Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Алена Солнцева

Продолжаем топить дровами

Алена Солнцева о том, почему глубинная Россия и дальше будет жить без газа

Так получилось, что у меня есть два загородных дома. Не роскошных, скажу прямо – очень бюджетный вариант: избушка в Костромской области и часть старой дачи в Подмосковье. И ни в одном, ни в другом доме газа до сих пор нет, хотя, конечно, иметь его хотелось бы. Так что я не понаслышке знакома с проблемой газификации, близкий мне предмет. И несмотря на то, что в своем нынешнем послании к Федеральному собранию президент Путин, казалось бы, таких, как я, порадовал, обратился, можно сказать, к насущному, сообщив, что «немало российских семей живет в населенных пунктах, к которым уже подведены газовые сети, но их дома доступа к газу по непонятным для людей причинам не имеют», и потому он поручает правительству разработать «план газификации таких домохозяйств», а сам проследит лично за исполнением, я никакого облегчения не испытала. И могу назвать не только другим людям, но и самому президенту, если ему интересно, причины, по которым это его поручение не будет выполнено.

Кстати, поручение это он уже давал, год назад. Хорошо помню, как в мае мне в мою костромскую деревню позвонил знакомый, близкий к правительству, и радостно сообщил, что президент Путин приказал «Газпрому» бесплатно подключать россиян к газопроводу. И действительно, 31 мая было обнародовано распоряжение о газификации русской провинции бесплатно для граждан. Вроде бы отличная новость. Хотя понятно, что до моей конкретной деревни газопровод никто проводить не будет, несмотря на все распоряжения. Более того, по соседству с нами газовую трубу провели, причем из соседней области, буквально по личному распоряжению президента, поскольку там находится музей федерального значения и пансионат Союза театральных деятелей. Местные жители обрадовались, так как теперь, решили они, можно подключиться к близкой трубе, но нет – о местных должны заботиться местные газораспределительные сети, но у них своя «дорожная карта». И мы находимся на самом ее краю, а тащить десятки километров газопровода по всей области ради нескольких десятков потребителей – совсем не выгодно. Министр энергетики Александр Новак еще в 2017 году, когда «Газпром» отчитался Путину о 67% газификации страны, заявил, что «в отдельных регионах у нас не будет газотранспортной инфраструктуры, так как это неэффективно просто экономически». Так что мы в своем углу как топили дровами века, так и дальше продолжим лес жечь.

Но и наличие местных газораспределительных сетей вовсе не значит, что газ будет у населения. Есть, например, в Костромской области большое село Парфеньево. Оно находится на пути большой линии газопровода «Галич – Мантурово – Шарья». Этой зимой был широко анонсирован торжественный запуск: «Мы абсолютно четко понимаем, что 6 декабря должен быть пуск газа. Дата уже четко зафиксирована», – обещал губернатор Сергей Ситников. СМИ радостно рапортовали, что новая газораспределительная станция «даст возможность подключить к голубому топливу 660 объектов газопотребления, в том числе частные и многоквартирные дома, коммерческие предприятия и 15 учреждений социальной сферы». И это сделает район более привлекательным для инвесторов, которые, оказывается, любой разговор об инвестициях начинают с вопроса, есть ли газ.

Но выяснилось, что станция-то новая, а вот сети были построены еще в 2014 году (после чего проект был заморожен). И за шесть лет простоя они, мягко говоря, подпортились, их надо продувать и ремонтировать. Так что полную газификацию перенесли на весну – ну, то есть весной в Парфеньеве обещали пустить газ в сети. В марте к газопроводу подключили аж два частных дома. Что будет дальше? А это «зависит от самих людей», – поясняет руководство района. Люди же газ хотят, но позволить себе не могут: заплатить 150 тысяч за монтаж и оборудование трудно в районе, где реальные зарплаты составляют 8-10 тысяч рублей.

Муниципальная власть тоже, впрочем, денег не имеет, а для того чтобы подключить к газу школы, детские сады, дом искусств, библиотеку, клуб и здание администрации, району надо оплатить подготовку проектно-сметной документации и закупку оборудования.

Когда Путин в прошлом году давал свое поручение, он не просто анонсировал новый подход к социальным нуждам – он еще и велел ведомствам найти источники финансирования: ведь если трубы потянут для граждан бесплатно, то кто-то другой на деле должен будет за это заплатить. А кто? Бюджет? Сами газовики? Лично Путин? Эти вопросы должно было обсудить и решить правительство, «совместно с органами исполнительной власти субъектов при участии «Газпрома» и других заинтересованных организаций».

Сначала решили, что платить будут региональные и муниципальные власти. Но у них, как правило, денег нет. Тогда кто? За строительство основных сетей вроде бы должен платить сам «Газпром», но и у него на это денег сегодня нет. А вот «вопросы по определению источников финансирования на строительство внутренних поселковых газопроводов и так называемой последней мили до сих пор, увы, не решены».

Но в дом-то под Москвой можно будет провести газ, наивно думала я. Тем более что еще прошлым летом Подмосковье включили в число регионов, где жителям начнут проводить газ бесплатно в экспериментальном порядке. Так что надежда замаячила. Но потом я поняла, что напрасно повелась.

