Застрахуй меня

Дмитрий Воденников о напрасных жертвах феминисток

Эта реклама уже сходит с билбордов Москвы. Ну что ж поделать — все не вечно (включая вас, дорогие читатели этого текста). Но она меня поразила. И я ее теперь вряд ли скоро забуду.

Это была реклама страхования машин. На ней вы могли увидеть девушек (иногда кровь с молоком, иногда субтильных и нежных), которые стояли в строительных касках и условных национальных немецких, шведских и прочих костюмах, простодушно и завлекательно улыбаясь, а вверху всего этого парила надпись: «Купил «немку» («шведку», «кореянку»)? Застрахуй ее. Быстро и без прелюдий».

Чтобы не вызывать разночтений — третий слог слова «застрахуй» иногда был выделен красным. Иногда нет.

Когда я написал об этом в интернете, ко мне прибежал ошпаренный своими внутренними бурями человек и закричал: «Ага! Русский народ ему не нравится!» Пришлось его забанить.

Но такой русский народ мне действительно не нравится.

Когда-то суфражистки (первые феминистки) вышли на авансцену публичной жизни и стали творить свои смешные, а иногда печальные безобразия, потому что они не могли смириться с тем, что женщина — это заведомо человек не первого сорта. Прекрасный человек, желанный человек, удобный человек, но не первого. Вот такая печаль.

Широко известен случай, когда европейская суфражистка Эмили Дэвисон бросилась на скачках под лошадь, принадлежавшую королевской семье, лишь для того, чтобы привлечь к важной для нее проблеме женских прав всеобщее внимание. Суфражистка погибла, жокей Герберт Джонс больше никогда не выигрывал скачек (у него случилась психотравма, и ему все время мерещилось лицо этой женщины). А в России Тургенев вывел суфражисток в комическом виде, придумав героиню Кукшину для своего романа «Отцы и дети».

— Вы заступаетесь за этих бабенок?
— Не за бабенок, а за права женщин, которые я поклялась защищать до последней капли крови.
Конец цитаты.

Смешно? Смешно. Пока не подумаешь, что ничего смешного в этом, в сущности, нет. Потому что есть права, есть женщина и есть несправедливость. И все это трудно отменить одним фактом твоего зубоскальства.

Потому что одна по крайней мере женщина, такая же вот некрасивая и неряшливая, как Кукшина (а зачем ей быть «ряшливой»? Ты и сам не слишком опрятен: пахнешь табаком, мужским потом и съеденным полчаса назад обедом, как и любой сиволапый мужик), свое слово сдержала. И бросилась за свои идеи под лошадь.

Она просто не хотела быть приложением. Ни ваших желаний, ни ваших законов. Это ли не смешно?

Близнецы, еще внутри у фрау,
в темноте смеются и боятся:
«Мы уже не рыбка и не птичка,
времени немного. Что потом?
Вдруг Китай за стенками брюшины?
Вдруг мы девочки? А им нельзя в Китай».

Это стихи поэта Григория Дашевского. И да, мы по-прежнему в Китае.

Есть такой известный мысленный эксперимент: представить, как будет выглядеть всемирная история, написанная от имени женщины. Насколько там по-другому будут расставлены акценты? Изменится ли что-то или все останется по-прежнему? Но мне сейчас интересно не столько это. Мне интересно следующее.

А как бы отреагировал тот нервный товарищ, который прибежал ко мне в комментарии, если бы в его городе висели такие билборды: с брутальными мачо или нежными юношами — для девушек: «Купи себе «немца» и скачи на нем до рассвета».

Его бы это возмутило? Обрадовало? Или — о ужас! — возбудило?

Впрочем, уже не важно.

Европейская суфражистка Эмили Дэвисон отдала свою жизнь напрасно. Ее жертва была никому не нужна.

Как не нужна она оказалась и рекламному отделу «Иль де Боте», который придумал следующую рекламу для своей продукции. Очевидно и ярко накрашенная женщина (чтоб не перепутали ее с несовершеннолетней, ибо это у нас запрещено, а вот унижение по гендерному принципу — нет) держит во рту соску-пустышку.

«Вернись в детство!» — примерно об этом, наверное, настоящая реклама сообщает нам, маня и играя.

Но у меня почему-то крутится в голове другая коннотация слова «соска». Народно-просторечная. И я подозреваю, что не только у меня, но и у маркетолога вышеуказанного магазина тоже.

Но и это никого не смущает. Зачем? Мы же страна победивших прав человека. Да?

И как всегда — из пучин народного интернета — к нам поднимается ответ. Разумеется да.

Журналист Иван Давыдов дал недавно в своем фейсбуке ссылку на сайт знакомств для патриотически настроенных россиян. Там тоже расцвело правильное отношение ко всему: и к женщине, и к любому «чужому» (инопланетянину, типа «хачей», как их ласково называет большинство, и к евреям).

«Друзья и родители, — пишет один прекрасный искатель знакомств и любви. — Называют меня Фёдор, но я себя называю Святогор. Ищу свою Валькирию. Желательно, чтобы ее глазки были серы, как камушки, а голос, как пение ручья, волосы (везде), как шелковая трава. Сосочки, как ягодки-вишенки. А в движениях ее присутствовала легкость, такая же, с которой ветерок колышет пшеницу на полях нашей бескрайней и великой страны».

Ну что ж. Наша великая и бескрайняя страна может гордиться своим героем.

Но мне понравилось больше всего вот это: «Ищу девушку для белой любви желательно ту которая поддерживает Россизм». (Орфография и знаки препинания, точнее, их отсутствие сохранены.)

Вот и я хочу поддержать Россизм.

Куплю себе немку и застрахую ее. Без прелюдий.