Жги еду, спасай Россию

Семен Новопрудский о политических инициативах в стране без политики

Нынешним летом в нашей стране, где давно не осталось политиков, кроме одного, случился какой-то небывалый всплеск политической активности отдельных персонажей. Политическую инициативу в разных формах только в последние пару недель проявили министр сельского хозяйства, министр связи, спикер Госдумы и председатель РЖД. Ну и для полноты картины бывший «народный мэр» Севастополя будто забыл, что он теперь в России, а здесь митинги протеста легальным политикам проводить не рекомендуется.

Министр сельского хозяйства вписал свое имя в историю предложением уничтожать санкционную еду. Политической эта идея стала благодаря публичности: она обрела форму указа и стала содержанием государственной пропаганды. Хотя можно было жечь и не показывать.

На этом фоне вторая инициатива министра, способная не менее плодотворно отравить жизнь рядовых россиян, — ограничить поголовье скота и птицы в домашних хозяйствах — как укус комара на теле только что заваленного быка. Хотя это тоже чисто политическая инициатива, прямое вмешательство в бытовую жизнь людей. И видимо, чисто политическое желание угодить тому самому единственному политику в стране, повысив свой аппаратный вес, а заодно отвлечь внимание от естественного вопроса, почему министр сельского хозяйства не занимается своим главным делом — импортозамещением.

За кострами из хамона кто там будет спрашивать?

Министр связи вдруг заговорил про всеми давно забытую идею создания почтового банка. Политической эту идею сделало заявление премьера на селекторном совещании, посвященном — вы не поверите — уборочной страде. Правительство у нас до сих пор, как это ни смешно, следит за уборкой урожая и обсуждает подготовку к зиме.

Так вот премьер, кажется, пытался припугнуть Сбербанк в лице присутствовавшей на том совещании заместителя председателя правления Беллы Златкис, мол, Сбер уходит из мелких городов и сел, а вот, смотрите, сейчас как появится мощный конкурент, как вытеснит вас из всех отечественных «дыр»... Белла Златкис, создававшая российскую банковскую систему после распада СССР, прекрасно представляет себе перспективы будущего почтового банка. И потому, конечно, страшно «испугалась» от этих слов за судьбу Сбербанка. Зато сам министр связи может возглавить совет директоров нового банка, сесть, так сказать, на живые государственные деньги. Если, конечно, государственные деньги к моменту создания почтового банка еще останутся в живых.

Проявляющих политическую активность министров можно понять. Им надо просто как-то показать, что они существуют на самом деле. Если сделать над собой моральное усилие и посмотреть наши телевизионные новости, складывается впечатление, что в стране вообще осталось только два министра — иностранных дел и обороны.

Никаких внутренних дел, судя по новостям, в России по-прежнему нет.

Теперь вот стараниями министра сельского хозяйства одно внутреннее дело у страны все-таки появилось — жечь еду, спасать Россию.

По-своему спасают Россию, тоже жгут, но уже не пармезаном, а глаголом, спикер Госдумы и глава РЖД.

Спикер триумфально продолжил серию своих статей (в этом году в нем «вдруг» проснулся доселе дремавший талант публициста) о загнивании и одновременно подлом могуществе окружающего Россию ненавистью и коварством мира. В нашумевшей статье спикера «Август провокаций» некоторые советские читатели со стажем, судя по их отзывам, наслаждались слогом передовиц газеты «Правда». А вот меня больше пленила железная логика.

Вот, например, автор пишет, что Америке выгодна нестабильность в мире, потому что она (нестабильность) укрепляет доллар. Спрашивается, а Россия-то зачем помогает Америке сеять нестабильность и укреплять доллар? Можно по-разному оценивать российскую политику последних двух лет, но трудно отрицать, что она увеличила нестабильность в мире, а значит, укрепила доллар. Просто сравните курс доллара на 1 января 2014 года с курсом на 15 августа 2015-го.

Глава РЖД вообще уже давно проводит международные конференции «про вечное» и пишет философские статьи о судьбах мира. На сей раз в альманахе «Развитие и экономика» главный российский железнодорожник написал текст о далеко не железнодорожных путях развития человечества. О «молекулярной войне», вреде глобализации и мифическом сверхсообществе, которое разгромило СССР в «холодной войне», а теперь подавляет оставшиеся в мире анклавы национальной суверенности. Читай: Россию. Анклавом, кстати, ее еще никто из патриотических писателей, кажется, не называл, все больше империей или великой державой.

Так вот глава РЖД именует ту страшную силу, которая разгромила СССР, «новым политическим классом», «мировым финансовым олигархатом» и «мировым бенефициариатом».

Все хорошо и красиво: сам СССР, не без оснований считавший себя одной из двух главных мировых держав, оказывается, решительно ничем не виноват в своей внезапной гибели.

Более того, по мнению автора, этот самый «мировой олигархат» заявлял о себе начиная со времен Наполеона. Значит, он победил не только СССР, но и Российскую империю. Получается, частью этого «мирового олигархата» являются и большевики, в партии которых состоял сам автор этой могучей философской концепции. А сам СССР построили примерно те же самые силы, что его и разгромили.

Но главное, ради чего написана эта статья, — утверждение, будто это самое воображаемое автором «мировое правительство» сегодня осуществляет попытки «ревизии ялтинско-потсдамской системы», которые могут привести к новой мировой войне. А мы, по этой логике само миролюбие, Крым только что не присоединяли (если уж автор двумя руками за сохранение ялтинско-потсдамской системы, значит, должен быть против) и опять не будем ни в чем виноваты.

Начитавшись таких статей, политологи начинают усиленно строчить свои, гадая, что же эти тексты означают «на самом деле»: просто ли желание понравиться Главному Читателю, прелюдию к новой активизации войны в Донбассе или, наоборот, пропагандистскую канонаду, под залпы которой Россия вдруг начнет потихоньку возвращаться в «докрымскую эпоху». В любом случае такая политическая активность становится элементом публичной демонстрации сверхлояльности.

На этом фоне история с трогательной в своей наивности политической инициативой бывшего «народного мэра» Севастополя, а ныне главы городского собрания провести митинг против действующего начальника города-героя выглядела приветом из далекой прошлой жизни. Из каких-нибудь «лихих 90-х».

Просто представьте себе, что сейчас в России глава парламента какой-нибудь Московской области публично готовит митинг протеста против губернатора. Или даже еще смешнее: спикер парламента Чечни инициирует митинг против Рамзана Кадырова. А в Севастополе чуть не случилось именно это совершенно невозможное в нынешней российской жизни проявление «политического».

Но «народного мэра» Севастополя вызвали в Москву и популярно объяснили, что в России в 2015 году так не бывает.

Не всегда политическая активность разных персон в системах с отсутствием живой политики приводит к успеху. Депутатов Милонова и Мизулину, пожалуй, самых инициативных российских политиков последних лет, с иронией воспринимают уже даже в Кремле.

Однако феномен политической инициативы в странах без политики говорит нам как минимум о двух вещах. Во-первых, полностью истребить политическую активность ни в каком государстве невозможно. И во-вторых, при отсутствии полноценных институтов канализации такой активности самая нелепая, дикая, уму непостижимая инициатива вполне может воплотиться в жизнь.