Сегодня на сайте АО «Мособлгаз» ясно сказано: услуга по проектированию и строительству газопровода «от газораспределительной сети до границы земельного участка, на котором располагается объект» стоит «от 65 тысяч рублей», выполняется в срок от 90 дней. То есть не меньше и не раньше. А сколько реально может стоить и сколько на самом деле нужно ждать газа – это предмет строго индивидуального торга и подхода. 65 тысяч в Подмосковье стоит подключение к трубе, если она есть рядом. Плюс услуги по строительству газопровода по участку и внутри дома, которые тоже можно (и нужно) заказать в АО «Мособлгаз», потому что у сторонней организации принимать работу будут сотрудники того же Мособлгаза. Ну и понятно, что оборудование тоже закупает заказчик. Все вместе выливается в довольно серьезные суммы, к тому же все эти работы – монтаж, рытье траншей, проектная документация – каждый год дорожают, по стране тарифы на газификацию в среднем с 2019 года выросли на 28,5%, что, говорят специалисты, существенно выше уровня инфляции. Но это в среднем, а в некоторых регионах цены взлетели вдвое – на 208% в Рязанской области, на 170% – в Краснодарском крае, на 160% – в Новгородской области. Краснодарцы очень удивлены: «Объяснить такой разброс в тарифах разумными причинами невозможно с учетом того, что Краснодарский край вряд ли можно отнести к регионам с вечной мерзлотой, где прокладывать трубы сильно сложнее, чем в Калининграде». Нужны проверки обоснованности расчетов, экспертизы тарифов на техприсоединение к газу.

Но дело не только в деньгах. Я готова была бы и заплатить за доводку до моего участка линии газопровода. Да мы и пытались. С соседями поговорили – сложно было, признаюсь, но все же все участники пообещали не ждать, пока кто-то нетерпеливый до себя дотянет, чтобы потом в им оплаченную трубу врезаться. Решили честно поделить расходы на всех. Нашли компанию, работающую в нашей местности, подали на разрешение. Месяц ждем, другой, третий. Полгода. Отказ, потому что наш случай – невыгодный, магистраль далеко, ближняя труба низкого давления, так что извините, тут технические проблемы.

«Газпром» все же не благотворительная организация, им нужны доходы, следовательно – объемы. Поэтому газифицируют там, где есть массовый потребитель, где можно провести газ скопом. Те, кто мал, далек и не перспективен – обходитесь углем или дровами. Что бы там президент ни обещал, у нас хоть и хилый, но рынок.
В соседней с нашей деревней Ивановской области программа газификации работает активнее, но и там в городах газ есть только у 77%, а на селе – и вовсе у 35% домовладений.

По берегу Волги сейчас тянут газопровод. И, наверное, газификация в будущем может привести к развитию местности, к увеличению потока туристов, будет газ – будут и кемпинги, гостиницы, кафе, дома рыбака, и люди снова потянутся на давно опустевшие волжские берега. Но большинству ныне там живущих пенсионеров, выращивающих на своих участках себе же на зимнее пропитание, газ провести не по карману. Близок локоток, но и на ввод в дом, говорят они, нужны огромные деньги, чуть ли не до полумиллиона, а где их взять? Так и лежит труба в земле, ждет развития туризма и бизнеса.

Вопрос о газификации России остро стоит с 2005 года. В 2007 году тогдашний премьер Дмитрий Медведев считал, что на его решение уйдет десять лет. В 2017 году вопрос снова обсуждали, считали и думали. В 2020 тоже. И вот опять.

Да, тарифы не обоснованы. Как формируется стоимость работ по укладке, сварке, рытью траншей, абсолютно не ясно, специалисты объясняют: сейчас газовики зарабатывают на прокладке газа, а надо – чтобы на потреблении, как с электричеством. Но для этого нужно выверять (и возможно, поднимать) тарифы на сам газ. Опять же монополисту «Газпрому» невыгодно иметь дело с сетями низкой мощности, но частные компании, которые могли бы подобрать эти крошки с большого стола и на них заработать, требуют господдержки, особенно в вопросах с оформлением земли, по которой проходят газопроводы. А с кадастром и документацией у нас, все знают, проблема на проблеме. В Московской области посчитали, что если упростить проектную документацию, исключив из нее устаревшие или дублирующие друг друга нормы, это позволит удешевить итоговую стоимость подключения аж на 30%. Но решать это придется снова на федеральном уровне.

Страна большая, земли много, населения мало, условия разнообразные, и как всегда, гладко только на бумаге, забывают про овраги. Невозможно на нее смотреть сверху. Социальные обязательства не могут исполняться, если нет на это средств. Льготы и субсидии не могут быть одинаковы для всех. Где-то выгоднее субсидировать сжиженный газ, где-то – дотировать электричество.

Кажется, Путину объясняют, что проблемы с газом разрешатся, например, при полной цифровизации отрасли, при сведении всех согласований и обоснований в службу одного окна, но на самом деле любые попытки спрямлений извилистых оснований не приводят к успеху, а только загоняют в угол. Муниципальные и региональные власти, которые могли бы решать конкретные вопросы с учетом местных условий, заточены на имитацию послушания центру (ну и зарабатывание личных средств), а не на самостоятельность и инициативу. Им не надо отчитываться перед жителями, им надо демонстрировать лояльность. Так что проблемы с газом в России – это не столько экономика, сколько политика. Когда отрасли невыгодно делать то, что от нее требуют, делаться ничего не будет.