Народные новости

Сергей Шелин о тайном взаимопонимании начальства и его прогрессивных критиков

Трудолюбие и изобретательность сценаристов и режиссеров нашего политического театра выше всякой похвалы. Можно сказать, ни дня без нового спектакля. Непрерывным потоком придумываются фейковые события, заслоняющие от глаз публики реальную политику.

То всплывает и с деловитым видом рассматривается законопроект о запрете абортов. То устроят шоу, на котором под председательством лидера нации потомки писателей учат писать писателей-профессионалов. То в Госдуме с серьезным лицом начинают рассуждать о необходимости вписать православие в конституционную преамбулу. А сейчас вот один из бесчисленных наших рострампампамнадзоров публикует проект о блокировании сайтов за публикацию не только новодельных, но и классических произведений, могущих напугать детей своим эротизмом.

Самое смешное, что наша прогрессивная публика на этот театр ведется и добровольно берет на себя обязанности, так сказать, театральных критиков.

Социальные сети с готовностью вспыхивают гневом на любые фейковые идеи и на всех постоянно действующих, а также и приглашенных поработать в эпизодах персонажей казенного балагана. На писателепотомков, извлеченных на мгновение из небытия. На любое начинание коллективной Мизулиной в Госдуме, как будто она и в самом деле правитель страны. На очередную запретительную чушь очередного запретительного ведомства и т.д. и т.п.

В особо сложных случаях наподобие православной преамбулы в ход идет тяжелая артиллерия — голос протеста возвышает омбудсмен Лукин, к нему присоединяется передовое крыло президентского Совета по правам человека, а если сил не хватает, то на выручку всегда готово выступить малочисленное, но симпатичное сообщество наших высокостатусных либералов-ньюсмейкеров. Каждый на своем посту посильно способствует благому делу.

Заведомая неосуществимость оцерковления преамбулы ничуть не помешала балаганному сюжету занять в критических умах во много раз больше места, чем заняло, например, принятие очередного трехлетнего бюджета, где буквально пущены под нож все расходные статьи, кроме военно-охранительных, щедрость к которым тем размашистее, чем хуже дела в экономике.

Разумеется, это проза, пускай даже и наиважнейшая проза жизни. Но она скучна. А объект для прогрессивной критики должен играть всеми красками. Иначе будет неинтересно.

Совсем другое дело — негодовать на безумные законы, призывающие блокировать сайты за мат, за эротику, за публикацию классических произведений вредного содержания, а также и за все, что понадобится впредь.

Правда, ирония ситуации заключается в том, что все ведь отлично понимают: сайты закрывают и блокируют вовсе не за нарушение каких-то очередных законов, а за что-то совершенно другое. Дикие законы просто задним числом притягивают за уши, да и делают это плохо, некачественно, со всем букетом традиционных натяжек и фальсификаций. Не было бы этих законов, так с не меньшим успехом душили бы за переход улицы на желтый свет.

Но молчаливый уговор соблюдается: передовая общественность критикует именно законы, делая это со всем присущим ей интеллектуальным блеском, с воспроизведением особо известных эротических произведений титанов Ренессанса, с изощренным анализом смыслов и способов употребления русского мата и со всеми прочими изысками, способными прийти в голову остроумным, высококультурным людям, располагающим необходимым досугом.

Надо отдать должное и сценаристам нашего балагана. Они не дают интриге угаснуть, все время обогащая ее новыми изгибами. Только что уволили сотрудника ставропольской прокуратуры, который изгнал из тамошних школ Сергея Есенина. Бедный сотрудник! Неужели «Страну негодяев» теперь и в самом деле вернут бедным, в свою очередь, ставропольским детям?

А вот еще один изгиб, который пока не нашел своих талантливых критиков, но верю, что отыщет. Сам Виталий Милонов, один из главнейших наших ньюсмейкеров, придумал еще один способ приструнить любой плохой сайт. А именно — за издевательства над животными. Звери у нас тоже ведь под защитой государственной машины. Вывесил фото с кошкой, которую тянут за хвост, — жди жестокой кары. Если идея пойдет в дело, легко представить, какие потоки острот она породит. Почему так много энергии уходит на критику очередного спектакля и так мало на то, чтобы такие спектакли просто перестали ставиться? Да оттого, что тут уж одним сетевым красноречием не отделаешься.

Или взять совместный сход писателепотомков с писателями, потрясший мыслящую Россию на несколько дней. Шоу и в самом деле очень смешное по замыслу и яркое по исполнению. И человек с известной фамилией, рассуждающий о пользе каторги, действительно занятен. И вполне можно понять пожелания критиков отправить его самого, так сказать, по стопам великого предка, в предположении, что вернется оттуда Достоевским с большой буквы.

Но все-таки. Неужели эта балаганная комедия и в самом деле важнее ссоры с Евросоюзом из-за Украины?

Чрезвычайно дорогостоящее для российской казны и явно временное удержание Украины от ассоциации с ЕС нелепо само собой. Но в сочетании с российско-украино-европейским кризисом, который в любой момент может стать неуправляемым, это уже больше похоже не на нелепость, а на игру с огнем.

Неужели фейковая «достоевская» тема в нашей политике хоть сколько-нибудь сравнима с украинской? Но, судя по реакциям нашей общественности, они именно сравнимы. Театр свое дело делает. Сообщество добровольных театральных критиков просто-таки не может оторваться от того, что ему показывают на сцене, и осмотреться по сторонам.

Между прочим, через пару месяцев будем праздновать юбилей — 65-летие выхода в «Правде» статьи «Об одной антипатриотической группе театральных критиков», которая дала старт легендарной кампании против космополитов.

Казалось бы, да какое тут сходство? Ну, разумеется, никакого. За вычетом одной детали. Тогдашние театральные критики (они же — будущие «антипатриоты» и «космополиты») тоже критиковали вовсе не действительность, а только казенные спектакли. И тоже верили, что системе никогда не надоест играть с ними в эту игру.