Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Идейная эмиграция: трагедия или театр абсурда

О новой волне уезжающих из России

Публицист

«Где я, там и Германия», — ответил Томас Манн в 1938 году на вопрос журналистов, не страдает ли он в эмиграции без немецкой культуры.

«Вижу тявканье по поводу уехавших — Аллы, Максима, Чулпан, Земфиры... Это Россия уехала от вас. Потому что Россия — они, а не вы», — написал певец Андрей Макаревич в соцсетях.

Ну что тут скажешь. Какая Германия — такой и Томас Манн! Больше всего, конечно, тревожит Ксения Анатольевна Собчак. И вот Божена Львовна Рынска еще болезненно беспокоит. Как она там? Сыта ли, одета? Как там моя Россия?

Что нам, ста пятидесяти миллионам, делать теперь, когда столь резко осиротели? Стоит ли учить детей, строить дома, лечить больных? Или прилечь шеренгами и аккуратно ползти в сторону кладбища, как рекомендуют очень многие бывшие соотечественники, отягощенные, с их слов, высокими моральными качествами?

Россия сбежала из России, караул!

Кстати, от чего они все бегут, кто-нибудь подскажет мне? Их кто-то преследует? Заставляет дежурить в крематориях и убивать невинных жертв? Кто-то из них вообще, собственно, в курсе, что именно происходит на Украине? Может проанализировать ситуацию, назвать какие-то данные, дать не просто критическую, но объективную оценку происходящему?

Я пока, к сожалению, ничего подобного не слышала.

Нет, я понимаю, что люди с прекрасными лицами сейчас заломят руки, зарыдают и продолжительно, но маловнятно расскажут про совесть и невозможность существовать рядом с тираном. Я читала текст кинокритика Антона Долина о том, как тяжело ему было дышать в Москве, трижды расплакалась. Дважды перекрестилась.

Уважаемые господа уехавшие! Хочу обратиться к вам, ко всем враз. Я говорю о тех уехавших (во всех смыслах причем), кому напрямую в силу их деятельности ничего не угрожало. А таких абсолютное большинство, если не сказать — все.

Понимаете ли, в чем дело. Своими рыданиями, вздохами, неуместными аллюзиями к нацистской Германии вы по меньшей мере нивелируете огромную трагедию, случившуюся почти век назад. Немецкий фашизм — самая страшная веха в истории человечества. Я даже не говорю о том, что была покорена почти вся Европа, не говорю о сотнях тысяч уничтоженных мирных жителях только и исключительно по признаку национальности. Все это есть в учебнике истории за 9 класс.

Я спрашиваю вас, дорогие, назначившие себя совестью нации. Кто вам сказал, что ваша нынешняя политическая позиция — это позиция добра и света? Я понимаю, что в ваших уникальных головах все просто: в Киеве и Харькове живут люди, в Донецке — орки, первых — беречь, во-вторых можно и постреливать, ничего страшного.

Позиция кристальная, но у меня вопрос: почему тогда президент наш — тиран? Он, во всяком случае, не поделил пока человечество на сорта, а вы — да. Причем громко, в прямом эфире. Стоя в неудобной позе — одновременно жертв и высшего нравственного камертона. На раскоряку, так сказать.

Объясните еще мне кто-нибудь, пожалуйста, почему я или кто-то другой должен ориентироваться на мнение людей, в тяжелый момент сбежавших из родной страны? Потому что они громче всех орут про совесть? Я тоже могу орать, это не требует больших умственных усилий.

Но что больше всего гнетет меня, вызывает тоску и травмирует — так это мелкопсовость происходящего. В самой черной комедии не придумать кинокритика Долина на месте Томаса Манна, а Аллу Пугачеву — вместо Эйнштейна. И страну, ввозящую тонны гуманитарной помощи и вывозящую тысячи жителей из зоны боевых действий — вместо фашистской Германии.

Была Югославия, был Ирак, были Ливия и Сирия. Но не неслись из США через Атлантику философские пароходы с лучшими умами современности. Почему-то.

Ах, да, это же другое.

Ну что тут скажешь? В добрый путь. И, кстати, с отъездом певицы Земфиры лично я впервые в жизни поняла, что повзрослела и некоторые вещи переросла. Хотя, безусловно жаль.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Загрузка