Вонять теперь немодно

Дмитрий Воденников о самопознании

Не знаю, зачем вы были в моей жизни.

В какой-то момент ты понимаешь, что мог бы сказать это многим. А кому-то никогда б не сказал. Даже сейчас – уже разойдясь. Но на учителей, пусть и со знаком минус, это незнание не распространяется. Зачем эти минус-учители в моей жизни были, я знаю. И очень им по-своему благодарен.

… Кто-то заметил: фейсбук перестал быть диким. Нет, есть, конечно, отдельные невсебешки: «отписываюсь», «графомания!», «пишите о другом» – но они теперь знают: их просто забанят или проигнорируют, а их смердяковская жизнь, кроме них самих, никому не нужна: так и будет в своём мелком болоте вариться, видеть, что вокруг себя еще более мелких тварей: одни ничтожества. А это мучительно: им-то хотелось быть значимыми, хотелось быть властителями дум. Но, увы. Это отдельное им наказание.

Раньше это наказание называлось «не кормить тролля». Тролли от отсутствия корма усыхают, кишочки у них слипаются, сильно болями мучаются. Поэтому понаделывают виртуалов, переодеваются в маскхалат, бегают по аккаунтам, откуда их поганой метлой вымели, а прежнего счастья нет.

Набоков про это сказал, ничего про интернет не зная: «Нельзя врать, мучить и вонять». В общем, поэтому фейсбук и перестает быть диким. Вонять теперь немодно.

Но мне нравится про хейтеров думать по-прежнему. Кто ж о них, болезных, еще думать будет?

Вот вам всемирно известная и уже старая история про «бабушку» русского перформанса Марину Абрамович (я однажды писал про нее). Ее интересовал вопрос, как относится зритель к художнику, где грань между личностью и толпой, как мы становимся людьми, способными нанести другим людям вред. Абрамович встала сама как экспонат в одном из музейных залов, рядом на столике были разложены 72 предмета, которые посетители могли применить к художнице (весь спектр – от удовольствий до боли), ну они и применили. Ей отрезали часть волос, ее измазали краской, искололи ножом, сорвали одежду – эксперимент пришлось прекратить, когда один подонок, раньше так про себя и не думавший, взялся за заряженный пистолет.

«… Когда шесть часов истекли, художница ушла, пройдя сквозь толпу посетителей. Люди вмиг изменились и старались избегать ее взгляда. Никто не хотел нести ответственность за содеянное. Казалось, что все хотели поскорее забыть о том, как они издевались над одной беззащитной женщиной».

«Полученный мной опыт, — вспоминала позже Марина, — говорит о том, что если оставлять решение за публикой, тебя могут убить».

Автор (авторка, как теперь принято говорить), об этом перформансе вспомнившая, подвела итог: «Именно поэтому я блокирую хейтеров. Если позволить человеку все, он выходит из берегов, волна ненависти нарастает. Я смотрю в Инсте, некоторые блогеры не трогают хейтеров, и поле комментов превратилось в помойку, небезопасную для других людей. Кто блокирует, у того можно дышать и общаться».

Кстати, об Инсте.

Иногда я там читаю аккаунты Бузовой и Собчак. Волны ненависти, их омывающие, вызывают к девушкам горячее сочувствие. Но среди прочих комментаторов той же Ксении я выделил и полюбил одного особого. Что бы она ни рассказала о себе, он публикует в комментарии следующее: «Не знаю, что написать, поэтому напишу рецепт голубцов». И пишет. «Нам понадобится: 1 большой кочан капусты; 0,5 кг фарша (свинина + говядина); 0,5 ст. риса; 1 крупная луковица; 1 морковь; 1 ст.л. томатной пасты; 2-3 зубчика чеснока; немного зелени петрушки; 1 ст.л. растительного масла; соль, перец по вкусу».

Это тролль безвредный, приятный, смешной.

Впрочем, в сегодняшнем мире можно легко обойтись и без интернет-хейтеров. Мы сами себя лучше любого тролля затравить можем.

«В Москве подросток пытался покончить с собой после возвращения из США».

Это уже старая новость. Но показательная.

— Этим Владиком могли быть мы, — написала под этой старой новостью одна остроумная женщина.

В общем, весь этот дикий мир, эти посетители музея, эта регистраторши и врачи в поликлинике, все эти люди, в интернете за нами бегающие и за нами подсматривающие, – нам нужны. Они наш индикатор. Если им что-то не нравится, значит, мы все делаем правильно.

… Кстати, удивительно, как цифровая эпоха изменила нашу оптику. Недавно мы разговаривали в дружеском кругу, как написать свою, нетрадиционного вида молитву, и самое лучшее было вот:

Девять Один Один
Девять Один Один
Девять Один Один
Девять Один Один
Девять Один Один
Девять Один Один
Девять Один Один...

Ну, пожалуйста.

Мольба в чистом виде. В таком чистом виде не может предстать даже удаленный аккаунт «Вконтакте». Об этой невозможности еще один человек написал:

«Удалял страницу в ВК. Оказывается, ее нельзя удалить. Можно только удалить всех подписанных на нее, перевести страницу в группу, сделать группу частной, то есть невидимой снаружи и, наконец, выйти из нее самому (выключив свет). Теперь это вещь в себе. Существует, но никому не видна. Чистый дзен. Какого цвета Луна, когда на нее никто не смотрит?»

Мне нравится эта мысль. Ее легко можно продолжить. Каков бог, которому никто не молится? Кто нас убережет от этих глупых и злобных людей? Сколько этих глупых и злобных людей в нас самих? Кто нас остановит, когда мы уже возьмем со столика рядом с добровольной жертвой заряженный пистолет?

Девять Один Один… Девять Один Один… Девять Один Один… Ну, пожалуйста.