От перемены климата

Игорь Свинаренко о географии и жизни

Честно говоря, климат – одна из самых великих и глобальных тем, какие только можно измыслить. И сам по себе климат, и то, как он меняется и в какую сторону. Мало что так влияет на наше будущее, настоящее и даже прошлое! Но никто ж не любят так далеко заглядывать. И вникать.

Ну как-то согласились вроде с влиянием географии на жизнь. Но дико не хочется думать о том, почему ж это наши предки пришли на неудобья, на заброшенные земли, никому не понадобившиеся?

Которые после деликатно и политкорректно назвали зоной рискованного земледелия? Иными словами, это просто места, где не два или три урожая сами собой вырастают, как у некоторых, а и один-то не всегда получишь. Территорией вслед за нами заинтересовались монголы, да, но только после того, как там поселился кто-то, с кого можно было собирать дань. И до кого можно беспрепятственно доскакать: ни гор же, ни морей на пути. Как-то все же настроили предки городов, и их было удобно брать захватчикам: там аккумулировались богатства с бедных территорий, меха там всякие, которые надо было зимой добывать в тайге, — сам же не полезешь туда.

Фюрер всерьез озаботился захватом именно территорий, но он был сумасшедший, и все знают, чем это кончилось, да ничем другим кончиться и не могло.

Выскочила на несколько десятилетий нефть на авансцену — головы слабые закружились: ах, мы сырьевая супердержава. Но углеводороды – это грубо, это по-деревенски простодушно: цивилизация уже давно ушла с того уровня, когда самая главная забота – чем печку топить. Мир как-то не ощущает себя нищей неперспективной деревней. Скоро будет дров полно всяких и, считай, даром — интеллект пора уж на что другое затачивать. Да и нефть нам досталась в итоге перемены климата! А вы говорите, он не меняется…

Так как мы сюда попали? Мы пришли сюда, потому что нас выгнали из замечательных мест, с берегов теплых морей, из курортных предгорий: в Европе можно немало найти тому свидетельств, досадных и обидных, — сходите хоть в замок Вартбург, который когда-то был нашим.

После мы что-то захватили, да, например Среднюю Азию, куда царь планировал расселять русских крестьян в надежде на роскошные урожаи. А еще же был нацпроект – освоение целины! И строительство Байконура! И Севастополь — город русской славы, откуда мы мысленно выходили на взятие своего бывшего Царьграда! И, если кто помнит, была же идея переноса столицы империи в Киев. Видите, мы пытались выбраться из своего климата, страшно некомфортного, и как-то расселиться так, чтоб радоваться почаще хорошей погоде. А то же мы устали утешать и обманывать себя, типа, какая роскошь — эти белые ночи… Которые говорят разве только о неуютной близости Полярного круга и гулаговских бараков и подсказывают, что еще, значит, должны быть мрачные дни, для равновесия...

Впрочем, хватит про всякие заграницы, про бывшие наши земли – это даже хуже, чем бывшие жены. Мы сжались до теперешних еще вполне нестыдных пределов, и жить пока можно. У нас не зря столько говорят про погоду — стало быть, она дико важна. Как напоминание про климат. Который меняется? Или таки нет? Что стоит за битвой двух концепций, кто какое лобби проплачивает? Наша нефтянка играет, небось, на похолодание, чтоб не упали цены. А на потепление — те «государственники», которых не подпустили к углеводородному пирогу: намекают, что пора б уже дать им денег на строительство портов на южном берегу Северного, там же пойдет весь грузопоток? Да и «Олимпстрой» уже можно потихоньку перебрасывать в Норильск: отчего там не провести летнюю Олимпиаду…

Против версии потепления выступал решительно только один человек, но где он теперь? Как уверенно он утверждал, что не допустит никакой оттепели и слякоти, но теперь, утратив свою вице-должность, он уж не может считаться экспертом по вопросам температуры…

Потепление, кстати, приведет не только к хорошему: посмотрите на торнадо и всякие тайфуны – завидовать нечему. А еще вечная мерзлота превратится в болота, которые осушатся сами собой по подмосковной схеме. И сгорят, покрыв дымом полстраны. Это напоминает немножко ядерную зиму, про которую столько было разговоров, нет? Да и она сама не исключена, ведь гонка вооружений идет полным ходом, если вы заметили – это видно хотя бы по парадам. И по грозным нашим начальственным заявлениям про Америку, которая, поверим нашим думцам, главный враг РФ.

Есть смысл уже сейчас начать как-то готовиться к переменам – не столько к большой войне, сколько к менее травматичным событиям. Жара-холод, торнадо-бураны-метели, обрыв всех линий и коммуникаций.

Выиграют и уже выигрывают дальновидные люди, которые посещают фитнес-клубы, ходят в походы с рюкзаками и разжигают костер половиной спички, ловят тайменя и бьют лосей, ходят на лыжах. Да, вот какие умения и ценности займут верхние строчки всех рейтингов.

1000-метровые дачи на Рублевке будут цениться ниже, чем деревенский сруб с русской печкой… А умение стрелять из лука будет дороже, чем пермская фабрика Гознака.

Вообще теперешняя наша, с позволения сказать, цивилизация заслужила некоторой встряски, некого нового ледникового периода, так, чтоб люди вправили себе мозги и перестали мечтать о госкарьере для детей, пачках резаной крашеной бумаги и размышлять про Уолл-cтрит. Человеку полезно поменять обстановку – небось и всему биологическому виду это не помешает. Есть и другая версия: что человеческий вопрос надо решить окончательно, что хомо сапиенсу пора уже сойти с арены, пойти ему целиком на абажуры — но мы же не кровожадные, не будем требовать крови, тем более своей.

А может, ничего не поменяется, и все будет как было, и ученые изобретут бессмертие для русских охранительных государственников, они будут жить 1000 лет и все это время править страной? Если завтра про это сообщат федеральные каналы, я не удивлюсь.