Шестой, проходной

Александр Ткачев — о сходстве и различии КХЛ и НХЛ

На минувшей неделе на разных континентах начались очередные сезоны двух больших профессиональных лиг. У нас — 6-й сезон Континентальной хоккейной лиги, за океаном — 94-й чемпионат НФЛ. Казалось бы, пересечений между двумя этими организациями практически нет. Но дело не только в сходстве и различии, а еще и в возможности использовать североамериканскую лигу в качестве своеобразного ориентира, путеводного маяка в мире спортивного бизнеса.

Среднестатистическому россиянину аббревиатура НФЛ не говорит практически ничего, как, впрочем, и словосочетание «американский футбол». По большому счету НФЛ — продукт для внутреннего употребления. В отличие от привычного нам европейского футбола серьезная популярность у НФЛ есть только в Северной Америке. Что нисколько не мешает быть образцом для подражания для любого спортивного проекта на планете. Годовая прибыль — около $9 млрд (это при 17 турах чемпионата и всего-то 11 матчах плей-офф), средняя стоимость клуба НФЛ — $1,1 млрд. Только на продаже телевизионных прав лига ежегодно зарабатывает более $3 млрд, а стоимость 30-секундного рекламного слота во время решающего матча сезона — 3,5 миллиона все тех же вечнозеленых американских долларов. Закончим этот парад красочных цифр еще кое-чем телевизионным: из десяти самых рейтинговых спортивных трансляций в США в 2013 году матчи НФЛ занимают… все десять мест. А если брать телевизионный рейтинг спортивных событий в мире, то выше Супербоула будет только финал футбольной Лиги чемпионов.

Приведенные выше цифры даны в первую очередь для того, чтобы показать, что такое действительно успешная спортивная лига. Без обиняков, без оговорок и без скидок на какие-либо внешние обстоятельства.

Тем паче что одним из главных минусов за пятилетку существования КХЛ можно и нужно считать некий психологический комплекс, проявляющийся в бесконечном стремлении сравнивать себя со своим североамериканским аналогом — НХЛ. Созданная по энхаэловским лекалам КХЛ с первых дней своего существования выбрала негласным девизом «Догнать и перегнать НХЛ». Хотя называть этот девиз именно негласным будет неверно, стремление «догнать и перегнать Америку» по любому поводу прослеживается в деятельности КХЛ постоянно и повсеместно. Не будь этого, не провоцируй сама КХЛ на подобные сравнения, успехи и достижения российской лиги выглядели бы еще более значимыми. Если же сравнивать с другими отечественными чемпионатами, то КХЛ почти безупречный пример того, как может развиваться профессиональная спортивная лига на одной шестой части суши. Амбициозные баскетбольные проекты у нас традиционно загибаются, не достигнув совершеннолетия. Денег в отечественном футболе всегда было многократно больше, чем в других видах спорта, вместе взятых. Но даже безудержный рост капитализации российского футбола не способен навести в нем реальный порядок и поставить отечественный чемпионат вровень с ведущими европейскими. КХЛ же безоговорочно сильнейшая лига Старого Света, объединяющая не только российские клубы, но и команды из ближнего и дальнего зарубежья. Финансовые возможности лиги настолько несопоставимы с другими европейскими чемпионатами, что позволяют завлечь абсолютно любого хоккеиста, если у того нет реальных перспектив закрепиться в НХЛ.

В свой шестой сезон КХЛ вступила с двумя новыми клубами, новым символом в лице Ильи Ковальчука и открытыми бюджетами клубов. Созданный наспех, но обещающий стать серьезным проектом «Адмирал» из Владивостока — шаг по реализации планов расширения КХЛ в сторону Азии.

Загребский «Медвешчак» на фоне клубов из таких хоккейных стран, как Чехия и Словакия (а также вступающих в следующем году финнов), не выглядит очень серьезным приобретением. Но у хорватов есть отличная болельщицкая база и необходимая инфраструктура. Уже на старте сезона они сумели сотворить главную пока сенсацию чемпионата, разорвав в клочья сверхамбициозный и очень богатый ЦСКА — 7:1.

