет людей верить любым шарлатанам. В нашем сегодняшнем случае — политическим. Социальные лифты заржавели и обрушились. Государство и народ окончательно поселились в разных мирах: власть только и думает о том, как отвлечь население, чтобы оно не наведалось в «их» Россию. Знания и культура стали синонимом лузерства, а теперь уже и признаком возможного предательства.

Проблема ведь не в том, что в России могут исчезнуть твиттеры, фейсбуки или айфоны. Гаджеты не делают людей цивилизованнее. В конце концов, социальными сетями и западными гаджетами активно пользуются самые кровавые варвары на нашей планете, вроде того же ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России), не брезгующего выкладывать видео показательной казни «шпиона», которую совершает ребенок.

Но если все, что мы наблюдаем в последний год, — политтехнологические уловки, надо срочно изобрести какие-то другие способы. Иначе дело не ограничится бойкотом «Евровидения». Когда уже никто не будет разбирать, оскорблялись ли твои чувства карикатурами и как ты относишься к панк-молебнам. Неагрессивного варварства не бывает. И чем больше варварства, тем больше насилия.