Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Щас спою

О том, можно ли запрещать украинские песни

Публицист

Лента новостей пестрит невероятно ценной, просто жизненно важной информацией: финалистка конкурса «Миссис Крым» спела на балконе песню «Червона калина». Так как песня считается гимном украинских националистов — аж целая Государственная дума призывает покарать девицу.

У меня в связи с этим вопрос: а Рихарда Вагнера еще можно включать? Или если я вдруг под одеялом у себя тихо, словно тать в ночи, примусь читать Лесю Украинку – это я уже национальный преступник? Или как?

Ни малейшей симпатии (во всех смыслах) не вызывает у меня миссис Крым. И даже в самые разудалые праздники не тянет меня петь «Червона калина». Но то, что происходит, – по-настоящему страшно.

Для начала, я не считаю, что украинскую песню можно приравнивать к фашистской символике. Это не манифест, это просто песня! Как любые национальные наряды и символы.

Есть политические манифесты. Когда кто-то идет со свастикой по Крещатику – это политический манифест. А есть культура. И если мы дожили до того, что какие бы то ни было культурные явления объявляем вражескими, – тут только руками развести!

Я уже устала упоминать «Ареопагитику» Мильтона – речь о пользе и вреде цензуры, написанную аж в XVII веке. Там автор вполне убедительно доказывает, что не бывает вредных книг, что никакое произведение не может быть вредным по определению. Страшными могут быть человеческие поступки, а не мысли. И если в личности есть фундамент, база, чтобы творить нечто антисоциальное, – то не книга тут виновата. В XVII, повторюсь, веке. Но даже тогда современникам Мильтона не приходило в голову, что цензурировать можно песни!

Интересно, а танцы? Картины? Жесты? «Неловкий фашистский взгляд» – ведь и до этого доживем, если не остановимся.

Мне страшно и неловко смотреть, как моя родная, великая страна скатывается в ту же риторику, что используют оппоненты. Мне хочется выйти на центральную площадь и выкрикнуть: нельзя попадать в эту ловушку. Не существует плохих наций, не бывает плохих языков!

Никакая песня не может подорвать государственность, как не может стихотворение, книжка или танец.

Запрещать произведения искусства — значит становиться на уровень оппонента, который от отчаяния и бессилия запрещает Толстого с Пушкиным в школах (со скидкой на масштабы дарования авторов, разумеется). Идти войною на украинский фольклор – это не только охота на ведьм, но и попросту неумная инициатива!

Не бывает плохих наций – бывают плохие люди. Эту несложную истину моим соотечественникам доносят с детского сада, со школьной скамьи. Именно этот тезис главным образом и противостоит любой фашистской и нацистской риторике.

Именно поэтому в сложившейся ситуации и нельзя промолчать. Пусть себе поют!

Я очень надеюсь однажды дожить до того дня, когда и в украинских школах, и в моей родной стране будут читать классику любого народа и петь разные песни – украинские, русские, казахские, киргизские. И никого за это не поведут в полицию.

Здравый смысл должен победить.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.