Каша тудэй

Семен Новопрудский о том, из чего состоит новая российская идеология

Тех, кто не согласен с нынешней политикой России, в наших широтах принято именовать изгоями. Пятой колонной. Национал-предателями. Между тем, если задуматься, как раз поддерживаемая большинством наша новая идеология является идеологией изгойства.

Потому что базируется на присвоении Россией уникального и единоличного положения в мире. На том, что все вокруг «какие-то не такие». На том, что мы не просто особенные, а вообще единственные и неповторимые. Более того, последние. Последние носители истинных ценностей. Последний оплот крепкой семьи и разнополого секса. Последнее царство торжества возвышенного духа над низменными меркантильными интересами.

В реальности все не так, но кого волнует реальность в нашем царстве оживших теней прошлого?

Тем не менее есть смысл составить краткий каталог элементов современной российской идеологии. Того, что я называю для себя «каша тудэй». Все равно ведь рано или поздно расхлебывать.

Для лучшего понимания нашего предмета — две истории последних дней.

История первая. Председатель межрегионального общественного движения «Бессмертный полк» Сергей Лапенков пишет заявление в Генпрокуратуру. Он просит проверить информацию о якобы выброшенных после акций 9 Мая транспарантах с фотографиями. Говорит, что такие действия оскорбляют память погибших, наносят нравственный урон ветеранам и дискредитируют народное движение «Бессмертный полк». Конечно, оскорбляют. Несомненно, дискредитируют. Но строго в рамках правил игры, в которую мы сейчас с упоением играем.

На практике, если информация подтвердится, это всего лишь означает, что части участников акции раздали чужие фотографии. Какой нормальный человек выбросит фото своего деда-фронтовика? В любом случае все вполне логично. Наши чиновники пытаются управлять даже искренним желанием людей публично почтить память предков. Никаких «народных движений» без согласования с начальством быть не должно.

Это важный элемент нашей идеологии:

власти присваивают себе все, в том числе патриотические чувства граждан. Иметь отдельные от властей чувства настоящему гражданину России не положено.

Любовь к начальству — это и есть любовь к родине. Командирами «Бессмертного полка» норовят стать люди с партбилетами «Единой России».

Вторая история. Председатель Госдумы Сергей Нарышкин в ходе встречи с делегацией сената Франции заявляет, что попытки Украины запретить носить георгиевскую ленточку свидетельствуют... о позитивном отношении к нацизму и ненависти к Победе.

Речь идет о не слишком умном, но пока не существующем в природе запрете.

Миллиарды людей в десятках стран мира не носят георгиевскую ленточку (о которой лет десять назад наверняка не вспоминал 9 Мая и сам Нарышкин, а сейчас ее у нас зачем-то вешают даже на собак и морских свинок), но при этом, безусловно, не являются поклонниками нацистов.

Это тоже часть российской идеологии:

кто не с нами, тот против нас и вообще враг всего живого на земле.

Мы за мир во всем мире, но всех вокруг считаем врагами. Мы самые крутые, но нас все унижают и обижают. Мы победили реальный фашизм, но теперь называем фашистами всех, кто нам не нравится.

Мы за высокую духовность, но позволяем чеченскому начальнику РОВД брать во вторые жены 17-летнюю девочку при живой первой жене. Активно громим выставки и спектакли, причем о духовности у нас нынче рассуждают персонажи типа верховного байкера всея Руси Александра Хирурга Залдостанова, с трудом владеющего связной русской речью.

Мы считаем любую критику России извне вмешательством в наши внутренние дела. Посягательством на суверенитет. Мы и внутренних критиков режима воспринимаем как иностранных агентов. Но это не мешает нам открыто диктовать государственное устройство соседней Украине.

Мы пытаемся показать, что помним чуть ли не поименно всех погибших в Великой Отечественной. Но категорически не хотим вспоминать о жертвах войны в Афганистане или погибших российских десантниках на той же Украине.

Мы против национализма и сепаратизма. Но поддерживаем какие-то псевдонародные республики в соседней стране и на полном серьезе говорим о каком-то «русском мире», пугая им даже наших ближайших братьев-славян и Казахстан, в котором есть места, где компактно проживают русские.

И да, наша новая идеология действительно базируется на традиционных ценностях. Прежде всего на традиционно нулевой ценности каждой отдельной человеческой жизни. На том, что страна всегда важнее населяющих ее людей.

Но главное — во всех этих и других внутренне противоречивых разрозненных фрагментах новой российской идеологии нет заявленной цели, каковой в СССР была коммунистическая утопия. Мы не просто противоречим себе на каждом шагу в своем наборе декларируемых ценностей. Еще и непонятно, чего мы хотим всем этим добиться, кроме того, чтобы нас боялись. Точнее, одна цель просматривается: оставить все как есть. Причем навсегда.

Беда в том, что такая идеологическая каша в головах с каждым днем становится все более опасной для существования самих едоков. Она ядовитая. Сильно отравляет организм, даже если едоки об этом не задумываются и верят, что нефть подорожает, Америка провалится сквозь землю, а в нашей экономике все само собой рассосется.