Возвращение к родным пенатам Ильи Ковальчука, прервавшего действующий энхаэловский контракт на много лет и десятков миллионов, безусловный плюс для КХЛ. Теперь символ лиги — реальная мегазвезда планетарного значения, без скидок на предпенсионный возраст или невыносимый характер.

Обнародование бюджетов клубов действительно большой шаг для КХЛ, вполне сопоставимый с возвращением Ковальчука. Другое дело, что шаг пока получился половинчатым: контракты самих хоккеистов по-прежнему тайна. Их опубликованию решительно противится профсоюз игроков КХЛ, мотивируя это довольно смешным тезисом о боязни хоккеистов за безопасность их семей. Реальная причина в другом: заработки многих игроков лиги явно завышены. Это касается не звезд, а в первую очередь хоккеистов-середняков: они получают не только больше, чем зарабатывали бы в НХЛ, но и многократно больше, чем им платили бы в других европейских чемпионатах. Раскрытие данных о доходах позволит немедленно понять соотношение цена/качество.

Говоря о бюджетах клубов, стоит упомянуть самых-самых. Самые бедные не добрались в своей зарплатной ведомости до отметки 200 миллионов рублей — «Медвешчак», новокузнецкий «Металлург» и братиславский «Слован». Самые богатые уверенно шагнули за миллиард — казанский «Ак Барс», магнитогорский «Металлург» и уфимский «Салават Юлаев», а у СКА платежка с рекордными 1,271 миллиарда. Есть еще категория «Звездные игроки из НХЛ». Таковых семь, и их контракты (еще почти миллиард) выведены из клубного бюджета.

Очень важно понимать: разница между бедными и богатыми у нас непозволительно велика. Скажем, в НХЛ в новом сезоне потолок заработной платы — $64 млн, а пол — $44 млн.

У нас же самые бедные в шесть раз беднее самых богатых, это даже без учета игроков, выведенных за рамки бюджета. Этот разброс — одна из главных проблем в создании реальной конкуренции между клубами КХЛ.

Вернемся к потрясающим разум цифрам из НФЛ. Добавим еще одну, по которой американский футбол впереди планеты всей: средняя посещаемость — 67,5 тыс. зрителей. Естественно, при желании можно найти уйму причин, чтобы сказать: не надо сравнивать несопоставимое. Но в случае с КХЛ, являющейся лучшим примером успешной российской спортивной лиги, задавать планку нужно, ориентируясь именно на лучших из лучших. Впрочем, для показательности стоит привести цифры, касающиеся любимого кахаэловского ориентира — НХЛ: прибыль — более $3 млрд за сезон, средняя посещаемость — 17,5 тыс. зрителей. В КХЛ пока о прибыли речь не идет — ни в масштабе лиги, ни у отдельных клубов. Впрочем, сами принципы построения лиги на спонсорстве крупных госкорпораций или региональных администраций в каком-то роде дают ей бонус в сравнении со все той же НХЛ. Едва ли руководство НХЛ отказалось бы иметь спонсоров в лице крупнейших компаний страны, берущих на себя основную финансовую нагрузку, поэтому кое в чем КХЛ ощутимо легче, нежели заокеанскому собрату.

Вернемся к словам, вынесенным в заголовок, — «шестой, проходной». Нынешний хоккейный сезон — олимпийский, и поэтому КХЛ большую часть возможных изменений в календаре и структуре вынуждена отложить на будущее. Причина не только в том, что КХЛ подчинилась многочисленным требованиям федерации. А еще и в том, что реальное положение дел в отечественном хоккее может качнуться в ту или иную сторону в зависимости от результатов сборной в Сочи. А потому для КХЛ разумно сделать все возможное и даже немножечко больше для сборной, чтобы в случае неудачи не оказаться в числе виноватых. Ну а в случае олимпийского успеха все яркие и амбициозные проекты лиги смогут материализоваться в ближайшем будущем.

Болейте на здоровье!